Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Колонка экономиста

23.04.2018 | Марина Войтенко

Мировой рост в процентах и рисках

Марина ВойтенкоКак и предполагалось, опубликованные на минувшей неделе ожидания Международного валютного фонда в отношении темпов роста в pax economica оказались вполне оптимистичны. Прогноз для общемирового ВВП на 2018-2019 годы – по 3,9%, для развитых стран он улучшен по текущему году до 2,5% (+0,2 п.п.), для следующего – стался без изменений – 2,2%, как и для развивающимся и стран с формирующимся рынком – 4,9% и 5,1% соответственно. Экономическая динамика, однако, измеряется не только в процентах. Пожалуй, еще более важна оценка рисков. Их значимость усиливается, что в текущих обстоятельствах весьма актуально для российского хозяйства.

На 0,2 п.п. повышены ожидания по увеличению ВВП США (до 2,9% в 2018-ом и 2,7% в 2019 году) и еврозоны (до 2,4% и 2,0%). Прогноз по Японии не изменился – 1,2% и 0,9%. В сегменте merging markets по сравнению с январем не изменились оценки для Индии (7,4% и 7,8%), Китая (6,6% и 6,4%) и России (1,7% и 1,5%), но повышены для Бразилии (на 0,4 п.п. до 2,3% и 2,5%). Как видим, при всей позитивности картины тренд на замедление не изменился.

В комментарии к апрельскому выпуску World Economic Outlook экономический советник МВФ Морис Обстфельд подчеркнул: «Несмотря на то, что в краткосрочном плане ситуация благоприятна, долгосрочные перспективы являются более разочаровывающими» и «за пределами ближайших нескольких кварталов существуют значительные риски для прогноза». В их числе кроме снижения темпов наращивания совокупной факторной производительности и старения населения рост финансовой уязвимости, усиление напряженности в торговой и геополитической сферах, а также беспрецедентно высокий уровень международного долга.

Согласно расчетам Фонда, его уровень уже в 2016 году достиг рекордных $164 трлн (225% мирового ВВП), из которых 63% оставляет долг нефинансового частного сектора и 37% государственного. Основная часть совокупной глобальной задолженности по-прежнему приходится на страны с развитой экономикой, однако за последние десять лет главным источником ее увеличения стали страны с формирующимися рынками.

Так, с 2007 года в общем объеме прироста показателя доля Китая составила 43%, а с 2001-го по 2016 год Поднебесная нарастила объем таких заимствований с $1,7 трлн до $25,5 трлн. Впрочем, Пекин прилагает немалые усилия по снижению долгового бремени экономики. В США же такой тенденции не наблюдается. По оценкам МВФ, суверенный государственный долг Штатов вырастет со 108% в 2017 году до 117% в 2023 году при увеличении дефицита бюджета к 2020 году, по прогнозу Бюджетного управления Конгресса (CBO), до $1 трлн.

Согласно последним данным Института международных финансов (Institute of International Finance, IIF), в чьих расчетах в отличие от МВФ учитываются также заимствования финансовых организаций и домохозяйств, совокупный глобальный долг к концу 2017 года достиг 317.8% ВВП. Учитывая, что высокие темпы накопления задолженности поддерживали низкие процентные ставки центробанков, озабоченность международных экспертов кратным возрастанием рисков в связи с более быстрым, чем планировалось ранее, сворачиванием программ количественного смягчения и ужесточением денежно кредитной политики, прежде всего, в США вполне понятна.

В целом выводы экспертов IIF совпадают с ожиданиями Международного валютного фонда. Согласно их наблюдениям, в 2018-2019 годах экономический мир продолжит расти, но «расслоение скоростей» усилится. Развитые страны по темпам будут отставать от развивающихся более чем вдвое, а от Индии и Китая (даже несмотря на их некоторое замедление) более чем втрое.

В международном публичном обороте, впрочем, набирает вес и другая точка зрения, представленная в основном в аналитических докладах ряда крупнейших банков (UBS, Lazard Asset и др.): emerging markets прошли пик роста, начинается фаза торможения. С этим согласны и в Capital Economics, указывая на снижение роста развивающихся экономик до 4% в начале 2018-го (на 1 п.п. ниже годового темпа, ожидаемого в IIF). В подтверждение этому приводится динамика глобального PMI (индекса деловой активности), который в марте показал 16-тимесячный минимум (обработка – худший результат за восемь месяцев, сфера услуг – за полтора года).

Риски мирового хозяйства непосредственным образом отражаются на динамике финансовых рынков и настроениях их игроков. Апрельский опрос портфельных управляющих, проведенный Bank of America Merrill Lynch, обнаружил немало беспокойства. Средняя доля наличных в составе активов, увеличившись до 5% (с мартовских 4,6%), вернулась к планке «повышенной осторожности». При этом 38% респондентов самой значительной угрозой с непредсказуемыми глобальными последствиями определили торговое противостояние между США и Китаем.

Снижается градус рыночного оптимизма: в марте число управляющих, наращивающих вложения в акции, на 48% превышало объем выборки тех, кто действовал противоположным образом. Апрельский разрыв сократился до 29%. Одновременно смещается и фокус инвестиций с развитых на развивающиеся экономики – за четыре последние недели фонды акций США потеряли $41 млрд, зоны евро – $11 млрд.

Несмотря на агрессивное отыгрывание участниками рынка вернувшейся волатильности, многие из них все чаще высказываются о растущих ожиданиях масштабной коррекции. Марк Мобиус из Franklin Templeton Investments (в последние 20 лет один из гуру рынка ценных бумаг) не исключает, что фондовая Америка может просесть вниз на 30%. Нужен лишь полновесный триггер. Тем не менее, некие консенсус-настроения уже сложились: рынки входят в новый период повышенной нестабильности и второй квартал может стать его знаковым началом (в мае-июне, к примеру, истекают отсрочки введения в действие решений Дональда Трампа по повышению торговых пошлин, видимых подвижек в переговорных процессах на этот счет пока не наблюдается).

Риски глобального хозяйства требуют самого внимательного отношения применительно к российским реалиям. Макроэкономические итоги первого квартала (при их экстраполяции на годовом треке) оказались хуже прогнозов МВФ. По оценке МЭР, прирост ВВП составил 1,1% (в январе год к году – 1,4%, в феврале – 1,3%, в марте – 0,7%). Замедление темпов роста в министерстве объясняют, прежде всего, спадом в динамике строительных работ (-9,7% г/г в марте после около нулевых показателей января-февраля) и слабыми результатами оптовой и розничной торговли. Свой вклад внесло и торможение промвыпуска – в марте индекс промпроизводства снизился до 1,0% г/г после 2,2%в январе-феврале (обработка при этом отметилась небольшим снижением на 0,2%). По версии Росстата, общий объем выпуска, испытывая сильные колебания, остается на одном уровне уже больше года.

Экспертные оценки ЦМАКП более оптимистичны, указывая на продолжение роста производства (на 0,4% с сезонной очисткой к февралю), правда, заметно неравномерного по видам деятельности. В то же время, в ИЭП им.Е.Т.Гайдара констатируют паузу в росте позитивных ожиданий руководителей предприятий на фоне сокращения спроса. Оно и понятно – темп промышленности в первой четверти текущего года все еще ниже средних значений-2017. На этом фоне не удивительна отмеченная в ЦМАКП приостановка к концу квартала тенденции к восстановлению инвестактивности. Среднемесячная скорость увеличения предложения инвестиционных товаров в январе-марте насчитывала +0,4%. Однако мартовский показатель (относительно февраля) оказался в отрицательной области (-0,7%). По итогам же квартала в целом сводный индекс инвестпредложения к сезонно очищенному среднемесячному уровню-2017 вырос на 5% (в том числе импорт машин и оборудования – на 11%, их производство для внутреннего рынка – на 7%, выпуск стройматериалов остался без изменений). Вместе с тем, по отношению к 2013 году общий индекс инвестактивности отстает на 4%, а из его главных составляющих в плюсе только внутрироссийское производство машин и оборудования.

Ряд экспертов, отмечая в 2017-ом впервые за 10 лет сокращение объема собственных инвестресурсов (прежде всего, прибыли) предприятий, ожидают, что в 2018 году темпы роста вложений в основной капитал останутся низкими или даже сократятся, а преодоление инвестпаузы потребует более продолжительного времени. Эта рабочая гипотеза отчасти подтверждается картиной, складывающейся в банковском кредитовании. По оценкам ДИП ЦБ РФ, в первом квартале оно достигло максимума в текущей фазе экономического восстановления (аннуализированные трехмесячные темпы превысили 12%). Но расширение корпоративного кредитного портфеля в марте замедлилось до 0,8% хотя и превышает среднемесячные показатели 2015-2017 годов с поправкой на сезонность и очистку от влияния валютной переоценки), причем поддержку динамике в основном оказывают краткосрочные ссуды и займы. Усиление спроса на заимствования в инвестиционных целях не наблюдается.

Драйвером кредитной активности остается банковская розница. За квартал она прибавила 3,3%, почти вдвое превысив темп привлечений заемных ресурсов нефинансовым сектором – 1,8%. При этом наиболее бурный рост (на 85% за квартал год к году) показала ипотека. Эксперты ожидают усиления кредитования физлиц, видя в нем на годовом горизонте один из главных инструментов поддержки потребительского спроса. Заметим, что вполне приличные результаты квартала по реальным доходам населения и реальным зарплатам (их рост составил 0,9% и 9,5% соответственно) прилива оптимизма у аналитиков не вызвали. Во-первых, мартовские показатели приростов оказались ниже февральских (4,1% после 4,3% и 6,5% вместо 10,5%). Во-вторых, январско-февральский всплеск решающим образом был связан с предвыборным периодом и, оставшись ярким эпизодом, не распространится на весь год. В-третьих, квартальный результат оборота розничной торговли в 2,2% год к году выглядит довольно слабым.

Не рассчитывают эксперты и на выраженный рывок потребления в связи с прогнозируемым в Центробанке постепенным приближением инфляции к 4% во втором полугодии. К тому же возможный перенос ослабления курса рубля на внутренние цены, как показал опрос ВЦИОМ (12-13 апреля), не окажет влияния на потребительское и сберегательное поведение двух третей респондентов.

Итоги первого квартал пока не принесли какой-либо внятной разрядки макроэкономической неопределенности, что естественно, отражается в осторожности прогнозных оценок. По версии ДИП ЦБ РФ, российское хозяйство «несколько замедлило рост до уровня, соответствующего потенциальному (около 1,5% в год)», оказавшись под воздействием разнонаправленных внешних факторов: с одной стороны – роста цен на нефть, с другой – усиления геополитической напряженности. Ожидания поквартальных темпов (с устраненной сезонностью) в январе-сентябре снижены аналитиками Центробанка на 0,1 п.п. до 0,4%, не исключено и дальнейшее притормаживание макродинамики. Рассчитываемый Центром развития НИУ ВШЭ Сводный опережающий индекс (СОИ) в марте опустился до 2% после 3,1% с февраля (прежде всего вследствие сокращения новых заказов). Вывод экспертов: «вероятность ухудшения конъюнктуры в последние недели (в том числе в связи с новым витком санкций) заметно возросла». ВВП-2018, тем не менее, как ожидается, прибавит 1,0-1,5%.

МЭР завершает корректировку своего макропрогноза. Согласно сообщениям СМИ, в новой редакции заложена среднегодовая цена Urals в $61,4 за баррель (в текущей версии – $43,8) с общим трендом на снижение котировок (первый квартал – $65,1, второй – $61,3, третий – $60,3, четвертый – $59,1 за баррель). Среднегодовой курс рубля достигнет 58,6 руб/$ (в 2017-ом – 58,3 руб/$ по факту, 64,7 руб/$ в сентябрьском прогнозе прошлого года). При этих предпосылках логичны ожидания внешнеэкономических результатов: предположения по профициту счета текущих операций повышены с $7 млрд до $48,9 млрд, внешнеторгового сальдо – с $90,1 млрд до $127,2 млрд (с $324,8 млрд до $394,1 млрд по экспорту, с $234,8 до $266,9 по импорту). Оценка темпа ВВП-2018, судя по всему, остается без изменений – те же 2,1 %, а динамика промвыпуска снижена с 2,5% до 1,7% (при ускорении обработки до 2,1% после 0,2% в 2017-ом); инвестиций, напротив, повышена на 0,1 п.п. до 4,8%.

Судя по трендам первого квартала, российское хозяйство сохраняет шансы вписаться в прогноз МВФ. Инфляция около 4%-го таргета и профицит бюджета-2018 в 0,5% ВВП (при небольшом увеличении стимулирующих госрасходов) способны обеспечить необходимый запас прочности для финансовой стабильности. Весте с тем, краткосрочной неопределенности по поводу макроусловий и содержания будущей экономической политики стало заметно больше, в том числе в связи с усиливающейся концентрацией рисков для общемирового роста. Их всесторонний и тщательный учет в планах действий нового правительства РФ остается задачей, значимо прибавляющей в своей актуальности.

Марина Войтенко - экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net