Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

03.03.2006 | Сергей Маркедонов

ЗАО «ЧЕЧНЯ»

«Мужчина, 29 лет, носит бороду, зовет войска в бой именем Аллаха, по-русски говорит с сильным чеченским акцентом. Еще недавно это было бы весьма точное описание какого-нибудь злейшего врага Москвы. Но Рамзан Кадыров, пока его бывшие товарищи по оружию скачут по горам, прячась от российских солдат - Герой России, частый гость президента Владимира Путина и региональный лидер прокремлевской политической партии». Отрывок из статьи корреспондента агентства Reuters Оливера Буллога «Чечней правит 'маленький Сталин' Кадыров», процитированный выше, как нельзя лучше характеризует нового «хозяина Чечни».

Сегодня ни у кого, похоже, не осталось сомнений в том, что уже в 2006 году у самого проблемного субъекта Российской Федерации появится новый президент. Вслед за отставкой премьер-министра республики Сергея Абрамова последовало внесение в Парламент Чечни кандидатуры Рамзана Кадырова на утверждение в должности главы правительства республики. Скорее всего, эта процедура будет чистой формальностью. «Я не вижу больших проблем с прохождением кандидатуры Рамзана в парламенте, поскольку большинство депутатов, по моим данным, уже определились», - сказал президент Чечни Алу Алханов. До поста премьер-министра Чечни Кадырову-младшему осталось полшага, а до президентского кресла - еще один шаг. В октябре 2006 года мужчине, «зовущему войска в бой именем Аллаха», исполняется 30 лет. Таким образом, у него появляется легальная возможность быть назначенным на пост главы республики. Отсутствие процедуры всенародных выборов президента делает такую «рокировочку» простым административно-техническим решением.

Однако отставка Сергея Абрамова и уже фактическое назначение на пост премьер–министра (пост президента в уме) Рамзана Кадырова не простое кадровое перемещение. Похоже, последняя должность 'смотрящего' за Чечней от Москвы уходит от федерального центра. Федеральное (государственное) присутствие в Чечне сжимается подобно шагреневой коже. До сих пор премьер-министром Чечни были этнические русские, приглашаемые не из числа местных политиков и управленцев. Поочередно на этом посту побывали Станислав Ильясов, Михаил Бабич, Анатолий Попов. Ильясов представлял ставропольскую элиту (занимал пост главы Правительства Ставропольского края), Бабич же и вовсе был 'десантирован' из Ивановской области. Пост премьер-министра в республиканской элите рассматривали как 'око государево', некий аналог второго секретаря республиканского обкома времен всевластия КПСС. При главе республики (а затем избранном президенте) Ахмаде Кадырове влияние института премьер-министра на процессы в Чечне стремительно уменьшалось. Прежде всего, премьер-министры утрачивали свой политический вес и влияние. Ахмад Кадыров сумел не превратиться в декоративного президента-открывателя цветочных выставок, низведя премьерский пост до уровня технического. Сын Ахмада Кадырова Рамзан и вовсе сумел осуществить приватизацию всей республиканской власти.

«В путинской России нет самостоятельных политических акторов, кроме самого президента и его администрации. Публичная политика в стране перестала существовать. Властная вертикаль покончила с региональной фрондой». Подобного рода тезисы сегодня стали общим местом в публикациях и выступлениях экспертов, принадлежащих к разным идейно-политическим «лагерям». В этих выводах нельзя не увидеть «москвоцентризма», свойственного российскому экспертному сообществу. Между тем достаточно выйти за пределы Садового кольца и за рамки дискурса «проблема-2008», чтобы увидеть наличие на просторах нашей родины сильных, последовательных и самостоятельных политических акторов, не сверяющих свои часы с кремлевскими. На этих же пространствах присутствует и искусно закамуфлированная (под верность Москве и лично ВВП) региональная фронда, которой в официальных отчетах давно не существует. Другой вопрос - насколько эта сила, последовательность и самостоятельность работают на усиление российской государственности.

Последний управленческий и политический успех Рамзана Кадырова - это очередное звено в цепи под названием процесс «чеченизации» власти. Лицом политики «чеченизации» стал Ахмад Кадыров, занимавший в период первой чеченской кампании пост муфтия «мятежной республики» и объявлявший джихад «неверной России». Последующие расхождения исламского «традиционалиста» (тарикатиста, принадлежащего к вирду Кадирийа) Кадырова с мусульманскими «обновленцами» (салафитами, «ваххабитами») привели этого ситуативного политика в российский лагерь, где его приняли и обласкали. Для Кремля, занятого решением трех актуальных задач - выстраиванием административно-бюрократического рынка, подержанием стабильно высокого рейтинга первого лица государства и созданием фантома сильного государства, Чечня была непосильной обузой. Высокого рейтинга на ней не заработаешь, что показали социологические опросы 2002-2003 гг. Заниматься ее замирением, равно как и борьбой с терроризмом, непотизмом, коррупцией системно - недосуг, поскольку это разрушает существующую в стране «виртуально-управляемую демократию». Следовательно, в головах политтехнологичных консультантов родилась креативная идея - сбросить республику как какой-нибудь непрофильный актив (социалку) тем, кто готов взять на себя эту неподъемную ношу. Главное условие сделки - формальная лояльность новых «владельцев» московским хозяевам и ритуальные заверения в верности курсу Владимира Путина.

В марте 2003 года в Чечне провели конституционный референдум, противоречащий российской Конституции и многим федеральным законам. Республиканская Конституция содержала такие конструкции, как «суверенитет» Чечни и «граждане Чечни». Затем - выборы президента Кадырова. О выборах президента республики (как института) речи вести не приходилось. И все это под разговоры о стабилизации. Между тем количество террористических актов в Чечне не снижалось. Более того, аппетиты региональной власти, названной «пророссийской», росли не по дням, а по часам. Сначала - требования возместить жителям республики «упущенные возможности» от их неучастия в приватизации собственности в начале 1990-х гг., потом требования налоговой самостоятельности и минимизации федерального присутствия (чего стоит политика Кадырова-отца по «выдавливанию» республиканских премьеров, присылаемых Москвой). И все это на фоне самостоятельного диалога Кадырова с сепаратистами и политики всепрощения» по отношению к таким одиозным персонам, как Магомед Хамбиев, экс-министр обороны дудаевской Ичкерии. В финале же - утечки из Договора между Кремлем и Чечней, текст которого фактически превращает отношения республики и федерального центра в конфедеративные! В то время Рамзан Кадыров был всего лишь «достойным сыном великого отца». О его похождениях ходили недобрые слухи, а сами жители Чечни говорили, что отец по сравнению с сыном - демократ, либерал и поборник законности.

Физическая гибель Ахмада Кадырова 9 мая 2004 года вернула российскую политику в Чечне к нулевой точке. У Кремля была возможность отказаться от «чеченизации» как неэффективного политического инструмента, мотивируя свой отказ гибелью «лица» этой политики. Однако Кремль избрал другую тактику. Поскольку цели и задачи, мотивация российской власти за год существенно не изменились, «чеченизация» была не просто продолжена, а к концу 2005 года доведена до логического конца. Достроить здание, выстроенное отцом, выпало Рамзану Кадырову. Парламентские выборы 27 ноября 2005 года, призванные легитимизировать процесс «чеченизации власти» не только внутри страны, но и за ее пределами, - главная политическая победа Рамзана Кадырова. Именно он, а не номинальный глава республики Алу Алханов стал главным идеологом этой кампании. Именно он сегодня определяет цели и задачи нового органа власти республики, равно как и самой республики. За это Народное собрание Чечни отвечает Кадырову взаимностью. Безоговорочная его поддержка при выдвижении на пост премьер-министра республики – лучшее тому доказательство. При этом расходятся ли эти цели с политикой Кремля (хотя есть ли таковая вообще - вот вопрос) Кадырова-младшего не слишком заботит.

Однако вернемся к характеристике Кадырова, данной ему немецким журналистом Оливером Буллогом. В словах немецкого корреспондента присутствует одна существенная имиджевая деталь. Он пишет об облике Кадырова, навевающем образы сепаратистов начала 1990-х г. Фактически Рамзан Кадыров является последовательным сепаратистом, только его сепаратизм - это более тонкая политическая игра. Это - сепаратизм системный. Его суть в более адекватном расчете собственных ресурсов. Воевать до последнего чеченца с Москвой ради торжества этнонационалистической чистоты лозунгов Кадырову-младшему невыгодно. Это - положение вечного маргинала с неясными перспективами. Положение «хозяина республики» под российской юрисдикцией сулит намного больше выгод. Во-первых, это стабильное федеральное финансирование, не зависящие от прихотей «спонсоров». Тем паче что мотивировать его увеличение всегда можно. Во-вторых, это реальная управленческая самостоятельность и административная помощь Кремля в борьбе с противниками, которых всегда легко назвать врагами вертикали и ВВП лично. В-третьих, это - ворота в мир. После Беслана образ чеченских freedom-fihgters истрепался. Иное дело - поборник мира в республике (не какой-то международный террорист!), защитник единства «народов Кавказа» и представитель не имперской русской, а своей «коренной власти». А это - шанс на попадание в престижные международные тусовки и возможность завязывания международных связей. И, наконец, последнее. В случае желания Кремля пересмотреть условия «договора» с местной элитой можно апеллировать к Европе, ООН и всем правозащитникам, что истинно демократический легитимный и не сепаратистский режим угнетается и подавляется российским империализмом. А значит – Кремль можно шантажировать, проводя свою собственную политическую линию.

Воспитанный на Кавказе в традиционной кавказской семье, Рамзан Кадыров усвоил универсальное для региона (и не только для региона) правило - уважают сильных. Это он продемонстрировал еще в мае 2004 года, когда появился перед президентом России, страны – члена G-8 тренировочном костюме. Это было даже не презрение к высокому собеседнику. Это была демонстрация собственной силы и уверенности. Именно этот стиль Кадыров-младший и сделал своим фирменным. Достаточно лишь ритуальной демонстрации внешнего уважения, но при этом никакой подобострастности и неуверенности. На всех своих встречах с ВВП Кадыров-младший уверенно “гнул свою линию”. И не его вина в том, что у высокопоставленных собеседников такой же твердой линии не было. Вообще глупо и наивно обвинять в «чеченизации» Кадырова и его окружение. Они играют по тем правилам, которые им были предложены и по тем понятиям, которые они усвоили с детства. Все, не вписывающиеся в рамки действия Рамзана Кадырова, будь то создание собственной преторианской гвардии, или конфликт его гвардейцев с дагестанскими милиционерами, или требования территориального приращения Чечни за счет спорных участков с Ингушетией и Дагестаном - это следствие молчания Кремля. Кремль молчит, а Рамзан воспринимает это как карт-бланш. “Я не примадонна, но, когда тебя уважают, это всегда приятно, - сказал Кадыров корреспонденту Reuters. - Если бы я сказал, что не хотел бы чувствовать себя популярным, я бы солгал”.

Сегодня Рамзан Кадыров является едва ли не единственным российским политиком, действующим самостоятельно. Он сам навязывает политическую повестку дня, которую потом принимает Кремль, выдавая за очередной гениальный путинский проект. Рамзан в 2005 году фактически достроил собственное квазигосудартсво, у которого есть собственные (хотя и иррегулярные) вооруженные силы, органы власти и управления и минимальная зависимость от Москвы. Это квазигосударство получает от государства РФ такие преференции, которые не снились ни одному из регионов. Моноэтничная Чечня получила двухпалатный парламент, от которого (ради унификации законодательства) отказались в полиэтничных Кабардино-Балкарии, Адыгее и Дагестане. Парламентские выборы в республике начались еще до проведения межевания избирательных округов в Чеберлоевском, Староюртовском и Галанчожском районах. Исправления в «межу» вносили по «ходу пьесы». Главное - внешнее замирение. Ради этого на что не пойдешь.

Однако за годы “чеченизации” чеченцы не стали ближе российским гражданам других этносов. Фактически «закрытие проблемы целостности страны» стало закрытием Чечни. И не для демократии и прав человека, а для российской власти. Два года назад началось формирование ЗАО «Чечня», учредителем которого была федеральная власть совместно с кланом Кадыровых. Постепенно акции одного из учредителей все больше переходили в руки другого – от Кремля к Кадыровым. Передача всей полноты реальной власти в Чечне «местным кадрам» избавила Кремль от лишней головной боли. Можно не заниматься текущим урегулированием ситуации в Чечне, перепоручив это неблагодарное дело якобы «пророссийским силам». Выгода двойная. В случае провала – козел отпущения готов. В случае относительного спокойствия («успех» – неподходящее в данном случае определение) Европе можно предъявить красивую картинку: вот, дескать, все вопросы решают местные выдвиженцы, все идет в соответствии со стандартами демократии и федерализма.

Сергей Маркедонов, зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Редакция «Политком.Ру» напоминает, что мнения авторов сайта могут не совпадать с редакционным

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net