Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

После Дня Труда - первого понедельника сентября – в США стартовала избирательная кампания. Как всегда, на промежуточных выборах партия президента находится в обороне: на них избиратель выражает свое отношение к президенту через голосование за – а чаще против – его однопартийцев.

Бизнес, несмотря ни на что

Принято считать, что решения, связанные с российским нефтегазовым рынком, полностью зависят от узкой прослойки руководства государственных и чиновников высокого уровня, включая президента. Однако все ли так просто? Рассмотрим основных участников регулирования отрасли и попробуем оценить уровень влияния ключевых игроков. Заранее оговоримся, что в фокусе нашего внимания будут именно представители органов власти, хотя абстрагироваться от роли высшего менеджмента госкомпаний в принятии решений в нефтяной отрасли невозможно.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Колонка экономиста

13.08.2018 | Марина Войтенко

Конец лета … снова подножка?

Марина ВойтенкоСобытия первой декады августа-2018, без сомнения, уже дали немало оснований для разнообразных нумерологических построений. Восьмой месяц года, оканчивающегося на восьмерку, вызывает в памяти и 1998-й и 2008-й, конечно, связанные с ними потери и прочие негативные последствия. Оснований тому предостаточно. Новостные потоки о будущих антироссийских санкциях США и таможенно-тарифный удар Дональда Трампа по Турции, сместившей фондовые площадки в «красную зону», сильнейшим образом давили на рубль с середины минувшей недели. Основные резервные валюты упали к локальным минимумам: доллар – в апрель-2016, евро – в апрель-2017 (рост на 4,5 рубля и 4,0 рублей соответственно). Нерв рыночной неопределенности (движение индексов вверх и вниз по сути равновероятны в ближайшие дни) подпитывается общей дискомфортностью геополитической среды (опасениями глобальной «жесткой посадки» вследствие развертывания торговых войн, ожиданиями возможного нефтешока и т.п.). Красок к очевидному эмоциональному перегреву рынков, бизнесов и политиков добавляют и логично-закономерные вопросы о состоянии и перспективах российского хозяйства.

По данным Росстата ВВП РФ во втором квартале вырос на 1,8%. После 1,3% в январе-марте – налицо очевидное ускорение. Восходящая динамика, однако, наблюдается и в количестве вопросов, возникающих у экспертов по поводу его устойчивости и качества. Так, в ЦМАКП уверены, что «общее состояние российской экономики в последнее время стабилизировалось: спад преодолен, но и перехода к полноценному росту пока нет». Озабоченность вызывает структура факторов, поддерживающих развитие, и уменьшение масштаба их вкладов в общеэкономические темпы. В первом квартале минимальное значение вклада в прирост ВВП (всего 0,3 п.п.) зафиксировано у накопления основного капитала. Во втором – никакого увеличения не случилось. Динамика запасов, равно как и импорта, прибавлению ВВП никак не способствуют, их вклад – отрицательный (в январе-марте-2018 0,4 п.п. и 0,8 п.п. соответственно). Поддержка со стороны потребления домохозяйств остается солидной – 1,5 п.п. в первом квартале и примерно столько же (по оценкам) во втором (впрочем, в июле-декабре 2017 года было 2,0-2,3 п.п.). При этом следует заметить, что потребительские расходы населения в немалой степени финансируются банковской розницей (рост с начала года почти на 19%). Риски перегрева этого сегмента рынка увеличиваются, уже напоминая ситуацию 2014-2016 годов.

В целом же макродинамика, подчеркивают в ЦМАКП, остается экспортно-ориентированной. Вклад продаж за рубеж со второго квартала-2017 по второй квартал-2018 возрос с 0,8 п.п. до 1,8 п.п. Дальнейший прогресс, между тем, будет, по-видимому, сдерживаться влиянием негативных внешних обстоятельств. Примечателен и общий вывод экспертов: «анализ структурных факторов экономического развития показывает, что состояние экономики остается весьма напряженным, что, скорее всего, означает втягивание ее в затяжную стагнацию». Вывод, на наш взгляд, не сильно отличается от фиксируемых соцопросами и набирающих силу настроений бизнеса и населения, существенным образом определяемых ожиданием шоков (будем надеяться краткосрочных) от решений по повышению НДС и пенсионного возраста и налоговому маневру в «нефтянке». Но система госуправления оказывается способной выдавать «на гора» все новые инициативы, отнюдь не способствующие разрядке новостной напряженности. Наглядный пример – предложение помощника Президента РФ Андрея Белоусова изымать в пользу бюджета «сверхдоходы» у металлургов, нефтехимиков и производителей удобрений.

Реакция бизнеса – ожидаемо негативная. Помимо абсолютной непроработанности технологических деталей замысла (нынешние возможности налогового законодательства не позволяют его исполнить) налицо риски резкого сокращения инвестпрограмм компаний и их экспортного потенциала. Кроме того, вызывает сомнения увязка изъятий с уровнем рентабельности (чем выше, тем больше), что будет лишь дестимулировать рост эффективности. Понять насколько все это всерьез сильно затруднительно. В один и тот же день (10 августа) сначала Минпромторг предупредил бизнес о возможном расширении «списка Белоусова» (14 компаний), а затем первый вице-премьер Антон Силуанов заявил, что «никаких решений о дополнительном повышении налогов на отдельные секторы экономики в настоящий момент правительство не готовит». Новые параметры налоговой системы утверждены законодательно и в течение 6 лет меняться не будут. Бизнес пока это мало успокоило, так как без ответа остался вопрос о возможном введении или повышении экспортных пошлин. Не способствуют спаду накала эмоций и расчеты (эксперты, очевидно, также находятся под их влиянием) возможных потерь от новых санкций в 0,5-1,5% ВВП (См. Ведомости 10 августа 2018).

Конъюнктура рынка – всегда барометр настроений его участников по поводу состояния и перспектив экономики. Текущие сигналы указывают на то, что она на развилке. При официальном курсе (установлен 10 августа) в 66,9075 руб/$ торговый день в пятницу российская валюта закончила на 7 копеек не дотянув до отметки 68. Финаналитики полагают, что во второй декаде августа будет наблюдаться повышенная волатильность в диапазоне 66,8-68,8 руб/$ с возможным закреплением (если помогут нефть и сокращение закупок ЦБ РФ на валютном рынке) на новом уровне в 65-67 руб/$.

Напомним, что октябрьский фьючерс на Brent к концу прошедшей недели вырос на 1,19% до $72,93 за баррель. В свою очередь Банк России заявил о контроле над ситуацией, наличии для этого всех необходимых инструментов и готовности корректировать ежедневный объем покупки иностранной валюты в рамках бюджетного правила. Согласившись с этой позицией, Антон Силуанов подчеркнул, что платежный баланс РФ в последние годы стал гораздо более устойчивым к внешним воздействиям. Действительно, по данным ЦБ РФ, профицит внешней торговли в январе-июле вырос в 1,6 раза (до $104 млрд против $63,5 млрд годом ранее). Именно это укрепило платежный баланс – профицит его счета текущих операций в $60,7 млрд оказался втрое выше, чем в сопоставимом прошлогоднем периоде. Ожидается, что по итогам года он прирастет еще на $25-35 млрд. При этом «зеркальный» чистый отток капитала за семь месяцев достиг $21,5 млрд (в том числе в июле $4,2 млрд) после $8,7 млрд в аналогичный период-2017.

Санкционная нервозность и погашение внешнего долга (с исключением зарубежного рефинансирования, по оценкам, на $17-20 млрд) могут заметно трансформировать баланс спроса и предложения на валютном рынке. Регуляторам придется вмешиваться, чтобы сократить потенциал ослабления рубля. Актуальность задачи очевидна в связи с констатацией Центробанком формирующегося процесса возвращения инфляции к 4% и предположениями МЭР о том, что уже состоявшееся падение валютного курса добавит к годовой инфляции 0,2-0,3 п.п., которая в августе и без того может составить 2,9-3,1% год к году из-за эффекта низкой базы (в конце лета-2017 наблюдалась дефляция в 0,5%).

Поддержать рубль, естественно, может растущая нефть (прежде всего, на осложнениях глобального предложения вследствие санкций США к Ирану). В то же время, торговые войны могут умерить мировой спрос. Поэтому текущие прогнозы нефтекотировок сопровождаются оговорками по поводу неопределенности действия фундаментальных факторов и все более поляризуются. Наряду с ожиданиями$75+ за баррель к концу года в публичном обороте равноправно присутствуют и $55- за баррель. В основе такого разброса различающиеся трактовки баланса рисков глобального хозяйства, вызывающих все большее беспокойство.

Торговая война США с Китаем набирает обороты. Пекин обнародовал список из 5,2 тыс наименований товаров, на которые будут повышены от 5% до 25% ввозные таможенные тарифы, если Вашингтон все-таки введет 23 августа анонсированные ограничения на $200 млрд китайского экспорта. Ответный удар Поднебесной затронет импорт из Штатов агропродукции, промтоваров и сжиженного газа на сумму в $60 млрд. Хотя пока этот очередной обмен «пошлинными любезностями» выглядит как протокол о намерениях, их последствия уже очевидны.

По оценке ВТО, мировая торговля начала сбрасывать темпы. Рассчитываемый организацией квартальный опережающий индикатор снизился в июле до 100,3 пункта с зафиксированных в апреле 101,8, что указывает на торможение оборотов в ближайшие месяцы. Комментируя полученный результат, глава ВТО Роберто Азеведа подчеркнул: «Глобальная торговля находится под угрозой. Независимо от того, называете ли вы нынешнюю ситуацию «торговой войной» или нет, безусловно, первые выстрелы были произведены … Ситуация крайне серьезная. Взаимные торговые ограничения не могут быть новой нормой. Продолжающаяся эскалация чревата серьезными экономическими последствиями...».

Хрупкой остается ситуация на emerging markets. Согласно расчетам Института международных финансов (IIF), после постоянного притока в январе-мае суммарные потоки капитала (портфельные и прямые инвестиции, банковское кредитование и т.п.) на развивающихся рынках в первый месяц лета оказались отрицательными – минус $24 млрд, в том числе в Китае – $14,2 млрд.

В Capital Economics оценивают чистый отток капитала из Поднебесной в июне в $6 млрд (против +$5 млрд в мае и +$44 млрд в первом квартале-2018) и полагают, что в середине лета он мог достигнуть $20 млрд. Столь пессимистичные ожидания подтверждаются и официальной статистикой. Государственное управление валютного контроля КНР (SAFE) в январе-июне впервые за двадцать лет (с кризисного 1998 года) зафиксировало отрицательное сальдо счета текущих операций – минус $28,3 млрд. Понятно, что такая динамика оказывается фундаментальным основанием для ослабления юаня (это нередко называют ассиметричным ответом на действия США).

Народный банк Китая пытается сдержать падение. За последние три месяца регулятор уже трижды снижал для банков требования по резервированию на возможные потери, в конце июля запущен аналог европейской LTRO – по сообщениям Dow Jones, в рамках этой программы среднесрочного кредитования в экономику уже влито $101,4 млрд. Дабы не допустить излишнего ослабления женьминьби с 6 августа до 20% повышена норма обязательных резервов по валютным форвардным контрактам для финансовых учреждений, что должно сдерживать тягу рыночных игроков к операциям carry trade. Однако возможности регулятора влиять на ситуацию объективно ограничены. Отсутствие реакции денежных властей на обесценение юаня чревато резким оттоком капитала, а ужесточение денежно-кредитной политики (ДКП) посредством повышения процентных ставок ведет к усилению рисков торможения экономики. То есть, свобода действий Нарбанка по-прежнему упирается в трилемму невозможности одновременного существования фиксированного валютного курса, свободного потока капиталов и ДКП, независимой от других центробанков.

Между тем, продолжение девальвации женьминьби (эксперты не исключают до 7,50 юаня/$) может торпедировать валюты emerging markets (прежде всего, в Азии), что помимо перерастания торговой войны в валютную способно стать триггером новой турбулентности финансовых рынков. Предпосылки же к их масштабной коррекции вниз, которая может ускорить приближение новой мировой рецессии, крепнут.

Все более противоречивые сигналы подает, например, рынок США. С одной стороны, на первый взгляд, есть поводы для оптимизма: рыночная стоимость Apple достигла $1 трлн (в 1,6 раза больше капитализации всего фондового рынка РФ); значимый фактор поддержки американских площадок – планы корпораций США нарастить объемы операций по выкупу акций (buyback) до $1 трлн (+46% к уровню 2017 года, оценка Goldman Sachs). В то же время, картина рынка живо напоминает 2000-й год, когда лопнул «пузырь» в технологическом секторе: коррекция вниз в начале года, затем восходящее движение (S&P близок к историческому максимуму), а следом мощный обвал.

Аналогии с 2008-м вызывает обрушение с начала зимы-2018 на четверть индекса строительных компаний и растущие подозрения в манипулировании рынком. Если тогда бесконтрольно росли производные финансовые инструменты, то сейчас – бумаги-тяжеловесы. FAANG (Facebook, Amazon, Apple, Netflix, Google – сейчас Alphabet), которые обеспечили порядка 80% роста индекса S&P 500 в этом году, Exxon Mobil и др. удерживают рынок от падения, составляя около половины его капитализации. Главное – не дать упасть именно им. Пока получается, но бесконечно это продолжаться не может.

Все чаще аналитики говорят о перегретости рынка, опираясь, например, на «индикатор Баффета», представляющий собой отношение общей рыночной капитализации всех акций в Соединенных Штатах по отношению к ВВП страны. Как считает глава Berkshire Уоррен Баффет, его нахождение в диапазоне от 70% до 80% – сигнал к покупкам, выше 100% -– время уходить с перекупленного рынка. В настоящее время показатель приближается к 140%, и это – тревожный сигнал о высоком риске продолжительного спада.

Распродажи могут начаться в любой момент и на рынках облигаций. Сейчас доходность американских госбондов UST-10 даже при повышенном интересе инвесторов к защитным активам колеблется рамках 2,86-2,94% (в начале 2015 года – 1,79%). Однако, по мнению председателя совета директоров JP Morgan Chase Джейми Даймона, процентные ставки по гособлигациям США в дальнейшем могут превысить 5%. Цитирующее его выступление на форуме Аспенского института (одного из влиятельнейших исследовательских центров Штатов) агентство Bloomberg подчеркивает: это – уровень 2007 года в преддверии финансового кризиса.

Общий итог наблюдаемого по ходу развертывания торговых войн – экономический мир все увереннее и с ускорением двигается к новому спаду. При этом непозитивные новостные потоки поддерживают негативно-эмоциональный перегрев, становясь дополнительным и вполне объективным фактором, влияющим на инвестиционные и политические решения.

По сумме всех внешних факторов и внутренних обстоятельств август-2018 вполне способен поставить подножку российской экономике. Но споткнуться вовсе не означает упасть. В то же время, сложившаяся ситуация требует не только повышенного внимания, но и системных действий. Устойчивости макродинамике может добавить, прежде всего, повышение доверия бизнеса и населения к экономической политике. Основа для этого – ясные и четкие «правила игры» (налоговые, тарифные, пенсионные, поддержки конкуренции и т.п.) на среднесрочном горизонте. Определить их необходимо не позднее середины осени. Второе важнейшее направление – участие в многосторонних международных усилиях по ослаблению напора глобальных рисков с продвижением собственных инициатив (по реформированию ВТО, сотрудничеству в области кибербезопасности, преодолению уязвимостей финансовых систем и т.п.).

Марина Войтенко – экономический обозреватель

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Центр политических технологий подготовил первый выпуск аналитического мониторинга «Выборы2018», посвященный конфигурации политических сил на старте кампании. В докладе проведен экспертный анализ избирательной кампании по следующим измерениям: партийно-политическая рамка, региональное измерение, а также политические портреты кандидатов. Авторский коллектив: Игорь Бунин, Борис Макаренко, Алексей Макаркин и Ростислав Туровский.

5 января 1918 года состоялось первое и последнее заседание Всероссийского учредительного собрания – мечты российской либеральной и радикальной интеллигенции. Мечта рухнула, когда матрос Железняков заявил об усталости караула, а на следующее утро собрание было распущено. В июне того же года в Самаре был создан Комитет членов Учредительного собрания (Комуч), который провозгласил себя легитимной властью. Однако его судьба была печальной – членов Комуча преследовали и красные, и белые. В гражданской войне они оказались между двух огней.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net