Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Колонка экономиста

29.10.2018 | Марина Войтенко

Меньше неопределенности – больше вопросов

Марина ВойтенкоМинувшая неделя отмечена двумя знаковыми событиями в экономической политике. 24 октября Госдума в первом чтении одобрила проект бюджета на 2019 год и ориентиры для госфинансов до 2021 года. Последовательный курс на их консолидацию получил четкие очертания профицита госказны на всем трехлетнем горизонте[1]. В свою очередь 26 октября Банк России сохранил ключевую ставку на уровне 7,50% годовых, взяв до середины декабря паузу в ужесточении монетарной политики.

Последующие решения регулятор намерен принимать с учетом динамики инфляции и экономики относительно прогноза, а также рисков со стороны внешних условий и реакции на них финансовых рынков[2]. Ясности по поводу действий государства в денежно-кредитной и в целом финансовой сферах стало, на первый взгляд, больше. Это, однако, не добавило оптимизма по поводу ближайших и среднесрочных перспектив российского хозяйства.

По итогам сентября годовой темп роста цен составил 3,4%, по оценке на 22 октября, несколько поднялся – до 3,5%. По прогнозу Центробанка, к концу года инфляция уложится в интервал 3,8-4,2%. В первом полугодии-2019 под действием разовых факторов (прежде всего, повышения НДС) она временно ускорится. Во втором полугодии, впрочем, квартальные темпы снизятся до 4%, что позволит по итогам года достигнуть 5,0-5,5%. К инфляционной же цели в годовом выражении ценовая динамика вернется в первой половине 2020 года. Нынешний сценарий, представленный в пресс-релизе ЦБ РФ, жестче и более ранних предположений самих центральных банкиров, и проектировок правительства (4,3% в 2019 году). При этом следует иметь в виду, что проинфляционные (особенно краткосрочные) риски остаются на повышенном уровне.

1. Повышение НДС и перенос эффектов валютного курса в цены могут пролонгировать реакцию инфляционных ожиданий, уже значительно превышающих 4%-й таргет как у бизнеса, так и у населения (согласно проводимому по заказу ЦБ РФ регулярному опросу «инФОМ», в сентябре 10,1% против 7,8% в апреле). При этом, как отмечается в «Основных направлениях денежно-кредитной политики Банка России на 2019-2021 годы» (опубликованы 26 октября), «Банк России предполагает, что инфляционные ожидания на прогнозном горизонте останутся чувствительными к разовым событиям, оказывающим влияние на инфляцию, в большей мере это касается ожиданий населения».

2. В значительной мере способствовать этому будет динамика продовольственных цен. Их рост является причиной для беспокойства 60% респондентов «Левада-центра». И поводы для того восприятия множатся уже сейчас. По данным Росстата, объем производства продукции сельского хозяйства в России в сентябре-2018 сократился на 6% год к году, в августе – на 11,3, за девять месяцев-2018 – на 3,3%.

Напомним, действующий официальный прогноз Минэкономразвития предполагает рост показателя в текущем году на 1,1%. Однако 26 октября, комментируя СМИ влияние вклада агросектора в рост ВВВ, глава МЭР Максим Орешкин отметил: «В сельском хозяйстве из-за растениеводства, из-за плохого урожая, можем получить отрицательную динамику» по итогам 2018 года. Спад выпуска-2018, естественно, будет оказывать давление на продовольственные цены. Их ускорение уже фиксируется в оптовых продажах сахара и муки высоких сортов. Участники рынка при этом ожидают роста цен на хлебобулочные и кондитерские изделия ощутимо выше инфляции.

3. Поводом для серьезного беспокойства и у правительства, и у производителей, и у потребителей всех категорий по-прежнему остается динамика цен на моторное топливо. По данным же Росстата, с начала 2018 года по 22 октября прибавка составила 9,3%. Минэнерго заверяет: в 2019 году они будут расти в пределах инфляции – 4-5%. А впереди увеличение с 1 января в полтора раза акцизов на бензин и дизельное топливо и ставки НДС на 2%. Повышательный тренд предвещают и биржевые котировки. по данным Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи, только за три недели октября-2018 оптовые цены на АИ-92 увеличились на 3,37%, АИ-95 – на 1,71%, на зимнее дизельное топливо – на 4,31%. В целом же, по оценке Независимого топливного союза (НТС объединяет независимые сети АЗС и трейдеров), до конца года «бензиновая розница» подрастет еще на 2-3 рубля (3,5-5,5% к текущим уровням).

Среди принимаемых для сдерживания роста цен мер: увеличение нормативов продаж бензина и дизтоплива на бирже, введение обратных/отрицательных акцизов для переработчиков и демпфирующей надбавки (по сути бюджетной субсидии, компенсирующей компаниям разницу между установленной базовой ценой и более высокой экспортной) для нефтяников. Обсуждается также введение заградительных экспортных пошлин на нефтепродукты в случае резкого роста цен на внутреннем рынке, лицензирование их экспорта с одновременным возложением на НПЗ обязанности поставлять на рынок РФ определенное количество топлива и т.д. Однако все это пока лишь наращивает несопряженности с логикой заявленных реформ, особенно в связи со стартом в 2019-ом завершения налогового маневра в нефтянке, который предусматривает постепенное обнуление в 2024 году экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты и рост НДПИ, который в свою очередь укрепит повышательный ценовой тренд.

В Банке России уверены: продолжение некоторого ужесточения денежно-кредитных условий не оказывает понижательного воздействия на экономику. Доходности ОФЗ остаются выше уровней первого квартала-2018, но лишь немногом выше (8-8,6%) ключевой ставки, тогда как инфляция кратно ниже нее, что со стороны монетарных стимулов сохраняет комфортные условия для экономической динамики. Поэтому регулятор повысил прогноз по росту кредитования экономики РФ в 2018 году до 13-15% против ожидавшихся ранее 11-13% и оставил неизменным предыдущий прогноз на 2019-2021 годы: +7-11%, +7-12% и +7-12% соответственно. В свою очередь повышение депозитных ставок (к середине октября госбанки подняли их по рублевым вкладам выше 7% годовых) поддержит привлекательность сбережений и сбалансированный рост потребления. Но, отметим, тут существенную роль будет играть динамика реальных доходов населения (их сокращение вкупе с ослаблением национальной валюты по большей части обусловило отток средств физлиц из банковской системы в августе-сентябре) и курса рубля.

По оценке ЦБ РФ, «российская экономика растет темпами, близкими к потенциальным» в интервале 1,5-2,0%. Именно такой прогноз сохранен для ВВП-2018. Взгляд на среднесрочные перспективы у центральных банкиров также мало изменился. В 2019-ом повышение НДС может несколько сдержать деловую активность. Тем не менее, ВВП в целом за год увеличится на 1,2-1,7%. В дальнейшем «возможность ускорения роста будет жестко зависеть от степени реализации запланированных структурных мер», подчеркнуто в пресс-релизе регулятора. Напомним, в МЭР все еще ожидают по итогам года роста ВВП-2018 в 1,8% (в четвертом квартале деловая активность будет де оживленнее, чем в июле-сентябре).

Между тем, риск отставания от официального прогноза усиливается. Рассчитываемый Росстатом индекс предпринимательской уверенности в октябре понизился в добывающих отраслях с 1% до 0%, в обрабатывающих – упал с минус 3% до минус 5% (в сентябре первый показатель демонстрировал рост, второй – остался без изменений). При этом на улучшение ситуации в ближайшие 6 месяцев надеются 19% респондентов в добыче, и 25% в обработке. Отъявленных пессимистов меньше – 5% и 9% соответственно. Большая часть опрошенных вообще не видят никаких перемен на следующие два квартала.

С доминированием таких настроений корреспондирует динамика чистого финансового результата компаний (прибыли до налогов). Увеличившись за январь-август на 30,6%, в сравнении с январем-июлем он потерял 4,1 п.п. Доля убыточных предприятий год к году повысилась с 30,9% до 31,8%. Примечательно, что половину роста прибыли в экономике обеспечила дорожающая нефть (у добывающих ее компаний – повышение финансового результата в 2,2 раза).

На таком фоне не удивителен вывод экспертов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП[3]): стагнация экономики приобретает устойчивый характер, при этом происходит упрощение ее структуры и экспорта, воспроизводящее в силу нарастающей разделенности по уровню рентабельности добывающих и обрабатывающих отраслей (и соответственно источникам финансирования, внешним рынкам и т.п.) черты даже не российского хозяйства 1990-х, а советского 1980-х годов. Иными словами, вместо желаемой диверсификации происходит ускоренная реанимация экспортно-сырьевой модели с рисками зависимости от конъюнктуры мировых рынков и маловыразительными темпами макродинамики.

При таких характеристиках качества наблюдаемых экономических процессов вовсе не удивительна умеренность обновленного среднесрочного прогноза ЦМАКП[4].

- В базовый сценарий заложены следующие предпосылки: медленный переход от умеренно жесткой к нейтральной процентной политике Банка России; бюджетная консолидация с плановым профицитом; действие бюджетного правила при «нефти по 77-80» к 2021 году; умеренный рост экспорта энергоносителей; перенос финансирования основных мероприятий нацпроектов на 2021-2024 годы; неужесточение санкций; ненаступление нового глобального кризиса; инерционный характер основных внутрироссийских макротрендов. С такими допущениями темпы роста ВВП в 2019 году снижаются до 1,1-1,4% с последующим выходом на 2,0-2,3% в 2020-ом и 2,4-2,7% в 2021 году (что заметно ниже, чем в прогнозе МЭР). При этом инвестиционный процесс постепенно активизируется – с 3,1-3,5% в 2018-ом до 4,1-5,7% в 2021-ом. Возобновляется медленный рост реальной заработной платы – с 2,6-2,9% в 2019-ом до 4,1-4,4% в 2021-ом, стабильно расширяется оборот торговой розницы – с 2,6-2,9% до 4,1-4,4% соответственно, инфляция сокращается с 4,4-4,7% в 2019 году до 2,7-3,0% в 2020-ом при укреплении рубля.

- Гораздо большие риски содержит так называемый альтернативный сценарий, в котором предполагаются усиление санкционного давления со стороны США и ЕС и срыв глобального хозяйства в новую рецессию вследствие торговых войн, кризиса долгов и взрыва «пузыря» на финансовых рынках (эксперты подчеркивают, что реализация этого сценария может начаться в конце 2019 года). В этом варианте экономический рост в РФ практически приостанавливается – до 0,1-0,4% в 2019-2020 годах и 0,5-0,8% в 2021-ом. Одновременно происходят: кризис инвестиций – прирост в 0,2-0,6% в 2019 году сменяется спадом-2020 в 2,4-2,8%, который не компенсируется в 2021-ом увеличением на 0,0-0,4%; стагнация жизненного уровня населения – темп реальных зарплат в течение трехлетки оценивается в 0,4-1,6%, реальных располагаемых доходов – в 0,2-1,2%; пауза в динамике спроса – после увеличения на 0,7-1,0% в 2019 году торговая розница практически останавливается до -0,1-+0,2% в 2020 году и 0,0-0,3% в 2021-ом. Ухудшение платежного баланса ведет к ослаблению рубля, однако жесткая политика ЦБ РФ удерживает инфляцию в целом на уровнях базового сценария.

Близок к предположениям экспертов ЦМАКП уточненный прогноз на 2019-2022 годы аналитиков АКРА[5]. В базовом сценарии (практически с теми же условиями, что и у ЦМАКП), темпы ВВП РФ в течение всего периода не превышают 1,4-1,5% (инвестиций – снижаются с 2,9% до 2,5%, реальных доходов колеблются в интервале 1,4-2,0%). В альтернативной версии (при расширении санкций и торможении Китая на 1,0% и США на 0,5% ВВП вследствие протекционистских эффектов) темпы российского ВВП в 2019-2020 годах из-за сокращения внешнего спроса более чем на 1% насчитывают 0,7% и 0,8% соответственно. В сценарии финансового стресса (читай: глобального кризиса) ВВП падает в 2019-ом на 2,5%, затем в 2020-ом все-таки выходит в положительную область (+0,5%).

Включение немалой вероятности вползания мировой экономики в новый кризис, ставшее своего рода «новым качеством» рабочих гипотез обновляемых прогнозов российских экспертов, требует повышенного внимания к мониторингу и анализу внешних рисков[6]. Расклад внешних факторов приобретает все более существенное значение для перспектив российской экономики.

К середине осени-2018 определенности в экономической политике РФ стало несколько больше. Сохранение на ближайшие кварталы умеренной жесткости в монетарной политике и продолжение бюджетной консолидации (даже при отсутствии внятных изменений в структуре госрасходов и дефиците финансирования нацпроектов порядка 1 трлн рублей) остаются принципиальными предпосылками экономического роста. В 2019 году он, скорее всего, будет отмечен замедлением темпов более резким, чем до сих пор предполагается в официальных прогнозах. Причина тому – немалая вероятность реализации внешних рисков (вплоть до нового «издания» мирового финансового кризиса) и очевидный недостаток системных мер, необходимых для расставания с экспортно-сырьевой моделью, практически полностью исчерпавшей свой ресурс. Среднесрочная перспектива экономики определяется, прежде всего, ее структурной трансформацией и ответами на вопросы по поводу сроков, комплексности и сопряженности соответствующих действий правительства и денежных властей.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] Профицит федерального бюджета-2019 составит 1,932 трлн рублей, или 1,8% ВВП, в 2020 году – 1,224 трлн (1,1% ВВП), в 2021-ом – 952 млрд рублей (0,8% ВВП).

[2] Отметим, что на сей раз о возможности снижения ставки в пресс-релизе не сказано ни слова. Зато подчеркнуто, что ЦБ РФ «будет оценивать целесообразность» ее «дальнейшего повышения». Позиция, отражая высокий уровень и качество коммуникаций регулятора с участниками рынка, в принципе отражает их ожидания –повышение ключевой ставки на 50-75 п.п. в ближайшие 12 месяцев. В то же время, при реализации внешних рисков (новая глобальная рецессия, ужесточение санкций, включая их расширение на госдолг и долларовые расчеты госбанков) ставка, по предположениям ряда финаналитиков, может вырасти до 10-15%, причем ее величина будет зависеть в том числе от размеров покупки активов регулятором.

[3] См. подробнее: ЦМАКП, Тринадцать тезисов об экономике: октябрь восемнадцатого, Выпуск 6, 21 октября 2018, стр 1-2.

[4] Там же, стр 23-30.

[5] См. подробнее: АКРА, Стрессовые сценарии для экономики РФ становятся более вероятными, https://www.acra-ratings.ru/research/946. Как объясняют авторы прогноза, обновление коснулось в основном оценки долгосрочных последствий роста протекционизма в международной торговле для ведущих экономик мира и уровня равновесных краткосрочных процентных ставок в РФ.

[6] В АКРА, например, среди них выделяют: наступление эндогенной рецессии в США, накапливающийся эффект торговых войн, долговой кризис в Китае, новые антироссийские санкции (действующие, по оценке Счетной палаты РФ, означают потерю примерно 0,5% ВВП в год – прим. авт.), шоки предложения на рынке нефти, бюджетный и долговой кризис в странах Еврозоны.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net