Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В США состоялись промежуточные выборы. Исход голосования, в отличие от 2016 года, совпал с прогнозами социологов. Демократы завоевали большинство в Палате представителей, а республиканцы сумели сохранить и даже усилить большинство в Сенате.

Бизнес, несмотря ни на что

15 ноября Госдума приняла в третьем чтении пакет законов о проведении в четырех регионах РФ эксперимента по введению налога на профессиональный доход. Введение нового налогового режима начнется с 1 января 2019 года и продлится десять лет. Если эксперимент будет признан успешным – предполагается распространение подобного налогового режима на всю страну.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Колонка экономиста

29.10.2018 | Марина Войтенко

Меньше неопределенности – больше вопросов

Марина ВойтенкоМинувшая неделя отмечена двумя знаковыми событиями в экономической политике. 24 октября Госдума в первом чтении одобрила проект бюджета на 2019 год и ориентиры для госфинансов до 2021 года. Последовательный курс на их консолидацию получил четкие очертания профицита госказны на всем трехлетнем горизонте[1]. В свою очередь 26 октября Банк России сохранил ключевую ставку на уровне 7,50% годовых, взяв до середины декабря паузу в ужесточении монетарной политики.

Последующие решения регулятор намерен принимать с учетом динамики инфляции и экономики относительно прогноза, а также рисков со стороны внешних условий и реакции на них финансовых рынков[2]. Ясности по поводу действий государства в денежно-кредитной и в целом финансовой сферах стало, на первый взгляд, больше. Это, однако, не добавило оптимизма по поводу ближайших и среднесрочных перспектив российского хозяйства.

По итогам сентября годовой темп роста цен составил 3,4%, по оценке на 22 октября, несколько поднялся – до 3,5%. По прогнозу Центробанка, к концу года инфляция уложится в интервал 3,8-4,2%. В первом полугодии-2019 под действием разовых факторов (прежде всего, повышения НДС) она временно ускорится. Во втором полугодии, впрочем, квартальные темпы снизятся до 4%, что позволит по итогам года достигнуть 5,0-5,5%. К инфляционной же цели в годовом выражении ценовая динамика вернется в первой половине 2020 года. Нынешний сценарий, представленный в пресс-релизе ЦБ РФ, жестче и более ранних предположений самих центральных банкиров, и проектировок правительства (4,3% в 2019 году). При этом следует иметь в виду, что проинфляционные (особенно краткосрочные) риски остаются на повышенном уровне.

1. Повышение НДС и перенос эффектов валютного курса в цены могут пролонгировать реакцию инфляционных ожиданий, уже значительно превышающих 4%-й таргет как у бизнеса, так и у населения (согласно проводимому по заказу ЦБ РФ регулярному опросу «инФОМ», в сентябре 10,1% против 7,8% в апреле). При этом, как отмечается в «Основных направлениях денежно-кредитной политики Банка России на 2019-2021 годы» (опубликованы 26 октября), «Банк России предполагает, что инфляционные ожидания на прогнозном горизонте останутся чувствительными к разовым событиям, оказывающим влияние на инфляцию, в большей мере это касается ожиданий населения».

2. В значительной мере способствовать этому будет динамика продовольственных цен. Их рост является причиной для беспокойства 60% респондентов «Левада-центра». И поводы для того восприятия множатся уже сейчас. По данным Росстата, объем производства продукции сельского хозяйства в России в сентябре-2018 сократился на 6% год к году, в августе – на 11,3, за девять месяцев-2018 – на 3,3%.

Напомним, действующий официальный прогноз Минэкономразвития предполагает рост показателя в текущем году на 1,1%. Однако 26 октября, комментируя СМИ влияние вклада агросектора в рост ВВВ, глава МЭР Максим Орешкин отметил: «В сельском хозяйстве из-за растениеводства, из-за плохого урожая, можем получить отрицательную динамику» по итогам 2018 года. Спад выпуска-2018, естественно, будет оказывать давление на продовольственные цены. Их ускорение уже фиксируется в оптовых продажах сахара и муки высоких сортов. Участники рынка при этом ожидают роста цен на хлебобулочные и кондитерские изделия ощутимо выше инфляции.

3. Поводом для серьезного беспокойства и у правительства, и у производителей, и у потребителей всех категорий по-прежнему остается динамика цен на моторное топливо. По данным же Росстата, с начала 2018 года по 22 октября прибавка составила 9,3%. Минэнерго заверяет: в 2019 году они будут расти в пределах инфляции – 4-5%. А впереди увеличение с 1 января в полтора раза акцизов на бензин и дизельное топливо и ставки НДС на 2%. Повышательный тренд предвещают и биржевые котировки. по данным Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи, только за три недели октября-2018 оптовые цены на АИ-92 увеличились на 3,37%, АИ-95 – на 1,71%, на зимнее дизельное топливо – на 4,31%. В целом же, по оценке Независимого топливного союза (НТС объединяет независимые сети АЗС и трейдеров), до конца года «бензиновая розница» подрастет еще на 2-3 рубля (3,5-5,5% к текущим уровням).

Среди принимаемых для сдерживания роста цен мер: увеличение нормативов продаж бензина и дизтоплива на бирже, введение обратных/отрицательных акцизов для переработчиков и демпфирующей надбавки (по сути бюджетной субсидии, компенсирующей компаниям разницу между установленной базовой ценой и более высокой экспортной) для нефтяников. Обсуждается также введение заградительных экспортных пошлин на нефтепродукты в случае резкого роста цен на внутреннем рынке, лицензирование их экспорта с одновременным возложением на НПЗ обязанности поставлять на рынок РФ определенное количество топлива и т.д. Однако все это пока лишь наращивает несопряженности с логикой заявленных реформ, особенно в связи со стартом в 2019-ом завершения налогового маневра в нефтянке, который предусматривает постепенное обнуление в 2024 году экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты и рост НДПИ, который в свою очередь укрепит повышательный ценовой тренд.

В Банке России уверены: продолжение некоторого ужесточения денежно-кредитных условий не оказывает понижательного воздействия на экономику. Доходности ОФЗ остаются выше уровней первого квартала-2018, но лишь немногом выше (8-8,6%) ключевой ставки, тогда как инфляция кратно ниже нее, что со стороны монетарных стимулов сохраняет комфортные условия для экономической динамики. Поэтому регулятор повысил прогноз по росту кредитования экономики РФ в 2018 году до 13-15% против ожидавшихся ранее 11-13% и оставил неизменным предыдущий прогноз на 2019-2021 годы: +7-11%, +7-12% и +7-12% соответственно. В свою очередь повышение депозитных ставок (к середине октября госбанки подняли их по рублевым вкладам выше 7% годовых) поддержит привлекательность сбережений и сбалансированный рост потребления. Но, отметим, тут существенную роль будет играть динамика реальных доходов населения (их сокращение вкупе с ослаблением национальной валюты по большей части обусловило отток средств физлиц из банковской системы в августе-сентябре) и курса рубля.

По оценке ЦБ РФ, «российская экономика растет темпами, близкими к потенциальным» в интервале 1,5-2,0%. Именно такой прогноз сохранен для ВВП-2018. Взгляд на среднесрочные перспективы у центральных банкиров также мало изменился. В 2019-ом повышение НДС может несколько сдержать деловую активность. Тем не менее, ВВП в целом за год увеличится на 1,2-1,7%. В дальнейшем «возможность ускорения роста будет жестко зависеть от степени реализации запланированных структурных мер», подчеркнуто в пресс-релизе регулятора. Напомним, в МЭР все еще ожидают по итогам года роста ВВП-2018 в 1,8% (в четвертом квартале деловая активность будет де оживленнее, чем в июле-сентябре).

Между тем, риск отставания от официального прогноза усиливается. Рассчитываемый Росстатом индекс предпринимательской уверенности в октябре понизился в добывающих отраслях с 1% до 0%, в обрабатывающих – упал с минус 3% до минус 5% (в сентябре первый показатель демонстрировал рост, второй – остался без изменений). При этом на улучшение ситуации в ближайшие 6 месяцев надеются 19% респондентов в добыче, и 25% в обработке. Отъявленных пессимистов меньше – 5% и 9% соответственно. Большая часть опрошенных вообще не видят никаких перемен на следующие два квартала.

С доминированием таких настроений корреспондирует динамика чистого финансового результата компаний (прибыли до налогов). Увеличившись за январь-август на 30,6%, в сравнении с январем-июлем он потерял 4,1 п.п. Доля убыточных предприятий год к году повысилась с 30,9% до 31,8%. Примечательно, что половину роста прибыли в экономике обеспечила дорожающая нефть (у добывающих ее компаний – повышение финансового результата в 2,2 раза).

На таком фоне не удивителен вывод экспертов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП[3]): стагнация экономики приобретает устойчивый характер, при этом происходит упрощение ее структуры и экспорта, воспроизводящее в силу нарастающей разделенности по уровню рентабельности добывающих и обрабатывающих отраслей (и соответственно источникам финансирования, внешним рынкам и т.п.) черты даже не российского хозяйства 1990-х, а советского 1980-х годов. Иными словами, вместо желаемой диверсификации происходит ускоренная реанимация экспортно-сырьевой модели с рисками зависимости от конъюнктуры мировых рынков и маловыразительными темпами макродинамики.

При таких характеристиках качества наблюдаемых экономических процессов вовсе не удивительна умеренность обновленного среднесрочного прогноза ЦМАКП[4].

- В базовый сценарий заложены следующие предпосылки: медленный переход от умеренно жесткой к нейтральной процентной политике Банка России; бюджетная консолидация с плановым профицитом; действие бюджетного правила при «нефти по 77-80» к 2021 году; умеренный рост экспорта энергоносителей; перенос финансирования основных мероприятий нацпроектов на 2021-2024 годы; неужесточение санкций; ненаступление нового глобального кризиса; инерционный характер основных внутрироссийских макротрендов. С такими допущениями темпы роста ВВП в 2019 году снижаются до 1,1-1,4% с последующим выходом на 2,0-2,3% в 2020-ом и 2,4-2,7% в 2021 году (что заметно ниже, чем в прогнозе МЭР). При этом инвестиционный процесс постепенно активизируется – с 3,1-3,5% в 2018-ом до 4,1-5,7% в 2021-ом. Возобновляется медленный рост реальной заработной платы – с 2,6-2,9% в 2019-ом до 4,1-4,4% в 2021-ом, стабильно расширяется оборот торговой розницы – с 2,6-2,9% до 4,1-4,4% соответственно, инфляция сокращается с 4,4-4,7% в 2019 году до 2,7-3,0% в 2020-ом при укреплении рубля.

- Гораздо большие риски содержит так называемый альтернативный сценарий, в котором предполагаются усиление санкционного давления со стороны США и ЕС и срыв глобального хозяйства в новую рецессию вследствие торговых войн, кризиса долгов и взрыва «пузыря» на финансовых рынках (эксперты подчеркивают, что реализация этого сценария может начаться в конце 2019 года). В этом варианте экономический рост в РФ практически приостанавливается – до 0,1-0,4% в 2019-2020 годах и 0,5-0,8% в 2021-ом. Одновременно происходят: кризис инвестиций – прирост в 0,2-0,6% в 2019 году сменяется спадом-2020 в 2,4-2,8%, который не компенсируется в 2021-ом увеличением на 0,0-0,4%; стагнация жизненного уровня населения – темп реальных зарплат в течение трехлетки оценивается в 0,4-1,6%, реальных располагаемых доходов – в 0,2-1,2%; пауза в динамике спроса – после увеличения на 0,7-1,0% в 2019 году торговая розница практически останавливается до -0,1-+0,2% в 2020 году и 0,0-0,3% в 2021-ом. Ухудшение платежного баланса ведет к ослаблению рубля, однако жесткая политика ЦБ РФ удерживает инфляцию в целом на уровнях базового сценария.

Близок к предположениям экспертов ЦМАКП уточненный прогноз на 2019-2022 годы аналитиков АКРА[5]. В базовом сценарии (практически с теми же условиями, что и у ЦМАКП), темпы ВВП РФ в течение всего периода не превышают 1,4-1,5% (инвестиций – снижаются с 2,9% до 2,5%, реальных доходов колеблются в интервале 1,4-2,0%). В альтернативной версии (при расширении санкций и торможении Китая на 1,0% и США на 0,5% ВВП вследствие протекционистских эффектов) темпы российского ВВП в 2019-2020 годах из-за сокращения внешнего спроса более чем на 1% насчитывают 0,7% и 0,8% соответственно. В сценарии финансового стресса (читай: глобального кризиса) ВВП падает в 2019-ом на 2,5%, затем в 2020-ом все-таки выходит в положительную область (+0,5%).

Включение немалой вероятности вползания мировой экономики в новый кризис, ставшее своего рода «новым качеством» рабочих гипотез обновляемых прогнозов российских экспертов, требует повышенного внимания к мониторингу и анализу внешних рисков[6]. Расклад внешних факторов приобретает все более существенное значение для перспектив российской экономики.

К середине осени-2018 определенности в экономической политике РФ стало несколько больше. Сохранение на ближайшие кварталы умеренной жесткости в монетарной политике и продолжение бюджетной консолидации (даже при отсутствии внятных изменений в структуре госрасходов и дефиците финансирования нацпроектов порядка 1 трлн рублей) остаются принципиальными предпосылками экономического роста. В 2019 году он, скорее всего, будет отмечен замедлением темпов более резким, чем до сих пор предполагается в официальных прогнозах. Причина тому – немалая вероятность реализации внешних рисков (вплоть до нового «издания» мирового финансового кризиса) и очевидный недостаток системных мер, необходимых для расставания с экспортно-сырьевой моделью, практически полностью исчерпавшей свой ресурс. Среднесрочная перспектива экономики определяется, прежде всего, ее структурной трансформацией и ответами на вопросы по поводу сроков, комплексности и сопряженности соответствующих действий правительства и денежных властей.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] Профицит федерального бюджета-2019 составит 1,932 трлн рублей, или 1,8% ВВП, в 2020 году – 1,224 трлн (1,1% ВВП), в 2021-ом – 952 млрд рублей (0,8% ВВП).

[2] Отметим, что на сей раз о возможности снижения ставки в пресс-релизе не сказано ни слова. Зато подчеркнуто, что ЦБ РФ «будет оценивать целесообразность» ее «дальнейшего повышения». Позиция, отражая высокий уровень и качество коммуникаций регулятора с участниками рынка, в принципе отражает их ожидания –повышение ключевой ставки на 50-75 п.п. в ближайшие 12 месяцев. В то же время, при реализации внешних рисков (новая глобальная рецессия, ужесточение санкций, включая их расширение на госдолг и долларовые расчеты госбанков) ставка, по предположениям ряда финаналитиков, может вырасти до 10-15%, причем ее величина будет зависеть в том числе от размеров покупки активов регулятором.

[3] См. подробнее: ЦМАКП, Тринадцать тезисов об экономике: октябрь восемнадцатого, Выпуск 6, 21 октября 2018, стр 1-2.

[4] Там же, стр 23-30.

[5] См. подробнее: АКРА, Стрессовые сценарии для экономики РФ становятся более вероятными, https://www.acra-ratings.ru/research/946. Как объясняют авторы прогноза, обновление коснулось в основном оценки долгосрочных последствий роста протекционизма в международной торговле для ведущих экономик мира и уровня равновесных краткосрочных процентных ставок в РФ.

[6] В АКРА, например, среди них выделяют: наступление эндогенной рецессии в США, накапливающийся эффект торговых войн, долговой кризис в Китае, новые антироссийские санкции (действующие, по оценке Счетной палаты РФ, означают потерю примерно 0,5% ВВП в год – прим. авт.), шоки предложения на рынке нефти, бюджетный и долговой кризис в странах Еврозоны.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Центр политических технологий подготовил первый выпуск аналитического мониторинга «Выборы2018», посвященный конфигурации политических сил на старте кампании. В докладе проведен экспертный анализ избирательной кампании по следующим измерениям: партийно-политическая рамка, региональное измерение, а также политические портреты кандидатов. Авторский коллектив: Игорь Бунин, Борис Макаренко, Алексей Макаркин и Ростислав Туровский.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net