Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

03.12.2018 | Марина Войтенко

Правила мировой торговли – старт перезагрузки

Марина ВойтенкоСаммит Группы 20-ти (30 ноября – 1 декабря, Буэнос-Айрес) состоялся в самое нужное время. Под напором разрастающейся торгово-политической напряженности между США и Китаем риски замедления глобального хозяйства начали ускоренно материализоваться. С мая по октябрь в мире в целом под ограничения попали торговые потоки стоимостью $481 млрд, стимулирующие же меры охватили лишь $216 млрд (разрыв оказался максимальным с 2012 года, когда ВТО впервые начала обобщать и публиковать такую статистику). В МВФ в начале минувшей недели предупредили: если таможенно-тарифная эскалация в соответствии с планами Вашингтона и ожидаемыми ответными мерами Пекина будет продолжена в полном объеме, то общемировой ВВП к 2020 году потеряет не менее 0,75%.

В свою очередь финаналитики повысили вероятность глобальной рецессии уже в 2019-ом до «минимум 30%», назначая на роль главного триггера торговые конфликты. Понятно, что в таком информконтексте ожидания от встречи лидеров G 20 в снижении торгово-политической напряженности были довольно высоки. Отчасти они оправдались. В итоговой декларации подчеркнуто, что существующая система международной торговли «не в полной мере соответствует стоящим перед ней задачам и может быть усовершенствована». Общая позиция – поддержка необходимой реформы ВТО, «чтобы улучшить ее функционирование», и рассмотрение достигнутого прогресса на следующем саммите.

В центре внимания участников саммита Группы 20-ти все время оставалась тема «улучшения торговли», которую глава МВФ Кристин Лагард определила как приоритет №1 в содействии мировому росту. В своем заявлении по итогам встречи «Большой двадцатки» (1 декабря) она подчеркнула: «…Выбор очевиден: существует настоятельная необходимость деэскалации торговой напряженности, отмены недавних повышений пошлин, а также модернизации основанной на правилах многосторонней торговой системы». Выигрыш для всех от этого очевиден. К примеру, если бы торговые ограничения в сфере услуг были бы сокращены на 15%, мировой ВВП мог бы быть выше на половину процента.

Поэтому не удивительно, что одной из основных интриг саммита стал отложенный под завершение встречи лидеров G 20 прямой диалог Президента США Дональда Трампа с Председателем КНР Си Цзиньпином. По сообщению пресс-службы Белого дома, она продолжалась два с половиной часа и завершилась по сути объявлением отсрочки на три месяца следующего этапа эскалации торгового противостояния в виде очередного повышения ввозных пошлин. В течение этого времени должно быть достигнуто соглашение по структурным изменениям в отношении передачи технологий, защиты интеллектуальной собственности, непошлинным барьерам, кибермошенничеству, услугам и агросекторе. При этом Соединенные Штаты предупреждают: если консенсус по ряду вопросов достигнут не будет, то повышение ввозных пошлин на товары из Поднебесной объемом $200 млрд с 10% до 25% состоится.

Тем не менее, пауза на 90 дней – это уже некая гарантия ненагнетания в течение этого времени взаимной торгово-политической напряженности. Но интрига остается: будет ли это продвижение по отдельным вопросам или все-таки курс взят на полномасштабное торговое соглашение. В команде Трампа считают, что базовой для новых двусторонних соглашений должна быть модель USMCA (USA-Mexico-Canada Agreement), подписанного на полях саммита «большой двадцатки» 30 ноября. От старого NAFTA (North American Free Trade Agreement) новый трехсторонний договор отличается распространением его на сферу финансовых услуг и цифровой экономики. Есть и другие особенности.

Так, в USMCA содержится положение об экспортных квотах на ряд товаров (прежде всего, автомобили), за превышением которых будут следовать повышенные импортные пошлины. Другое – предусматривает штрафы за «валютные манипуляции», что не характерно для традиционных торговых соглашений и в будущем явно направлено на ограничение возможностей других торговых партнеров (например, КНР и Японии) с точки зрения курсового стимулирования их экспорта. Новое соглашение ослабляет и правовые защитные меры для американских инвесторов в Мексике и полностью отменяет их в Канаде. По замыслу Администрации Трампа, эти меры будут способствовать сдерживанию распространения аутсорсинга, создания новых глобальных цепочек поставок и стимулированию возврата производства в Штаты. Кроме того, USMCA требует от стран-участников получить одобрение от других членов в случае, если они инициируют торговые переговоры с так называемой «нерыночной экономикой».

В том, что USMCA для Штатов – «шаблон» для тиражирования своего подхода к перезагрузке правил международной торговли, сомневаться не приходится. Об этом свидетельствует и намерения быстрой ратификации USMCA – всего полгода, тогда как подписанное 17 декабря 1992 года NAFTA вступило в силу только через год – 1 января 1994-го. Эксперты уже заговорили о скорой апробации этого алгоритма в случае возобновления переговоров с Еврокомиссией по «разморозке» проекта Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP) – о таком намерении Дональда Трампа еще в марте-2018 сообщал министр торговли США Уилбур Росс. Правда, ЕС пока не собирается перезапускать этот процесс. Об этом, например, еще в конце августа заявила комиссар ЕС по торговле Сесилия Мальмстром, подтвердив при этом готовность обсудить менее амбициозное соглашение, «ориентированное только на тарифы на товары».

Перспективы диалога США – Китай пока тоже нельзя назвать вполне ясными. За 90 дней договориться сразу обо всем, скорее всего, не получится, и взаимное давление может принять другие формы. США будет делать упор на то, что Китай сажает партнеров на «долговую иглу», а Поднебесная – активно продвигать инициативы о либерализации торговли с партнерами США, например, с Японией.

Во всяком случае признаки консолидации усилий по активизации выстраивания региональных торговых союзов в Юго-Восточной Азии проявились на полях саммита Группы 20-ти. Так, в ходе двусторонней встречи Председатель КНР Си Цзиньпин призвал премьер-министра Японии Синдзо Абэ ускорить переговоры по Всестороннему региональному экономическому партнерству (ВРЭП, The Regional Comprehensive Economic Partnership, RCEP) и трехстороннему соглашению о свободной торговле с Республикой Корея.

Между тем, важнейшее условие перезапуска системы многосторонних правил международной торговли – обеспечение работоспособности Всемирной торговой организации. И с этой точки зрения консенсус по поводу необходимости реформы ВТО – важнейший итог саммита Группы 20-ти, в коммюнике которого уже обозначены и сроки подведения промежуточных итогов – лидеры стран рассмотрят прогресс в достижении задачи на следующем саммите G20, который пройдет в Японии в июне 2019 года. Это достигается, прежде всего, реформой апелляционного механизма ВТО. Предложения уже есть. 12 декабря общему совету Организации Евросоюз и еще 11 стран представят соответствующие предложения: при согласии сторон споры могут рассматриваться более 90 дней; число арбитров увеличивается с 7 до 9, они работают в режиме full job, full time весь срок полномочий, рассматривают только вопросы, необходимые для разрешения конфликта, не давая никаких оценок внутреннего законодательства стран; выбор арбитра и его замещение определяются, как и прежде, консенсусом всех членов ВТО.

Повестка перезагрузки Всемирной торговой организации, конечно, много шире. Он включает в себя и продолжение процессов взаимного открытия внутренних товарных и финансовых рынков, и либерализацию торговли услугами, и, естественно, учет в национальных регулятивных практиках новых экономических смыслов – развитие цепочек добавленной стоимости, индивидуализацию производства и потребления, расширение на порядки числа участников международных экономических отношений за счет малого и среднего бизнеса (появился даже новый термин – minimultinationals) на основе цифровых технологий. В этом же ряду теснейшая увязка защиты интеллектуальной собственности с трансфером технологий и прямыми инвестициями.

Не исключено, что саммит G 20 в Аргентине подтолкнет поиск решений на этих направлениях. Возможно, в ходе начинающегося председательства Японии в «двадцатке» в ее рамках будет создана и специальная рабочая группа для обсуждения вопросов реформирования ВТО, что было предложено Президентом РФ Владимиром Путиным. Подвижки в перезапуске многосторонних правил международной торговли способны позитивно сказаться на ослаблении остроты других неотложных проблем мировой экономики – ускорении реформ финансового регулирования, масштабировании мер структурной политики, нормализации денежно-кредитных условий и снижении глобального общего долга ($182 трлн), «расширении пространства» гибких валютных курсов и т.п.

В 2008-2009 годах, благодаря интенсивной и результативной деятельности Группы 20-ти удалось избежать перерастания Великой рецессии в Великую депрессию. Новый вызов – риск длительного застоя на грани кризиса, о чем внятно напоминают «военно-торговые упражнения», требует еще больших усилий. По сути, глобальной экономике в настоящее время необходим новый миропорядок. Маршрут к ВТО 2.0 – движение именно в этом направлении. Россия готова к активному участию в этом процессе, стабилизируя внешние условия собственного развития. Еще важнее то, что работа «над деталями» может создать дополнительные стимулы к ускорению разрешения внутренних структурных проблем, а это – абсолютный императив для достижения национальных целей-2024.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net