Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

21.01.2019 | Политком.RU

Brexit: возможные сценарии

Тереза Мэй15 января британский парламент заблокировал план по выходу Великобритании из Евросоюза (ЕС), согласованный Терезой Мэй с Брюсселем в ноябре 2018 года. Сюрпризом стало не само поражение, а то, с каким «счетом» оно произошло: в поддержку предлагаемого соглашения высказалось 202 парламентария, против – 432, в том числе почти треть представителей Консервативной партии.

Голосование должно было состояться еще в декабре прошлого года, но Мэй перенесла его из-за споров внутри своей Консервативной партии – впрочем, как показали результаты прошедшего голосования, ситуацию это не спасло. Евросоюз отреагировал на результаты парламентского голосования совместным заявлением от лица своих лидеров, в котором призвал правительство Великобритании как можно скорее прояснить свои дальнейшие намерения.

Сразу после голосования по Brexit лидер оппозиционной лейбористской партии Джереми Корбин назвал результаты «самым масштабным поражением правительства с 1920-х годов» и инициировал вотум недоверия правительству Терезы Мэй. Впрочем, этот шаг для Корбина был скорее имиджевым – несмотря на разногласия по вопросу выхода из ЕС поддержка Мэй правящей Консервативной партией и Демократической юнионистской партией Северной Ирландии была гарантирована: вотум недоверия поддержало всего 306 парламентариев против 325 противников. После голосования Мэй пригласила лидеров парламентских партий приступить к дальнейшим переговорам по Brexit немедленно - новый план действий должен быть предложен на обсуждение парламента 21 января. Правда сделать это будет достаточно проблематично: Корбин уже успел заявить, что готов сесть за стол переговоров только после отказа от варианта выхода из ЕС без соглашения. На этом же настаивают и либеральные демократы вместе с Шотландской национальной партией.

Соглашение, изначально согласованное Терезой Мэй с Брюсселем, предполагает выполнение следующих основных условий:

  • согласно определенным ст. 50 Лиссабонского договора Евросоюза срокам, Великобритания покинет ЕС 29 марта 2019 года;
  • до конца 2020 года продлится переходный период, на время которого страна останется членом Таможенного союза ЕС и Европейского единого рынка, а у Великобритании и ЕС будет время обсудить итоговые параметры выхода;
  • после окончания переходного периода Великобритания сможет предъявлять значительно более жесткие требования к трудовым мигрантам из других стран ЕС и обладать большей степенью автономии в юридической и экономической сферах.

Главные спорные моменты плана по выходу Великобритании из Евросоюза:

1. Вопрос о границе между Северной Ирландией, находящейся в составе Великобритании, и Республикой Ирландией, являющейся отдельным членом ЕС. В случае, если по окончанию переходного периода Лондон не сможет договориться с Брюсселем по этому вопросу, будет активирован механизм backstop, предполагающий открытую границу между двумя Ирландиями (но только если Великобритания останется в таможенной зоне ЕС, а Северная Ирландия продолжит следовать всем регламентам ЕС). При этом у Великобритании отсутствует возможность одностороннего выхода из backstop.

2. Недостаток поддержки гражданами Великобритании сценария выхода страны из ЕС. Недавние опросы, проведенные социологическими службами Великобритании, показывают, что в случае нового референдума 53% выбрали бы вариант сохранения членства в ЕС и только 47% голосовали бы за выход. Очевидно, что, голосуя в 2016 году за выход из Евросоюза британцы голосовали за восстановление полного суверенитета и независимости страны, что на деле обернулось необходимостью нелегкого выбора между суверенитетом и экономической выгодой от беспошлинного доступа на рынки ЕС и других преимуществ.

3. Принципиальность и твердость позиций самого Евросоюза: главным переговорщиком по Brexit сразу был назначен француз Мишель Барнье, известный своей жесткостью в подобных вопросах, а очередь Великобритании на председательство в Совете ЕС передана Эстонии. Лидеры Евросоюза понимают, что Brexit – опаснейший прецедент, и необходимо дать понять другим государствам-участникам, что «отделавшись малой кровью» и при этом сохранив преимущества доступа к единому рынку, из Евросоюза выйти не получится.

После сокрушительного поражения предложенного Терезой Мэй соглашения в парламенте стало ясно, что необходимо инициировать процесс обсуждения с другими партиями – без их поддержки премьер-министр однозначно не сможет ратифицировать договор о выходе из Евросоюза. Однако выработать решение, которое бы устроило большинство за такой небольшой срок весьма сложно: все остальные партии выступают либо за более мягкий вариант Brexit, чем предлагает Мэй, либо за его полную отмену. К примеру, лейбористам важно участие в Таможенном Союзе (обеспечит беспошлинный доступ на рынок ЕС), а для весомой части консерваторов, выступающих за «жесткий Brexit», это неприемлемо, поскольку Великобритания потеряет возможность заключения самостоятельных торговых союзов. В сложившейся ситуации существует три базовых сценария дальнейшего развития событий.

Первый сценарий предполагает выход из Евросоюза в оговоренные сроки (29 марта 2019 года) без заключения соглашения. Несмотря на сложности в согласовании позиции, такой сценарий маловероятен и невыгоден большинству парламентариев, кроме сторонников «жесткого Brexit», которых не так много. К полной законодательной и экономической самостоятельности, предполагающей переход на правила ВТО с высокими тарифами и таможней на границе с другими странами Евросоюза, Лондон не готов. При реализации такого сценария пострадают и страны континентальной Европы: речь идет как о потерях европейского бизнеса, плотно сотрудничающего с британским, так и о неопределенном будущем граждан других стран Евросоюза, живущих и работающих на территории Великобритании.

Второй сценарий, предполагающий выход из Евросоюза с новым, переработанным соглашением - пожалуй, самый реалистичный – требует либо согласования с ЕС отсрочки или оперативных дополнительных уступок, которые могли бы «снять» часть вопросов со стороны консерваторов (например, уступки по механизму backstop), либо уступку Мэй лейбористам и утверждения варианта более мягкого Brexit, предусматривающего сохранение членства в Таможенном союзе (может расколоть Консервативную партию). Возможность отсрочки премьер-министр пока отвергает, надеясь уложиться в необходимые сроки и договориться в парламенте, но ситуация легко может измениться.

Третий сценарий представляет собой проведение нового референдума, на котором решать судьбу Евросоюза и определять дальнейшие действия правительства будут сами британцы. Причем параметры референдума в таком случае могут быть абсолютно разными: новое голосование по выходу из ЕС, голосование по соглашению, предлагаемому Мэй, или по другому варианту, предложенному парламентом.

Какой бы сценарий не был выбран в итоге, сложившаяся ситуация послужит уроком: скоропалительное решение о проведении референдума, оттягивание переговорного процесса, и следование популистским трендам могут привести только к политическому кризису. И, если в 1990-е и 2000-е годы в Европе была популярна идея, что последнюю точку в важных вопросах должен ставить народ посредством голосования на референдуме, то теперь, после многочисленных сложностей, связанных c непредсказуемыми результатами референдума по выходу Великобритании из Евросоюза, референдума по переименованию Македонии, где, несмотря на «правильный» для его инициаторов результат, была слишком низкая явка, и референдума в Нидерландах о ратификации соглашения об ассоциации Украины и ЕС, практика проведения референдумов может сойти на нет. Хотя «желтые жилеты» во Франции требуют введения этой практики, но правящие элиты стремятся заменить их необязывающими дебатами.

Интересно, что Россия, напротив, последнее время активно поддерживает подобную практику – особенно, когда речь идет о вступлении новых стран в НАТО и ЕС. Для российской власти это выгодно – народное голосование в условиях роста евроскептицизма вполне может разойтись с приоритетами элит. Другое дело, что в самой России последний общенациональный референдум проходил в 1993 году – с тех пор власть тоже предпочитает не рисковать.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net