Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

06.08.2019 | Марина Войтенко

Перспективы роста – интрига закручивается

Марина ВойтенкоПо итогам заседания комитета по открытым рынкам ФРС США (30-31 июля) базовая ставка по федеральным фондам впервые за последние 10 лет снижена на 25 б.п. до 2,0-2,25%. Решение не стало неожиданным, участники рынков прогнозировали его с вероятностью выше 80%. При этом предполагалось, что Федрезерв начнет «агрессивный цикл смягчения» монетарной политики, опустив к концу 2020 года ставку минимум на 100 б.п. В «рабочих гипотезах» это позволило бы придать уверенности финрынкам, ослабить доллар, улучшить торговый баланс, придать новые стимулы слабеющему росту и отодвинуть сроки наступления новой рецессии. Подтвердить предрасположенность к этому сценарию, который бы определил траекторию динамики рынков и глобального хозяйства в целом на несколько ближайших кварталов, должны были комментарии самого Федрезерва. Однако не случилось. Вопреки ожиданиям американский регулятор не дал ясного сигнала о направлении последующих шагов. Рыночное разочарование обернулось повышенной волатильностью: котировки акций резко ушли вниз, доллар, напротив, заметно укрепился (официальный курс ЦБ РФ 02.08.19 составил 64,64 руб/$, рыночный достигал 65,43 руб/$)[1]. В итоге перспективам pax economica добавилось неопределенности, осложняющей действия правительств и центробанков.

В заявлении ФРС, впрочем, содержится формула о готовности двигаться дальше по мере необходимости. Инвесторы тем временем задаются вопросом – когда и при каких обстоятельствах таковая может наступить. Часть игроков трактует решение ФРС и ее «размытые» разъяснения как «паузу», требуемую для плавной смены монетарного курса. При этом обращается внимание на объявление о досрочном завершении программы «сокращения активов на балансе» (то есть, отказа от покупок государственных и ипотечных облигаций). Другие же трактуют решение 31 июля как разовую корректировку, которая может вообще не получить никакого продолжения. Причем и те, и другие ссылаются на главу Федрезерва Джерома Пауэлла, заявившего, что ставка понижена «для предотвращения рисков экономического спада из-за слабого мирового роста и неопределенности в торговле». Отсюда и общее настроение рынков – центральные банкиры в США должны пояснить свои намерения до следующего заседания 17-18 сентября (на нем, кстати, будет представлен и обновленный макроэкономический прогноз). Оснований тому, между тем, уже предостаточно.

Во-первых, существенно возросла вероятность возвращения таможенных споров США и Китая в состояние полномасштабной «торговой войны». С 1 сентября Дональд Трамп намерен ввести новые 10%-е пошлины на китайский импорт объемом $300 млрд. Попытка оказать давление на партнеров по переговорам (их очередной раунд в конце июля не принес какого-либо прорыва) понятна. Но, очевидны и риски. По оценке аналитиков Промсвязьбанка, при реализации версии «25% на все» США и Китай в течение года теряют 1,1% и 1,2% ВВП соответственно, а в Штатах в 2020-ом начинается умеренная рецессия. Для ФРС это – серьезная головная боль. Как заявил на пресс-конференции 31 июля Джером Пауэлл: «У нас не так много опыта реагирования на мировые торговые конфликты».

Во-вторых, опережающие индексы в ведущих экономках мира отмечены динамикой вовсе не вдохновляющей. В США в июле ISM Manufacturing, снижаясь четвертый месяц к ряду, упал до минимума с августа-2016 – 51,2 пункта; на 0,8% во втором квартале сократились (год к году с сезонной очисткой) инвестиции корпоративного сектора. PMI в промышленности Еврозоны в июле опустился до 46,5 пункта после 47,6 пункта месяцем ранее (в том числе во Франции – до 49,7 с 51,9 пункта, в Германии – до 43,2 с 45 пунктов). Динамика промвыпуска затормозила темп ВВП ЕС-19 в апреле-мае до 1,1% г/г – минимума за пять лет (при этом темп квартал к кварталу рухнул вдвое – с 0,4% до 0,2%). В Китае PMI в производственном секторе в июле вырос с 49,4 до 49,9 пункта. Выводы о начавшемся восстановлении, тем не менее, требуют осторожности: прибыль предприятий в июне сократилась на 3,1%, в мае – росла на 1,1%[2].

В-третьих, дополнительные месседжи ФРС важны для других центробанков. Слабый рост и замедление инфляции в зоне евро (до 1,1% в июле при целевом показателе «чуть ниже 2%») требуют от ЕЦБ включения новых монетарных стимулов. Они ожидаются в сентябре. Но решение опять-таки во многом будет зависеть от «верно распознанных» намерений Федрезерва. То же отнюдь не бесполезно для банка Англии, которому предстоит амортизировать последствия Brexit (возможно, в его жестком варианте). В аналогичном положении Банк Японии – снижение правительством страны прогнозов по темпам роста ВВП и экспорта в текущем году (завершается в марте-2020) с 1,3% до 0,9% и с 3% до 0,5% ставит вопрос о новом смягчении денежно-кредитной политики (ДКП). В режиме напряженного ожидания остается и Народный банк Китая с одной из первоочередных задач – определить пределы допустимого ослабления юаня.

Перспективы поддержки мирового роста монетарными средствами в ближайшие месяцы выглядят неопределенно-противоречивыми. При этом многие финаналитики и международные эксперты предупреждают о завышенности ожиданий от предстоящей новой фазы мягкой ДКП. В нынешних условиях (когда нормализация монетарных кондиций после программ «количественных смягчений» осталась незавершенной) у регуляторов заметно меньше возможностей противостоять шокам, имеющим более долгосрочный и преимущественно структурный характер. К тому же накачивание экономики ликвидностью способно лишь растянуть во времени, но вовсе не снять с повестки реализацию рисков растущих корпоративных долгов, высокой волатильности потоков капитала в emerging markets, возникновения пузырей на рынках недвижимости и т.п. Стимулы, запускаемые центробанками, способны затормозить скорость глобального замедления. Но для стабилизации, а тем более ускорения роста требуются другие средства – прежде всего, из арсенала структурной политики.

Положение дел в мировой экономике существенным образом влияет на состояние российского хозяйства. Свидетельство тому – динамика счета текущих операций (СТО) платежного баланса. Во втором квартале его сальдо сократилось до $12 млрд (на 32% к аналогичному периоду-2018, на 10% со снятой сезонностью к январю-марту текущего года). В итоге профицит СТО составил 2,9% ВВП против 6,8% в среднем за последние четыре квартала (оценка Центра развития НИУ ВШЭ). На фоне резкого замедления притока прямых иностранных инвестиций (более чем вчетверо) положительный баланс финансового счета обусловлен вложениями нерезидентов в ОФЗ (около $10,5 млрд). Следует, однако, иметь в виду, что спрос на них по природе своей спекулятивен и сильно изменчив. Кроме того, все еще низкая инвестпривлекательность российских нефинансовых компаний, возможное снижение нефтецен, усиление санкционного давления и общая неопределенность в глобальном хозяйстве вполне в состоянии вызвать усиление оттока капитала во втором полугодии при одновременном сокращении притока валюты в РФ по текущим операциям.

В сумме эти факторы могут подтолкнуть рубль к ослаблению. По макроэкономической «классике» это способно улучшить положение экспортеров (во втором квартале их поставки за рубеж упали на 7%). Тем не менее, в реальности все может оказаться сложнее. По оценке экспертов ЦМАКП, вялый темп российской экономики в первом полугодии (втрое ниже, чем по итогам-2018) означает, что она втягивается в стагнацию. Среди факторов роста основную роль пока сыграло конечное потребление домохозяйств при «нулевом» вкладе экспорта и отрицательном накоплении основного капитала. Между тем, стимулирующие девальвационные эффекты (при переходе валютного курса в интервал 65-67 руб/$) могут быть смазаны невыразительными перспективами внешнего спроса. При этом подорожавший импорт инвестиционных товаров добавит негатива динамике внутренних вложений в основной капитал.

В июле, на первый взгляд, обозначились некоторые признаки оживления экономики:

· PMI в обработке, по версии IHS Markit, повысился до 49,3 пункта после 48,6 пункта в июне;

· по данным ОАО РЖД, стабилизировалась погрузка на железнодорожном транспорте (после спада она вернулась к уровням середины лета-2018);

· по первым оценкам (см. консенсус-прогноз Интерфакса от 2 августа), июньский темп в 1,4% год к году сохранила торговая розница.

Устойчивость трендов, однако, пока не очевидна. Уверенные выводы можно будет сделать лишь по итогам третьего квартала в целом (тот же индекс PMI, оставаясь ниже 50 пунктов, указывает на отсутствие выраженного тренда к повышению деловой активности).

Прогнозный оптимизм сдерживается наблюдаемым (по опросам руководителей предприятий), а по мнению ряда экспертов, даже усиливающимся эффектом «привыкания» субъектов экономики к ее пограничному состоянию, когда нет ни однозначного спада, ни убедительного роста, что проявляется в первую очередь в продолжающейся «летаргии инвесторов». По расчетам ЦМАКП, в первом квартале прирост индекса объема предложения инвестиционных товаров на внутреннем рынке (машины и оборудование + стройматериалы + соответствующий импорт) насчитывал 0,4% в месяц (к предыдущему кварталу, сезонность устранена), то в апреле-мае – лишь 0,1%. С этим трендом корреспондирует оценка ДИП ЦБ РФ, согласно которой во втором квартале сокращение вложений в основной капитал составило 1,3-1,8% г/г (бюджетные госинвестиции при этом в апреле-мае сжались на 11,8% в номинальном выражении).

Напомним, что в январе-мае Росстат зафиксировал рост сальдированного финансового результата (прибыль минус убыток) организаций (без субъектов малого предпринимательства, банков, страховых компаний и госучреждений) на 36,5% до 6,743 трлн рублей. Финансовый потенциал для инвестиций значителен. Однако опросы (например, ИЭП им.Е.Т.Гайдара) уже пятый месяц подряд показывают в той же обработке отсутствие планов расширять капвложения. При этом наблюдается активизация отвлечения средств предприятий в финансовые вложения. В ЦМАКП констатируют, что годовой прирост корпоративных рублевых депозитов равен 17-18% годовых расходов на инвестиции в основной капитал. В немалой степени, полагают аналитики, это связано с практически неработающими механизмами межотраслевого перелива капиталов, что помимо дефицита необходимых финансовых инструментов является прямым следствием некомфортного делового климата. Экспертный консенсус-прогноз Интерфакса указывает на существенное торможение инвестиций в 2019 году – до 1,6% после прошлогодних 4,3%. Это заметно скромнее ожиданий МЭР (3,1%). Более чем двукратным остается расхождение и в прогнозах на 2020 год – 3,2% и 7,0% соответственно.

Несовпадение официальных и экспертных ожиданий по темпам ВВП-2019 менее внушительно: 1,3% у МЭР и 1,0-1,5% у ЦБ РФ contra 1,1% по консенсус-прогнозу финаналитиков. Заметим, что в Банке России ускорения ВВП до 0,8-1,3% ждут уже в третьем квартале. Помочь должно нормальное финансирование нацпроектов (до конца года экономика по этому каналу должна получить около 1 трлн рублей госрасходов). Роли активных стимулирующих усилий на стороне госфинансов отдают должное и эксперты. При этом допущении в ЦМАКП оценивают вероятные темпы роста ВВП в 2020 году до 1,6-1,9%, 2021-ом – до 1,9-2,2%, в 2022 году – до 2,2-2,6%. При этом инвестиции ускорятся к 2022 году до 5,9-6,3%, а реальные зарплаты будут расти примерно вровень с ВВП – 1,5-1,8% в 2020 году; 2,2-2,5% и 2,4-2,8% в последующие два года.

Сбываемость, впрочем, даже такого умеренного прогноза напрямую зависит от «перезапуска» деловой среды, многие параметры которого по-прежнему остаются в зоне неопределенности: реформы контрольно-надзорной деятельности и госзакупок, согласование актуализированной версии плана правительства по трансформации инвестклимата и т.п.

Нынешние темпы экономического роста в РФ уже отразились повышением в первом квартале уровня бедности с 13,9% до 14,3% (число россиян с доходами ниже прожиточного минимума увеличилось на 0,5 млн человек до 20,9 млн). Социальная отдача от макродинамики крайне невысока. По итогам опроса ФОМ (опубликован 30 июля), за последние два-три месяца материальное положение 67% респондентов практически не изменилось, 24% – ухудшилось, улучшения заметили лишь 8%. Бюджетно-нацпроектные стимулы второго полугодия должны запустить механизмы ускорения роста. Его ожидаемые значения в ближайшие три года, однако, могут оказаться ниже необходимых для уверенного достижения целей-2024. При этом риски, наблюдаемые в глобальном хозяйстве, в случае их реализации заметно снизят вклад внешних факторов в российский ВВП. В этих обстоятельствах адекватный ответ в экономической политике на обозначившиеся вызовы предстоит найти по сути до конца текущего года.

Марина Войтенко - экономический обозреватель

[1] Помимо общей реакции рынков на неоднозначность решения ФРС, усиленной новым витком торгово-политической напряженности между США и Китаем, традиционное давление на рубль оказали новости о подписании Дональдом Трампом указа, вводящего так называемый второй пакет санкции в отношении РФ в связи с «делом Скрипалей».

[2] 30 июля по итогам заседания Политбюро ЦК КПК информационное агентство «Синьхуа» сообщило: «Китай активизирует усилия по стимулированию спроса и поддержке экономики». Упор будет сделан, прежде всего, на фискальные меры. Наблюдатели, тем не менее, предупреждают: рисков меньше не станет. Общий долг Поднебесной превысил 300% ВВП, более половины составляет корпоративный. О значимости этого факта говорит то, что в 2018 году о банкротстве заявили 18 тыс компаний в КНР – вдвое больше, чем в 2017-ом.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net