Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

23.09.2019 | Марина Войтенко

Бюджетная политика – настройка на поддержку роста

Марина Войтенко19 сентября Правительство РФ одобрило проект федерального бюджета-2020 и основные параметры финплана на 2021-2022 годы. На доработку отпущено 10 дней. До 1 октября весь бюджетный пакет должен быть отправлен в Госдуму. Конструкция госфинансов начинает перестраиваться: их консолидация по сути завершена, теперь в повестке дня последовательное и постепенное включение стимулирующих функций расходной и фискальной политик. Такого поворота требует состояние экономики, остающейся на околостагнационной траектории, на что наглядно указывают макроитоги августа и восьми месяцев с начала года. В то же время, финансовым властям приходится учитывать нарастающее давление сдерживающих обстоятельств, связанных как с усилением неопределенности в замедляющемся глобальном хозяйстве, так и со сложностью и порой неоднозначностью решений по запуску регулятивных структурных реформ, необходимых в том числе для контрциклического ускорения роста.

Характерная особенность новой финансовой трехлетки – убывающая профицитность федерального бюджета: после 1,7% ВВП в 2019 году в 2020-ом он должен сократится до 0,8%, в 2021-ом – до 0,5%, в 2022 году – до 0,2% ВВП. При этом ненефтегазовый дефицит бюджета (его сальдо без нефтегазовых доходов) в среднем за период не превысит 5,8-5,9% ВВП. С учетом ситуации на мировых рынках в полном объеме сохраняется механизм бюджетного правила. На 2020 год, например, цена отсечения зафиксирована на уровне $42,4 за баррель марки Urals. В целом доходы госказны, согласно бюджетному проекту, составят в 2020 году 20,4 трлн рублей, в 2021-ом – 21,2 трлн, в 2022 году – 22,1 трлн рублей. В долях ВВП они, тем не менее, будут снижаться – с 18% до 17,7% и 17,2% соответственно, отражая стабильность налоговых условий и некоторое ослабление общего фискального бремени.

Расходы бюджета в 2020 году одобрены в размере 19,5 трлн рублей (17,3% ВВП, что на 0,5 п.п. выше, чем в 2019-ом), в 2021-ом – 20,6 трлн (17,1% ВВП), в 2022-ом – 21,8 трлн рублей (16,9% ВВП). Основная статья бюджетных трат – социальная поддержка граждан и развитие человеческого капитала. Расходы на здравоохранение в 2020 году в сравнении с 2019-ым, например, растут почти на 50%. На индексацию материнского капитала (до 466 тыс рублей) зарезервировано 316 млрд рублей, на повышение МРОТ (затронет 3,2 млн человек) – 20,9 млрд рублей и т.п. Естественно, предусмотрены значительные объемы финансирования мероприятий в рамках национальных проектов. В течение трех лет на них предполагается направить около 7 трлн рублей (2,0 трлн рублей в 2020-ом, далее – 2,1 и 2,7 трлн рублей соответственно). На проекты в демографии и здравоохранении выделяется 2,7 трлн рублей, в образовании – около 380 млрд, в жилищном строительстве – более 400 млрд рублей.

Общий объем средств, предусмотренных на нацпроекты, касающиеся развития экономики (поддержка несырьевого экспорта, малого и среднего бизнеса, внедрение «цифры», повышение производительности труда), достигнет 1,2 трлн рублей. Более 1,6 трлн рублей будет направлено на модернизацию и развитие инфраструктуры. В рамках новой финансовой трехлетки увеличивается поддержка региональных бюджетов: общая сумма федеральных трансфертов в 2020-2022 годах запланирована почти в 7,5 трлн рублей, в том числе около 2,2 трлн рублей – на реализацию нацпроектов, еще почти столько же насчитывают дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности.

Объем госдолга в течение всего периода сохраняется на безопасном уровне (менее 20% ВВП) при плавном увеличении с 17,1 трлн рублей в 2020 году до 19 трлн в 2021-ом и 21,1 трлн рублей в 2022 году. Чистые внутренние ежегодные заимствования не выйдут из интервала 1,5-1,8 трлн рублей.

Намечающийся разворот в бюджетной политике, подчеркнем это еще раз, в полной мере диктуется текущим состоянием и ожиданиями роста российской экономики. По версии МЭР, темп роста ВВП за восемь месяцев текущего года оценивается на уровне 1,1% год к году (при этом месячная динамика в августе несколько замедлилась до 1,6% г/г после 1,8% в июле):

· как и в июле наибольший положительный вклад в рост экономики внесли промпроизводство (0,6 п.п.) и сельское хозяйство (0,1 п.п.). Их августовские темпы составили 2,9% и 2,8% г/г. Темпы выпуска в добыче и обработке остались практически на уровне середины лета, в агросекторе – снизились более чем вдвое (прежде всего, вследствие более раннего начала уборочной компании по сравнению с прошлым голом);

· набрав с начала года 2,6%, промпроизводства адаптировались к уровню и динамике внутреннего и экспортного спроса. При этом сохраняется его повышенная волатильность, на что указывают колебания выпуска с исключением сезонного и календарного факторов: 0,6% в августе; 0,3% в июле; 1,1% в июне, минус 0,8% в мае; 1,3% в апреле; минус 0,5% в марте, 1,3% в феврале, 0,2% в январе;

· сохраняется сильная неравномерность в развитии отраслей. В августе при высоком темпе (+7,0% г/г) в химкомплексе и улучшении положения в металлургии, нефтепереработке и деревообработке возобновилось падение производства в машиностроении (-3,2% г/г) и легпроме (-2,3% г/г), а также усилилось замедление в пищевой промышленности (до 0,9% с 3,7% г/г в июле);

· торговля, строительство и транспорт в августе по-прежнему демонстрировали слабые результаты. Объем строительных работ остается на околонулевом уровне (0,2% г/г за восемь месяцев, в том числе 0,3% г/г в августе). Грузооборот транспорта увеличился с начала года на 1,1%, но в августе, как и в июле, остался в отрицательной зоне (-0,7% и -1,1% г/г соответственно). Торговая розница, накопив за 8 месяцев скромный прирост в 1,5%, продолжила терять месячные темпы, показав в августе (0,8% г/г после 1,1% в июле) наихудший результат в текущем году;

· на замедление потребительского спроса (что, впрочем, позволяет заметно купировать инфляционные риски) указывает и динамика реальной заработной платы: 2,3% роста в январе-августе при стабильном темпе около 3,0% в летние месяцы (вдвое ниже прошлогоднего).

Сводный опережающий индекс (СОИ, рассчитывается Центром развития НИУ ВШЭ) в августе десятый месяц подряд остался в отрицательной зоне – минус 1,8%. Это не означает жесткой неизбежности спада, но, к сожалению, и не указывает на близкую вероятность сдвигов к лучшему из текущей стагнации. Примечательно, что по итогам статистики, вышедшей к 30 августа, аналитики ДИП ЦБ РФ понизили оценку очищенных от влияния сезонности темпов ВВП в третьем-четвертом кварталах с 0,3% до 0,2%, что предполагает рост-2019 около 1,0% (то есть, ниже потенциального уровня). При этом сделана оговорка, что в расчетной модели не учтен возможный дополнительный импульс от ускорения расходования бюджетных средств. Их эффект, скорее всего, в значительной степени перейдет на 2020 год. Стимулирующее воздействие в текущем году, впрочем, может быть уравновешено отрицательным вкладом экспорта (в январе-июле его объем снизился на 3,7% г/г) как следствие продолжающегося и, по-видимому, усиливающегося замедления мировой экономики. В связи с этим напомним, что большинство экспертных прогнозов роста ВВП-2019 укладывается в интервал 0,7-1,2%, а ОЭСР на минувшей неделе понизило ожидания по РФ до 0,9% (сразу на 0,5 п.п.).

Примечательно, что сентябрьская корректировка представлений ОЭСР о перспективах глобального хозяйства превзошла все предыдущие оценки торможения pax economica. Наихудший результат для мирового ВВП предполагается по итогам-2019 – темпы роста будут минимальными со времени Великой рецессии 2008–2009 годов – плюс 2,9% (в мае ожидалось 3,2%). Напомним, в 2018 году показатель составлял 3,6%. Оценка на 2020-й снижена на 0,4 п.п. – до 3% (3,4%). Увеличение экономики США в текущем году достигнет 2,4% и 2% в следующем против ранее предполагавшихся 2,8% и 2,3% соответственно. Прогноз для зоны евро на ближайшие два года был ухудшен на 0,1 и 0,4 п.п. до 1,1% и 1%, в том числе для Германии – до 0,5% (0,7%, по предыдущей оценке) и 0,6% (1,2%). Снижены прогнозы для всех стран emerging markets, кроме Турции. Особенно резко – для Индии, где ВВП-2019 вырастет на 5,9% вместо 7,2%, ожидавшихся ранее, а в 2020-ом – на 6,3% (7,4%). Торможение экономики Китая должно оказаться менее быстрым – 6,1% (6,2%) и 5,7% (6%), но весьма значимым – падение темпов роста ВВП Поднебесной на 2 п. п. эквивалентно замедлению общемировой динамики на 0,7%.

В таком взгляде в будущее учтены опасениями нарастания торгово-политической напряженности, вовлечения в этот процесс большего числа участников и вероятности реализации жесткого Brexit. Эксперты ОЭСР предупреждают: «Перспективы становятся все неустойчивее и неопределеннее, торговые споры оказывают давление на уверенность инвесторов, что угрожает будущему росту; разногласия могут стоить мировой экономике 0,3-0,4 п. п. роста в 2020 году и 0,2-0,3 п. п. в 2021-ом». Представляя новую версию прогноза, главный экономист ОЭСР Лоренс Бун особо отметила: «Больше всего нас беспокоит то, что замедление роста становится продолжительным».

Схожие настроения и у Всемирного банка, также готовящегося понизить текущий (ВВП-2019 – 3,2%) прогноз темпов глобального роста. В выступлении в Институте международной экономики Петерсона в Вашингтоне его глава Дэвид Малпасс особо отметил: «замедление глобального роста имеет всеобъемлющую основу», а большие объемы капитала, размещенные в низкодоходных облигациях с исторически низкими темпами вложений, означают, что рост, «особенно в развивающихся странах, будет оставаться медленным, поскольку текущие запасы капитала истощаются».

Участники же рынков по-прежнему ожидают сохранения/расширения стимулирующей денежно-кредитной политики (ДКП) ключевых центробанков, и, судя по всему, не напрасно. Так, 12 сентября ЕЦБ принял решение о снижении ставки по депозитам на 10 б. п. до минус 0,5% годовых. При этом регулятор оставил процентную ставку по кредитам на нулевом уровне, ставку по маржинальным кредитам - на уровне 0,25% годовых. Объявлено также о возобновлении с 1 ноября чистых покупок активов объемом €20 млрд в месяц. На минувшей неделе Нарбанк Китая принял решение снизить базовую процентную ставку (LPR, loan prime rate) с 4,25% до 4,2% годовых. Банк Японии по итогам двухдневного заседания оставил ДКП без изменений (ставка по депозитам коммерческих банков в ЦБ на уровне минус 0,1%, целевая доходность 10-летних гособлигаций – около 0%), но сигнализировал о возможности расширения набора стимулов.

Сохранил статус-кво и Банк Англии (базовая процентная ставка 0,75%), подтвердив при этом объем выкупа активов с рынка в £435 млрд и возможность выбора любой траектории ДКП в зависимости от развития процесса Brexit. В очередной раз на 0,25 п.п. до 1,75-2% годовых по итогам заседания 17-18 сентября снизила federal fund rate ФРС США. Правда, сигналы будущих действий Федрезерва восприняты участниками рынка как неоднозначные. Одни сочли, что регулятор сделал прозрачный намек на запуск в конце года очередной программы количественного смягчения. Основанием тому послужило замечание главы Федрезерва Джерома Пауэлла: «вполне возможно, нам потребуется возобновить органический рост баланса раньше, чем мы думали». Другие полагают, что корректировка монетарной политики в рамках текущей фазы цикла завершена и ФРС возьмет паузу.

Между тем, потенциал волатильности финансовых и товарных рынков увеличивается. Объем обращающихся на них бондов с нулевой или отрицательной доходностью достиг, по различным оценкам, $15-17 трлн – треть от стоимости всех облигаций инвестиционного уровня. И это значительно повышает риски массовых распродаж активов.

Тренды и риски глобального хозяйства, естественно, добавляют сдержанности бюджетной политике в РФ. По мнению большинства экспертов, по меньшей мере в 2020 году она будет, скорее, нейтральной, поскольку стимулирующие эффекты не выглядят сильно масштабными (увеличение госрасходов происходит параллельно с закупками валюты по бюджетному правилу, которые, как ожидается могут составить 2,3 трлн рублей).

Между тем, смягчение ДКП Банком России (снижение ключевой ставки два раза подряд до 7,0%) пока еще не привело к заметным сдвигам в динамике и структуре кредитования. Годовые темпы прироста корпоративного портфеля в августе даже замедлились до 5,2% г/г после 6,8% г/г в июне. В месячном выражении, правда, прирост ссуд и займов в этом сегменте в конце лета впервые за год опередил темп банковской розницы – 1,9% и 1,8% соответственно. Адаптация экономики к новым денежно-кредитным условиям, по-видимому займет еще пару кварталов, а позитивные последствия этого начнут проявляться к середине следующего года. Заметим, что к этому сроку большинство финаналитиков ожидают снижения ключевой ставки Центробанка до 6,50%.

Надежды на усиление стимулов к росту нередко связываются с тратами из ФНБ. К концу 2020 года, по прогнозу Минфина, объем его ликвидной части достигнет 8,5% ВВП. Как считают в министерстве, этого достаточно, чтобы «пережить» в течение двух лет шок от снижения цены на нефть до $25 за баррель с последующим постепенным выходом в этот период на планку в $40 за баррель. «Подушка безопасности» – в работоспособном состоянии, причем есть возможности аккуратного финансирования из этого источника внутрироссийских инвестиций. В «Ренессанс Капитале», например, смоделировали эффект от трат из ФНБ 1% ВВП (около 1,2 трлн рублей) на инфраструктурные проекты: 0,6 п.п. дополнительного экономического роста при укреплении рубля на 3% и увеличении инфляции на 0,1-0,2 п.п. Эксперты, тем не менее, предупреждают о рисках непрозрачности такого рода решений, когда они реализуются на «ручном управлении», способном негативно отразиться на конкурентной среде. Помимо этого, присутствует и другое «классическое» ограничение – качество проектов и их экспертиз. Именно эта причина, по-видимому, является основой для объяснения того, что кассовое исполнение расходов на нацпроекты в настоящее время (по состоянию на 13.09.2019) насчитывает лишь 47% от годовых назначений.

Переход от жесткой бюджетной политики к ее настройке на стимулирование роста (при подстраховке со стороны нейтрального монетарного регулирования) требует установления ясных долгодействующих правил для бизнес-среды, необходимых для ускорения частных инвестиций. Залог устойчивости будущего развития именно в этом. Бюджетные же стимулы призваны поддерживать экономику, осваивающую новую регулятивную реальность. Причем эффективность расходной и доходной политик напрямую зависит от качества исполнения структурной повестки. Многие важнейшие ее слагаемые (гарантии неухудшения условий ведения бизнеса для инвесторов, восстановление накопительной пенсионной системы и т.п.), однако, продолжают оставаться под риском превращения в «реформаторский долгострой». Вклад бюджетных усилий в темп макродинамики в ближайшие годы будет определяться содержанием ответа на этот вызов.

Марина Войтенко - экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net