Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

14.10.2019 | Марина Войтенко

Экономическая политика: вызовы и ответы

Марина Войтенко8 октября Кристалина Георгиева, сменившая на посту директора-распорядителя МВФ Кристин Лагард, в первом публичном выступлении в новой должности констатировала: «Мировая экономика сейчас испытывает синхронное замедление роста». В текущем году, как ожидается, оно захватит 90% национальных хозяйств, а темп мирового ВВП окажется «на самом низком уровне с начала десятилетия». Публикация обновленного прогноза Фонда анонсирована на 15 октября. Скорее всего, цифры окажутся близкими к версии Всемирного банка (опубликована 8 октября): общемировой рост-2019 – 2,5%, международной торговли – 1,5%. При этом совокупный эффект торговых конфликтов может означать потерю примерно $700 млрд в 2020 году, около 0,8% ВВП мира в целом. Возможные торгово-политические компромиссы США и Китая по-прежнему вызывают вопросы. Цифры, характеризующие слабость глобальной макродинамики, будут уточняться еще не раз. Тем не менее, наблюдаемые тренды уже стали вызовом для экономической политики. В РФ при консенсус-прогнозе роста-2019 около 1% поиск ответа фокусируется на мерах по ускорению темпа, которые должны дать контрциклический результат уже в 2020 году. Многократные декларации принципов регулятивных действий, однако, пока явно опережают проработку деталей, формирующих мотивации к усилению деловой активности.

Рекомендации международных экономических организаций всегда носят рамочный характер. Больший упор делается не столько на конкретных рецептах, сколько на констатации рисков. В текущей версии МВФ она сводится, прежде всего, к:

отсутствию долговременного решения торговой проблемы (ее наиболее существенное следствие – разрывание цепочек добавленной стоимости, на которые приходится минимум половина оборота международной торговли);

негативным побочным эффектам низких и отрицательных процентных ставок центробанков;

вероятности дефолтов по корпоративным долгам до $19 трлн (40% совокупного долга в восьми ведущих экономиках) в случае серьезного мирового спада;

чрезмерной сдержанности в ряде стран в увеличении госрасходов;

торможению структурных реформ, формирующих основной потенциал будущего роста;

снижению эффективности международной экономической координации.

При этом, настаивает Кристалина Георгиева, каждой стране предстоит самостоятельно решить вопрос: «откуда возьмутся главные источники роста в меняющемся мире».

Актуальность поиска для РФ определяется маловыразительностью макротрендов. Всемирный банк в очередной раз снизил прогноз-2019 – до 1% с предполагавшихся в июне 1,2%, а в январе и вовсе 1,5%. Другие оценки укладываются в интервал 0,9-1,3%, то есть в среднем около того же одного процента. Причем, по мнению большинства экспертов, отклонения в обе стороны весьма реалистичны.

Сохранение замедления в глобальном хозяйстве, снижая внешний спрос на экспортные товары из РФ, уже находит отражение в платежном балансе. В январе-сентябре, по данным ЦБ РФ, профицит счета текущих операций в годовом выражении снизился на 23,8%, составив $57,2 млрд против $75,1 млрд в том же периоде-2018. Причем в третьем квартале снижение показателя ускорилось более чем вдвое к июлю-сентябрю прошлого года – до $12,9 млрд. Положительное сальдо внешней торговли сократилось за девять месяцев на 10,4% до $122,9, экспорт – на 4,7% ($320,7 млрд), импорт – на 0,4% ($182,7 млрд).

При этом, по данным оперативной статистики Федеральной таможенной службы, если в июне импорт из стран дальнего зарубежья сократился на 6,5% г/г, в июле рост составил 4,8%, в августе – 0,8%, а в сентябре – уже 5,3%. Вместе с тем, импорт машин и оборудования продолжает сдерживаться низкой инвестактивностью в экономике (-9,8% г/г, +3,7%, -4,8% и -1,9% соответственно), хотя динамика реального эффективного курса рубля, по идее, должна была бы этот импортный поток подталкивать к расширению.

Поиск решений по ускорению экономического роста в РФ развертывается на фоне обсуждения проекта бюджета на 2020 год и период 2021-2022 годов, внесенного в Госдуму РФ. В целом экспертные оценки документа сводятся к следующему: обеспечивая выполнение социальных обязательств государства, он не слишком теряет в жесткости – гарантии макроэкономичекой и финансовой стабильности перевешивают стимулы к развитию. При этом высказываются и опасения: на деле в ближайшие три года будет происходить ползучее увеличение фискальной нагрузки.

К такому выводу пришли, например, аналитики Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ), проанализировав Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2020 год и плановый период 2021 и 2022 годов и приложения к документу, внесенные правительством в Госдуму одновременно с проектом федерального бюджета на следующую трехлетку. По данным Минфина, в 2015 году налоговые доходы бюджета составили 28,97% ВВП, в 2018-ом – уже 32,72% ВВП. «Следует ожидать, что по итогам 2019 года этот показатель станет еще выше (учитывая повышение НДС до 20%, а также индексацию акцизов, страховых взносов, продолжение роста нагрузки по имущественным налогам и так далее). Такая же тенденция, судя по «Основным направлениям…», будет продолжена и в 2020-2022 годах, причем в отношении и бизнеса, и населения», – считают эксперты.

Со стороны парламентариев подвергся критике макропрогноз, заложенный в основу бюджета. В заключении комитета по экономической политике Госдумы отмечается инерционный сценарий развития РФ, отсутствие стимулов к переходу к инновационной экономике, сохранение ориентиров на экспорт сырья как основной драйвер роста. Вывод закономерен: «… нет оснований ожидать значительного повышения уровня благосостояния и качества жизни россиян». По мнению депутатов, стимулированию роста способствовали бы отказ от профицита бюджета за счет увеличения госрасходов вплоть и доведение его дефицита до уровня в 2-3% ВВП. Но даже на первый взгляд такое предложение выглядит слишком радикальным, поскольку несет в себе серьезные риски для экономической и финансовой стабильности. Эксперты более сдержаны в оценках: прогноз, конечно, отражает инерционный сценарий, но абсолютно реалистичен, требуя, однако, тщательной проработки мер, способных обеспечить его сбываемость.

Именно об этом шла речь (8 октября) на совещании у премьера Дмитрия Медведева о дополнительных мерах по ускорению экономического роста. МЭР поручено подготовить пакет компактных решений, содержащих конкретные шаги по улучшению делового климата, снижению административной нагрузки, развитию конкуренции. Как подчеркнул премьер, речь идет и о долгосрочных тарифных предложениях, и о системе гарантий для участия в долгосрочных инвестиционных проектах, и о закреплении ответственности за исполнение принятых решений. Отмечено также, что разрабатываемые стимулирующие меры не должны стать дубликатом нацпроектов и госпрограмм. Однако пока их контуры не просматриваются.

Между тем, ускорение роста требует концентрации усилий по преодолению структурных ограничений инвестактивности. На необходимость этого, например, указывает стагнация позиций РФ в рейтинге глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума (ВЭФ, World Economic Forum, WEF) – 43-е место из 141 второй год подряд. В докладе ВЭФ отмечается существенное улучшение макроэкономической среды. Намного лучше позиции в субрейтингах по индексам: «Размер рынка» (6-е место), «Внедрение информационных технологий» (22-е), «Инновационный потенциал» (32-е место). Но в номинации «Инфраструктура» – уже 50-е место, «Динамичность бизнеса» – 53-е, «Высшее образование и профессиональная подготовка» – 54-е место. Еще слабее позиции в субрейтингах, характеризующих качество институтов: «Общественные институты» – 74-е место, «Эффективность рынка товаров и услуг» – 87-е, «Развитость финансовой системы» – 95-е и «Здоровье» – 97-е место.

О некомфортности инвестклимата напоминают и данные ФНС о сокращении вновь созданных бизнесов в 2019 году. В январе-сентябре 2019 года их число сократилось на 6,2% г/г до 226,6 тыс. В то же время количество коммерческих организаций, прекративших деятельность в связи с ликвидацией, увеличилось на 12,6%.

Улучшение инвестклимата, тем не менее, остается приоритетом регулятивных действий правительства. 10 октября кабмин одобрил основные подходы к законопроекту о поощрении и защите капиталовложений. Для всех норм, непосредственно влияющих на инвестиционную окупаемость проектов, предлагается обеспечить стабильность, неприменение в течение трёх лет после их введения новых положений, ухудшающих условия ведения бизнеса. Предусмотрено также заключение специальных соглашений с бизнесами по проектам, объем инвестиций в которые будет составлять от 1,5 млрд рублей. По замыслу разработчиков законопроекта, эти соглашения будут гарантией для неизменности отдельных налогов, законодательства в области технического регулирования, градостроительного регулирования и т.п. Вместе с тем, детали гарантий государства все еще остаются непроясненными (состав обязательств, кто несет ответственность, выступая на стороне государства, предполагается ли принцип «одного окна» и т.п.). Альтернативный проект закона, подготовленный вице-премьером Дмитрием Козаком, на заседании правительства не рассматривался. Его интеграция с проектом закона от Минфина, видимо, будет проходить в рабочем порядке в течение ближайших двух недель – времени, отведенного для доработки законопроекта для внесения его в Государственную Думу.

Больше определенности в намерениях ЦБ РФ, сигналы о которых (на минувшей неделе их было немало) считываются экспертами и участниками рынков как готовность к продолжению смягчения денежно-кредитной политики. Так, уже анонсировано (до следующего заседания Совета директоров Банка России по ключевой ставке 25 октября) снижение прогноза по инфляции-2019. Финаналитики ожидают диапазона в 3,7-4,2% и практически не сомневаются в том, что ставка вновь будет уменьшена на 25 б.п. Такой же шаг не исключают и в декабре. К началу 2020 года, таким образом, ключевая ставка может достичь 6,0%.

В Центробанке, естественно, сохраняют интригу, оговаривая необходимость учета всех внешних и внутренних рисков, включая солидное увеличение бюджетных расходов (профицит-2019 планируется Минфином в 0,6% ВВП при том, что в январе-сентябре по факту он составил 3,8% ВВП), что окажет давление на цены с лагом в несколько месяцев в 2020 году. В его первой половине ЦБ РФ может притормозить монетарное смягчение, ожидая, как сработают стимулы росту на стороне налогово-бюджетной политики и структурных мер.

Наблюдаемое сгущение внешних рисков, плавно повышающее вероятность сползания глобального хозяйства в новую рецессию, все настоятельнее требует активных контрциклических действий. Их общий знаменатель – ускорение роста – уже с очевидностью признан как главный принцип ответа в эконмической политике РФ на текущие вызовы. При этом смысл повышений размерности макропоказателей важен как в плане социальной отдачи, так и с точки зрения расширения пространства возможностей для преодоления структурных ограничений устойчивому и ответственному развитию. Тем не менее, даже многократно подтвержденные заявления о намерениях на этот счет требуют прояснения деталей – от поощрения и защиты капвложений и регулятивно-надзорной реформы до декриминализации бизнеса и сокращения доли государства в ВВП. Именно вокруг них как раз и будут складываться реальные мотивации деловой активности.

Марина Войтенко - экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net