Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

14.10.2019 | Марина Войтенко

Экономическая политика: вызовы и ответы

Марина Войтенко8 октября Кристалина Георгиева, сменившая на посту директора-распорядителя МВФ Кристин Лагард, в первом публичном выступлении в новой должности констатировала: «Мировая экономика сейчас испытывает синхронное замедление роста». В текущем году, как ожидается, оно захватит 90% национальных хозяйств, а темп мирового ВВП окажется «на самом низком уровне с начала десятилетия». Публикация обновленного прогноза Фонда анонсирована на 15 октября. Скорее всего, цифры окажутся близкими к версии Всемирного банка (опубликована 8 октября): общемировой рост-2019 – 2,5%, международной торговли – 1,5%. При этом совокупный эффект торговых конфликтов может означать потерю примерно $700 млрд в 2020 году, около 0,8% ВВП мира в целом. Возможные торгово-политические компромиссы США и Китая по-прежнему вызывают вопросы. Цифры, характеризующие слабость глобальной макродинамики, будут уточняться еще не раз. Тем не менее, наблюдаемые тренды уже стали вызовом для экономической политики. В РФ при консенсус-прогнозе роста-2019 около 1% поиск ответа фокусируется на мерах по ускорению темпа, которые должны дать контрциклический результат уже в 2020 году. Многократные декларации принципов регулятивных действий, однако, пока явно опережают проработку деталей, формирующих мотивации к усилению деловой активности.

Рекомендации международных экономических организаций всегда носят рамочный характер. Больший упор делается не столько на конкретных рецептах, сколько на констатации рисков. В текущей версии МВФ она сводится, прежде всего, к:

отсутствию долговременного решения торговой проблемы (ее наиболее существенное следствие – разрывание цепочек добавленной стоимости, на которые приходится минимум половина оборота международной торговли);

негативным побочным эффектам низких и отрицательных процентных ставок центробанков;

вероятности дефолтов по корпоративным долгам до $19 трлн (40% совокупного долга в восьми ведущих экономиках) в случае серьезного мирового спада;

чрезмерной сдержанности в ряде стран в увеличении госрасходов;

торможению структурных реформ, формирующих основной потенциал будущего роста;

снижению эффективности международной экономической координации.

При этом, настаивает Кристалина Георгиева, каждой стране предстоит самостоятельно решить вопрос: «откуда возьмутся главные источники роста в меняющемся мире».

Актуальность поиска для РФ определяется маловыразительностью макротрендов. Всемирный банк в очередной раз снизил прогноз-2019 – до 1% с предполагавшихся в июне 1,2%, а в январе и вовсе 1,5%. Другие оценки укладываются в интервал 0,9-1,3%, то есть в среднем около того же одного процента. Причем, по мнению большинства экспертов, отклонения в обе стороны весьма реалистичны.

Сохранение замедления в глобальном хозяйстве, снижая внешний спрос на экспортные товары из РФ, уже находит отражение в платежном балансе. В январе-сентябре, по данным ЦБ РФ, профицит счета текущих операций в годовом выражении снизился на 23,8%, составив $57,2 млрд против $75,1 млрд в том же периоде-2018. Причем в третьем квартале снижение показателя ускорилось более чем вдвое к июлю-сентябрю прошлого года – до $12,9 млрд. Положительное сальдо внешней торговли сократилось за девять месяцев на 10,4% до $122,9, экспорт – на 4,7% ($320,7 млрд), импорт – на 0,4% ($182,7 млрд).

При этом, по данным оперативной статистики Федеральной таможенной службы, если в июне импорт из стран дальнего зарубежья сократился на 6,5% г/г, в июле рост составил 4,8%, в августе – 0,8%, а в сентябре – уже 5,3%. Вместе с тем, импорт машин и оборудования продолжает сдерживаться низкой инвестактивностью в экономике (-9,8% г/г, +3,7%, -4,8% и -1,9% соответственно), хотя динамика реального эффективного курса рубля, по идее, должна была бы этот импортный поток подталкивать к расширению.

Поиск решений по ускорению экономического роста в РФ развертывается на фоне обсуждения проекта бюджета на 2020 год и период 2021-2022 годов, внесенного в Госдуму РФ. В целом экспертные оценки документа сводятся к следующему: обеспечивая выполнение социальных обязательств государства, он не слишком теряет в жесткости – гарантии макроэкономичекой и финансовой стабильности перевешивают стимулы к развитию. При этом высказываются и опасения: на деле в ближайшие три года будет происходить ползучее увеличение фискальной нагрузки.

К такому выводу пришли, например, аналитики Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ), проанализировав Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2020 год и плановый период 2021 и 2022 годов и приложения к документу, внесенные правительством в Госдуму одновременно с проектом федерального бюджета на следующую трехлетку. По данным Минфина, в 2015 году налоговые доходы бюджета составили 28,97% ВВП, в 2018-ом – уже 32,72% ВВП. «Следует ожидать, что по итогам 2019 года этот показатель станет еще выше (учитывая повышение НДС до 20%, а также индексацию акцизов, страховых взносов, продолжение роста нагрузки по имущественным налогам и так далее). Такая же тенденция, судя по «Основным направлениям…», будет продолжена и в 2020-2022 годах, причем в отношении и бизнеса, и населения», – считают эксперты.

Со стороны парламентариев подвергся критике макропрогноз, заложенный в основу бюджета. В заключении комитета по экономической политике Госдумы отмечается инерционный сценарий развития РФ, отсутствие стимулов к переходу к инновационной экономике, сохранение ориентиров на экспорт сырья как основной драйвер роста. Вывод закономерен: «… нет оснований ожидать значительного повышения уровня благосостояния и качества жизни россиян». По мнению депутатов, стимулированию роста способствовали бы отказ от профицита бюджета за счет увеличения госрасходов вплоть и доведение его дефицита до уровня в 2-3% ВВП. Но даже на первый взгляд такое предложение выглядит слишком радикальным, поскольку несет в себе серьезные риски для экономической и финансовой стабильности. Эксперты более сдержаны в оценках: прогноз, конечно, отражает инерционный сценарий, но абсолютно реалистичен, требуя, однако, тщательной проработки мер, способных обеспечить его сбываемость.

Именно об этом шла речь (8 октября) на совещании у премьера Дмитрия Медведева о дополнительных мерах по ускорению экономического роста. МЭР поручено подготовить пакет компактных решений, содержащих конкретные шаги по улучшению делового климата, снижению административной нагрузки, развитию конкуренции. Как подчеркнул премьер, речь идет и о долгосрочных тарифных предложениях, и о системе гарантий для участия в долгосрочных инвестиционных проектах, и о закреплении ответственности за исполнение принятых решений. Отмечено также, что разрабатываемые стимулирующие меры не должны стать дубликатом нацпроектов и госпрограмм. Однако пока их контуры не просматриваются.

Между тем, ускорение роста требует концентрации усилий по преодолению структурных ограничений инвестактивности. На необходимость этого, например, указывает стагнация позиций РФ в рейтинге глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума (ВЭФ, World Economic Forum, WEF) – 43-е место из 141 второй год подряд. В докладе ВЭФ отмечается существенное улучшение макроэкономической среды. Намного лучше позиции в субрейтингах по индексам: «Размер рынка» (6-е место), «Внедрение информационных технологий» (22-е), «Инновационный потенциал» (32-е место). Но в номинации «Инфраструктура» – уже 50-е место, «Динамичность бизнеса» – 53-е, «Высшее образование и профессиональная подготовка» – 54-е место. Еще слабее позиции в субрейтингах, характеризующих качество институтов: «Общественные институты» – 74-е место, «Эффективность рынка товаров и услуг» – 87-е, «Развитость финансовой системы» – 95-е и «Здоровье» – 97-е место.

О некомфортности инвестклимата напоминают и данные ФНС о сокращении вновь созданных бизнесов в 2019 году. В январе-сентябре 2019 года их число сократилось на 6,2% г/г до 226,6 тыс. В то же время количество коммерческих организаций, прекративших деятельность в связи с ликвидацией, увеличилось на 12,6%.

Улучшение инвестклимата, тем не менее, остается приоритетом регулятивных действий правительства. 10 октября кабмин одобрил основные подходы к законопроекту о поощрении и защите капиталовложений. Для всех норм, непосредственно влияющих на инвестиционную окупаемость проектов, предлагается обеспечить стабильность, неприменение в течение трёх лет после их введения новых положений, ухудшающих условия ведения бизнеса. Предусмотрено также заключение специальных соглашений с бизнесами по проектам, объем инвестиций в которые будет составлять от 1,5 млрд рублей. По замыслу разработчиков законопроекта, эти соглашения будут гарантией для неизменности отдельных налогов, законодательства в области технического регулирования, градостроительного регулирования и т.п. Вместе с тем, детали гарантий государства все еще остаются непроясненными (состав обязательств, кто несет ответственность, выступая на стороне государства, предполагается ли принцип «одного окна» и т.п.). Альтернативный проект закона, подготовленный вице-премьером Дмитрием Козаком, на заседании правительства не рассматривался. Его интеграция с проектом закона от Минфина, видимо, будет проходить в рабочем порядке в течение ближайших двух недель – времени, отведенного для доработки законопроекта для внесения его в Государственную Думу.

Больше определенности в намерениях ЦБ РФ, сигналы о которых (на минувшей неделе их было немало) считываются экспертами и участниками рынков как готовность к продолжению смягчения денежно-кредитной политики. Так, уже анонсировано (до следующего заседания Совета директоров Банка России по ключевой ставке 25 октября) снижение прогноза по инфляции-2019. Финаналитики ожидают диапазона в 3,7-4,2% и практически не сомневаются в том, что ставка вновь будет уменьшена на 25 б.п. Такой же шаг не исключают и в декабре. К началу 2020 года, таким образом, ключевая ставка может достичь 6,0%.

В Центробанке, естественно, сохраняют интригу, оговаривая необходимость учета всех внешних и внутренних рисков, включая солидное увеличение бюджетных расходов (профицит-2019 планируется Минфином в 0,6% ВВП при том, что в январе-сентябре по факту он составил 3,8% ВВП), что окажет давление на цены с лагом в несколько месяцев в 2020 году. В его первой половине ЦБ РФ может притормозить монетарное смягчение, ожидая, как сработают стимулы росту на стороне налогово-бюджетной политики и структурных мер.

Наблюдаемое сгущение внешних рисков, плавно повышающее вероятность сползания глобального хозяйства в новую рецессию, все настоятельнее требует активных контрциклических действий. Их общий знаменатель – ускорение роста – уже с очевидностью признан как главный принцип ответа в эконмической политике РФ на текущие вызовы. При этом смысл повышений размерности макропоказателей важен как в плане социальной отдачи, так и с точки зрения расширения пространства возможностей для преодоления структурных ограничений устойчивому и ответственному развитию. Тем не менее, даже многократно подтвержденные заявления о намерениях на этот счет требуют прояснения деталей – от поощрения и защиты капвложений и регулятивно-надзорной реформы до декриминализации бизнеса и сокращения доли государства в ВВП. Именно вокруг них как раз и будут складываться реальные мотивации деловой активности.

Марина Войтенко - экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net