Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

26 марта президент РФ Владимир Путин провел встречу с представителями российского бизнеса. На встрече присутствовали 26 человек, включая гендиректора Mail.ru Group Бориса Добродеева, гендиректор сервиса Okko Яну Бардинцеву, совладельца сети Hoff Михаила Кучмента, президента Faberlic Алексея Нечаева, гендиректора «AliExpress Россия» Дмитрия Сергеева, основательницу сети кафе «Андерсон» Анастасию Татулову и президента ГК «Балтика-транс» Дмитрия Красильникова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

02.12.2019 | Марина Войтенко

Регулятивная перезагрузка – замыслы и действия

Марина ВойтенкоПо мнению первого вице-премьера, министра финансов Антона Силуанова, в текущем году рост российской экономики может оказаться выше официального прогноза в 1,3%. Помощник Президента РФ Андрей Белоусов полагает, что темп-2019 окажется в интервале 1,3-1,5%. В Минэкономразвития ожидания пока не меняют. Осторожны и в Банке России – прибавка ВВП, скорее всего, вплотную приблизится к верхней границе диапазона 0,8-1,3%. Некоторое текущее оживление макроэкономики, тем не менее, нередко сопровождается ужесточение экспертных оценок перспектив-2020. К тому же наблюдаемые тренды не выглядят устойчивыми. В ноябре индекс предпринимательской уверенности Росстата в добыче и обработке снизился второй месяц подряд. Темп же увеличения прибыли предприятий за 9 месяцев (данные опубликованы 28 ноября) оказался вдвое меньшим, чем в первом полугодии. В этих обстоятельствах логичным и оправданным выглядит предметное обращение правительства к переменам в регулятивной среде, способным усилить деловую активность бизнеса и вывести из состояния стагнации безальтернативные структурные реформы. Закономерным следствием этого оказываются интенсивность и острота дискуссий о содержании экономической политики.

В Госдуме РФ анонсировали, что рассмотрение законопроекта о соглашениях о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК) в первом чтении состоится 10 декабря. Значение «инвесткодекса» для ускорения ВВП трудно переоценить. Тем более что в обмен на стабилизацию условий ведения бизнеса и госгарантии их неизменности, по оценке Минфина, крупные российские компании готовы вложить в экономику около 70 трлн рублей (30 трлн из них министерство планирует привлечь до 2024 года). Внимание к деталям «исторического соглашения» усиливается с каждым днем, растет и число вопросов по поводу готовности к нему обеих сторон и связанных с этим рисков. Среди них эксперты выделяют, прежде всего:

высокую вероятность нарушения конкуренции вследствие привилегированных условий (то есть, избирательной поддержки) для бизнесов, заключивших СЗПК;

ориентацию de facto предлагаемых регулятивных режимов, в первую очередь, на крупный и сверхкрупный бизнес, способный реализовать многомиллиардные инвестпроекты;

избыточную бюрократизацию заключения соглашений и контроля за их исполнением (без решения пока остаются вопросы субъектности СЗПК на стороне государства и процедур согласования проектов в министерствах и ведомствах) при одновременном усилении потенциала коррупционных проявлений;

пересечения и противоречия с уже существующими механизмами и инструментами стимулирования инвестиций (СПИК 2.0, ТОРы, ОЭЗы, «проектная фабрика ВЭБ и т.п.).

В последнем случае дискуссии на минувшей неделе наглядно выявили существенные осложнения, которые могут вызвать СЗПК для рынка концессий. Напомним, что до сих пор не решен вопрос о четком их разграничении с госзакупками. ФАС, например, настаивает на том, что если расходы исполнителя работ, скажем на строительстве дороги полностью покрыты затем бюджетом, то это не концессия, а закупка. При этом полное возмещение возможно только после ввода в эксплуатацию и истечении определенного срока. СЗПК (в текущей редакции законопроекта он распространяется на ГЧП-проекты и концессии) ситуацию запутывают еще больше. В них предполагается компенсация фактических инфраструктурных расходов в рамках публично-правового режима, в концессиях – возвратность частных инвестиций с учетом нормы доходности на основе контрактного права. В Аналитическом центре при Правительстве РФ предупреждают: коллизия может привести к «возможной утрате работающего механизма» (на более 2 тыс концессий в настоящее время приходится общий инвестиционный объем в 1,8 трлн рублей). Наилучшим решением было бы вывести концессии из-под действия будущего закона о СЗПК. Но его еще предстоит принять.

Гарантии неизменности регулятивных условий, по логике, должны включать тарифы и цены на услуги естественных монополий. Вопрос этот, однако, остается в зоне неопределенности в связи с неясностью, как и в какие сроки будет проходить реформа их регулирования, о планах которой в правительстве неоднократно заявляли ранее. В ФАС еще в 2018 году предложили упразднить в целом закон «О естественных монополиях», внеся все необходимое для контроля за их деятельностью в виде поправок в базовый закон о развитии конкуренции. Решением вице-премьера Дмитрия Козака замороженное в течение текущего года обсуждение этого предложения на прошедшей неделе было реанимировано. Причем ФАС сразу же столкнулась с резкой критикой госкомпаний своего предложения о согласовании инвестпрограмм монополий («Газпрома», «Транснефти», «Россетей», «РусГидро» и ОАО РЖД) не только с правительством, но и с региональными и местными властями. Возражения сводятся к тому, что допсогласования лишь затянут формирование и утверждение программ, прямо влияющих на уровень цен и тарифов и, следовательно, мотивации к капвложениям в экономике в целом. Между тем, решение, каким путем пойдет кабинет министров предстоит принимать уже в декабре.

Известную напряженность у бизнеса (особенно у энергоемких компаний) вызывают правительственные планы реформирования электросетей. В стратегии их развития до 2030 года предполагаются: консолидация сетевых активов, дифференциация тарифов, оплата резерва сетевой мощности и снижение стоимости льготного техприсоединения. По оценке Сообщества потребителей электроэнергии, эти новации будут стоить крупным компаниям около 380 млрд рублей в год. «Подвешенность» вопроса, не исключают эксперты, может охладить пыл ряда потенциальных участников СЗПК.

На необходимость регулятивной перезагрузки к инвестиционной сфере явно указывает динамика прибыли российских предприятий. В 2018 году ее темпы год к году уверенно росли – со 107,1% в январе-феврале до 134,4% в январе-сентябре. В 2019-ом последовательность обратная – 143,4% и 111,6% соответственно. На сильно волатильную динамику при этом накладывается неэффективность льгот по налогу на прибыль. Кроме того, по наблюдениям МЭР, предприниматели нередко боятся увеличивать прибыль (а, стало быть, и инвестиции в производительность труда) из-за повышенного внимания контролирующих органов и просьб региональных властей. Так, выступая на международном форуме производительности (27 ноября) глава министерства Максим Орешкин рассказал о том, как специалисты Федерального центра компетенций в сфере производительности труда, приехавшие на предприятие в одном из регионов, указали на сегменты производства, где есть неэффективность, излишние запасы и т.п. и предложили конкретные шаги по исправлению ситуации и росту прибыли. Акционер ответил отказом, аргументировав его тем, что вслед за прибылью на предприятие сначала придут «контролеры», затем региональные начальники с просьбами что-нибудь «профинансировать», а напоследок (в случае отказа) – правоохранители.

Как показывает практика, административно-силовое давление на бизнес существенным образом негативно сказывается на деловой активности. Разрядить обусловленную этим напряженность призвана реформа контрольно-надзорной деятельности (КНД). Два законопроекта, определяющие принципы и процедуры ее нового системного регулирования, одобрены правительством на заседании 28 ноября. По признанию курирующего вице-премьера Константина Чуйченко, это еще «не готовый продукт в законченном виде». Он будет дорабатываться на площадке Госдумы РФ, принятие ожидается в весеннюю сессию 2020 года.

Задачи к решению предстоят отнюдь не тривиальные. В настоящее время в РФ существует более 220 видов государственного контроля (надзора) на федеральном уровне, почти 50 – на региональном, 16 – на муниципальном. Требуются разрешения по 624 видам деятельности, действуют порядка 2 млн обязательных норм и правил. Замысел обновления КНД – радикальное сокращение этого бремени. Опорными элементами новой системы (и одновременно базовыми ориентирами для министерств и ведомств в применении «регуляторной гильотины») призвана стать современная трактовка сути обязательных требований и госконтроля за их исполнением.

Законопроект о требованиях устанавливает, что они могут вводиться с единственной целью – для предотвращения вреда охраняемым законом ценностям, прежде всего, жизни и здоровью граждан, соблюдению их прав и интересов. Требования не должны дублироваться и пересекаться по своему предмету и содержанию. При этом их введение обязано быть предсказуемым. Предусмотрено, что они должны вступать в действие либо с 1 марта, либо с 1 сентября, но не ранее, чем через три месяца после дня официального опубликования. В качестве фильтра для новаций обязательны процедуры оценки регулирующего воздействия, для уже существующих требований – оценка их фактических последствий. Законодательно закрепляется и принцип «регуляторной гильотины» – все акты, содержащие неактуализированные обязательные требования, подлежат отмене до 1 января 2021 года.

Проект закона о контроле ориентирован на приоритетность профилактики и предупреждения рисков, а не поиск нарушений и сбор штрафов. Предприятия и организации будут распределены по шести группам рисков. Процедуры контроля в целях управления ими инкорпорированы в регламентированный процесс контрольно-надзорного производства (в российском законодательстве вводится новое понятие). Зафиксирован исчерпывающий перечень оснований для его открытия, установлены требования к его содержанию, периодичности, срокам и т.п. Бизнесу гарантируется открытость сведений (весь контроль должен перейти на цифру) о проверках и право на досудебное обжалование их результатов.

Следующий шаг в реформе КНД – подготовка предложений об оптимизации структуры контрольных и надзорных ведомств с сокращением их числа.

Недавний опрос Левада-центра (проведен 21-27 ноября) зафиксировал, что число респондентов, определяющих путь развития экономики РФ как неверный, вырос за месяц с 38% до 42%. На те же 4 п.п. до 48% сократилось и число тех, кто убежден в обратном. Среди причин такого сдвига эксперты отмечают и недоверие к «сверхоптимизму» официальных прогнозов на 2020-2021 годы, и реакцию на стагнирующие реальные доходы, и отсутствие заметных трансформаций деклараций о замыслах в практические действия. Тем не менее, именно в ноябре разворот экономических властей к запуску новых регулятивных практик, способных благодаря структурным изменениям привести к ускорению роста, стал наконец-то обретать внятные очертания. Тренд этот пока еще не слишком устойчив. Однако и его безальтернативность с учетом текущих общественных настроений выглядит все более очевидной.

Марина Войтенко - экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net