Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

27.01.2020 | Марина Войтенко

Январь-2020 – надежды и ожидания

Марина ВойтенкоЭксперты Всемирного экономического форума (21-24 января он в 50-й раз состоялся в швейцарском Давосе) представили новый глобальный индекс социальной мобильности (Global Social Mobility Index) для 82 стран. Его смысл – оценка потенциала влияния изменений качества человеческого капитала как движущей силы экономического роста на его темпы: прирост общемирового индекса на 1% увеличивает глобальный ВВП на 0,44 п.п. Россия оказалась в первой половине общей рейтинговой панели – на 39 месте. Это означает, что у повышения социальной отдачи от макродинамики, являющейся к тому же наиболее устойчивым драйвером для последней, имеются основательные резервы. Задействовать их наиболее полно – задача нового правительства, которому предстоит обновить экономико-политическую логику ускорения роста, сообразуясь с запросами населения и бизнеса и учитывая положение дел в глобальном хозяйстве.

По уточненной оценке, социально-политические меры, определенные в президентском послании Федеральному собранию, потребуют допзатрат в размере 0,5-0,8% ВВП в год (более 1 трлн рублей в абсолютном выражении). По сути это означает безальтернативность как минимум удвоения скорости развития экономики. Стартовый (текущий) уровень такого рывка, между тем, выглядит не слишком выразительно. Официальная публикация Росстатом итогов-2019 анонсирована на 28 января. Тем не менее, эксперты уже делают свои предположения на основе данных о промпроизводстве, которое в минувшем году увеличилось на 2,4% (после 2,9% в 2018-ом), чуть превысив прогноз МЭР (2,3%). Добывающие и обрабатывающие отрасли внесли почти равный вклад в динамику промвыпуска (1,1 п.п. и 1,2 п.п.).

При этом их темпы в сравнении с 2018 годом замедлились. Обработка подросла в 2019-ом на 2,3% (2,6% в прошлом году). Среди лидеров пищевая промышленность, химкомплекс и металлургия. Отрицательную динамику по итогам года показало машиностроение, что во многом объясняется слабой инвестактивностью. В добыче полезных ископаемых годовой теп достиг 3,1% (после 4,1% в 2018-ом). В четвертом квартале под влиянием соглашения ОПЕК+ производство сырой нефти и газового конденсата ушло в отрицательную область, составив в целом за год 1,0%. Прогнозы рыночной конъюнктуры-2020 резкого увеличения выпуска не обещают.

Заметим, что в декабре Росстат зафиксировал оживление промпроизводства: со снятой сезонностью оно прибавило 0,2% м/м после падения на 0,6% в ноябре. Вместе с тем, общий темп четвертого квартала в 1,7% оказался наименьшим в сравнении с предыдущими тремя (2,9%, 3,0% и 2,1% соответственно). Опросы руководителей предприятий (результаты последнего от ИЭП им.Е.Т.Гайдара опубликованы 23 января) указаний на быстрые перемены к лучшему не содержат. Не удовлетворены продажами 47% респондентов (42-месячный максимум показателя, даже в кризисном январе-2015 он был ниже). Промышленность остается заложницей слабого спроса. Напоминание об этом – данные Росстата о снижении цен производителей в 2019 году на 4,3% (в том числе на 0,4% в декабре после сокращения на 0,8% в ноябре). В связи с этим нелишне напомнить, что последний раз сходное падение цен фиксировалось в 2008-ом (на 7,0%), когда в конце года разразился мировой кризис.

Темп промвыпуска-2019 в целом не изменил экспертные ожидания общеэкономических итогов года, которые укладываются в интервал 1,1-1,4% роста ВВП. Прогнозы на текущий год выше – 1,5-2,0% (в том числе последняя январская оценка МВФ – 1,9%). Повышение скорости макродинамики эксперты ставят в прямую зависимость от содержания действий нового кабмина и, прежде всего, смены приоритетов и функционала его экономического блока с максимальной концентрацией на задачах развития. В «листе ожиданий»: усиление стимулирующей роли бюджетной политики (с увеличением госрасходов, в том числе в связи с возможным повышением на $3-4 цены отсечения в бюджетном правиле) и наращивание эффективности исполнения нацпроектов. Напомним, что именно этот фактор рассматривается аналитиками как один из главных драйверов необходимого ускорения. В ИНП РАН его максимальный вклад в ежегодный прирост ВВП (при условии запуска мотора частных инвестиций) оценивается в 0,5-0,6 п.п.

В связи с этим вовсе неудивительно поручение премьера Михаила Мишустина до 20 февраля провести актуализацию нацпроектов и представить уточнения в них, включая единый правительственный план по достижению национальных целей-2024, а до 28 февраля – внести предложения по соответствующим корректировкам госпрограмм. Содержание ответов на премьерское поручение позволит предметно понять, каким на деле окажется экономический курс нового правительства. Немало наблюдателей уже отметили, что по формальным признакам (обилие новых лиц с контрольно-надзорным опытом) его состав может указывать на сдвиг в сторону большего госрегулирования экономики. При этом ясно, что сами по себе нацпроекты – лишь необходимое условие ускорения роста, но отнюдь недостаточное. Таковым по-прежнему остается формирование комфортного инвестклимата. Причем перечень неотложных задач на этом поприще оказывается все шире. В том числе по мере погружения бизнеса, руководства регионов и экспертного сообщества в детали пакета законопроектов о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК), принятых в первом чтении. Причем уже ясно, что требуются дополнительные решения:

· выведение из-под действия новых правил о СЗПК концессий и ГЧП-проектов (в противном случае государство будет ограничено в выполнении уже принятых обязательств, что может обернуться срывами проектов);

· упрощение условий подписания СЗПК и снижение суммы собственных инвестиций (с включением в них банковских кредитов и акционерных займов) бизнеса в качестве порога допуска к соглашениям;

· определение критериев эффективности проектов, в том числе участия в них государства;

· распространение СЗПК на банки, кредитующие их участников, и других участников финрынков с включением в тексты законопроектов положений о защите кредиторов от дефолта заемщиков;

· формирование гарантий ненарушения внутри- и межотраслевых условий конкуренции вследствие заключения СЗПК.

Кроме того, требуется приведение в единую систему всех уже действующих мер господдержки частных капвложений, а также новых инициатив. По итогам-2019 рост вложений в основной капитал, по оценкам экспертов, составит около 1%. Для его увеличения до 5% (в соответствии с задачей, вновь подтвержденной в президентском послании Федеральному собранию) неизбежна «инвестклиматическая революция».

Российская макродинамика-2020, как и в прошлые годы, будет существенным образом зависеть от внешних факторов. Выступая на презентации скорректированного прогноза Международного валютного фонда на Давосском форуме, директор-распорядитель Фонда Кристалина Георгиева отметила, что в январе текущего года мировая экономика находится в лучшем положении, чем в октябре 2019-го (когда проходила последняя годовая встреча МВФ министров финансов и глав центробанков стран-участниц – прим. авт.). Общую атмосферу начала нового десятилетия она определила как «возросшую неуверенность», хотя и отметила: «после синхронизированного замедления в 2019 году мы ожидаем умеренного глобального роста в этом и следующем году».

В 2020-ом в МВФ теперь предполагают, что темп глобального ВВП ускорится с прошлогодних 2,9% до 3,3%, в 2021-ом – до 3,4%. Тем не менее, предыдущие (октябрьские) предположения умерены на 0,1 п.п. и 0,2 п.п. соответственно. На 0,1 п.п. до 1,6% снижена оценка перспектив динамики ВВП-2020 для стран с развитой экономикой, на 2021 год – оставлена без изменений – те еже 1,6%. Прогноз для emerging markets на 2020-2021 годы также снижен на 0,2 п.п. – до 4,4% и 4,6% соответственно.

Красноречив и сам заголовок январского обзора МВФ (World Economic Outlook. Update) – «Предварительная стабилизация, медленное восстановление?» (Tentative Stabilization, Sluggish Recovery?). Повышение темпов мирового роста, считают аналитики МВФ, характеризуются высокой степенью неопределенности. Кроме того, несмотря на наблюдаемую некую стабилизацию, экономическая динамика остается вялой, а явных признаков прохождения поворотной точки не прослеживается.

Сходные ощущения от картины глобального хозяйства и у авторов доклада ООН «Мировое экономическое положение и перспективы, 2020 год», представленного 22 января. По их мнению, в текущем году «во всем мире может быть отмечено небольшое увеличение экономической активности в случае установления контроля над рисками». Показатель роста может составить 2,5%, «однако обострение напряженности в торговых отношениях, финансовые потрясения или эскалация геополитической напряженности могут сорвать процесс восстановления. При неблагоприятном сценарии глобальный рост в этом году замедлится до всего лишь 1,8%.

Проблем в мировой экономике в начале текущего года явно больше, чем решений. Одна из главных – нескоординированность (с очевидными признаками нарастания) денежно-кредитной, бюджетной и структурной политик по сути во всех ведущих экономиках мира. Бюджетные стимулы, призванные принять эстафету от усилий денежных властей, наталкиваются на ограничения, связанные с увеличением госдолга. Структурные же реформы, очевидную и усиливающуюся востребованность которых вновь показали дискуссии на Давосском форуме (особенно вокруг растущего неравенства в мире и экономических последствий климатических изменений) тормозятся сохраняющейся торгово-политической неопределенностью, дефицитом международной координации необходимых регулятивных мер, и в немалой степени масштабом требуемых перемен в нынешних моделях развития национальных хозяйств. Повышение позитивной синергии главных направлений экономической политики для эффективного управления рисками прогрессирующего ослабления глобального роста поэтому по-прежнему остается главным вызовом на сути для всех участников pax economica.

Некоторые признаки улучшения состояния глобального хозяйства в начале текущего года снизили, в оценках международных экспертов, вероятность нового мирового спада в ближайшие 12 месяцев до 30-40%. Тем не менее, логика мирового экономического цикла (особенно при ошибках регуляторов и резких скачках геополитической напряженности) вполне способна актуализировать риск такой рецессии в 2021-2022 годах. Для того, чтобы пройти через нее с минимальными потерями, российскому росту необходимо ускориться, максимально приближаясь к общемировому темпу. Именно в этом основная задача нового правительства. Проверкой текущих позитивных ожиданий на этот счет (смена кабмина подняла капитализацию фондового рынка на 3,5%) с точки зрения повышения определенности в экономической политике станет уже конец первого квартала, когда проявятся конкретные шаги в эффективном управлении нацпроектами и администрировании их финансовых потоков. Эти регулятивные усилия, однако, должны быть сбалансированы действиями по созданию стимулирующей деловой среды для бизнеса, поощряющей инвестиции вместе с усилением конкуренции и освоением новых внешних рынков. При этом определяющим критерием верности избранного курса остается уровень социальной отдачи экономического роста.

Марина Войтенко - экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net