Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

16.03.2006

НА ПУТИ К НОВОМУ РАВНОВЕСИЮ В ВЕРХАХ

Российские чиновники ждут новых перемен в правительстве, которые должны коснуться в первую очередь экономического блока и разрешить затянувшийся конфликт между министрами и главой кабинета Михаилом Фрадковым – пишет газета «Финансовые известия». Сценарии обсуждаются разные: от отставки самого премьер-министра до слияния министерств финансов и экономического развития, в результате которого якобы появится Министерство экономики и финансов, во главе которого станет Герман Греф. При этом первые отставки могут пройти 'со дня на день', утверждает издание. Что стоит за этими версиями? Своим мнением на этот счет с «Политком.Ру» делится руководитель политологического департамента Центра политических технологий Алексей Зудин:

- Насколько обоснованы слухи о возможном слиянии двух министерств: Министерства финансов и Министерства экономического развития? Есть ли в таком слиянии рациональное зерно?

- Теоретически возможно многое, в особенности в ситуации, когда происходит существенная коррекция модели экономической политики: ставка делается на расширение роли государства и активную промышленную политику. Политический баланс внутри экономического блока правительства меняется. Еще два года назад главным тяжеловесом был Минфин, а Минэкономразвития было чем-то вроде совещательного клуба. Сейчас функции МЭРТа становятся более весомыми. В этом контексте гипотетическая схема слияния двух министерств внешне выглядит логичной. Но в том-то все и дело, что только выглядит. При всех акцентах, которые делаются на необходимости экономического роста и, несмотря на то, что значение министерства Грефа повысилось, остается приоритетной и другая цель – поддержание макроэкономического равновесия, сдерживание инфляции плюс необходимость жесткого контроля над увеличивающимися расходами государства. Кроме того, объединенное министерство финансов и экономики - это слишком уж большая управленческая экзотика. Такая конструкция один раз уже была в нашей стране, но создавалась в правительстве Егора Гайдара в чрезвычайных условиях начала 1990-х годов и была подчинена противоположной логике, а именно необходимости покончить с диктатурой отраслевых министерств.

Эти обстоятельства свидетельствуют против реалистичности слияния министерств. Не говоря о том, что такого рода слияние практически неизбежно приведет к смещению Кудрина. А не только Греф, но и Кудрин является человеком, который находится в прямом общении с президентом. И еще один немаловажный аспект: у меня не создается впечатления, что у нас существует большой набор потенциальных преемников Кудрина, могущих удовлетворять качествам, которые требуются на этом посту. А тут еще и саммит «большой восьмерки» на носу, то есть летом этого года. Отставка нынешнего министра финансов, который участвует в подготовке саммита и пользуется авторитетом у коллег в правительствах ведущих западных стран, была бы совершенно некстати. Другими словами, даже в рамках корректировки модели экономической политики существует необходимость в сильном министерстве финансов и во влиятельном министре. И эта необходимость подтверждается президентом. Таким образом, теоретически возможная схема не находит своего подтверждения ни в расстановке политических сил наверху, ни в системе приоритетов политического руководства.

- Возможен ли уход Кудрина с поста министра финансов, независимо от того, как сложится в ближайшем будущем судьба министерства финансов? Почему версия о его отставке противопоставляется прошедшей месяц назад информации о скором уходе с поста премьера Михаила Фрадкова?

- Это больше похоже на обмен ударами в информационной войне. Действительно, были слухи о том, что уйдет Фрадков, теперь появились контрслухи, что уйдет Кудрин. По тем причинам, которые я уже упомянул, уход Кудрина маловероятен. Приоритеты, которые обозначил президент – добиваться экономического роста при одновременном сдерживании инфляции - реализовывать сложно. Противоречивые цели приводят к тому, что между собой сталкиваются различные ведомства и люди, которые ответственны за эту реализацию. Усиливается нагрузка на всех участников, увеличивается и напряженность внутри правительства. Никто не хочет оказаться ответственным за возможные сбои в борьбе с инфляцией Скорее всего, реальной причиной слухов о грядущих кадровых переменах является обострившийся конфликт между Фрадковым и Копейкиным с одной стороны, и Кудриным – с другой. И слух этот, скорее всего, запущен условной партией Фрадкова или теми людьми и силами, которые стоят за этой партией и оказывают ей поддержку. Отставленный Кудрин, возникновение суперминистерства, управляющего экономическим ростом, – все это больше похоже на «голубую мечту» сторонников откровенно «дирижистской» модели экономической политики, нежели на правдоподобный вариант структурной перестройки в нынешнем правительстве. Не хватает только «распечатанного» Стабфонда. Так что вероятность ухода Кудрина, как и слияния Минфина с Минэкономразвития, выглядит небольшой. По крайней мере, при действующем президенте.

- Есть ли связь между слухами о перестановках в правительстве и операцией «преемник», с которой связывались разговоры об отставке Фрадкова в начале года?

- Скажем так: чем мы ближе к событиям, которые будут иметь большое значение – к выборам 2007-2008, - тем большее влияние это грядущее событие будет оказывать на текущую политическую ситуацию, на действия и планы политических игроков. С учетом этого можно предположить, что причины обострившихся конфликтов в правительстве не сводятся только к неизбежным трудностям, возникающим при корректировке курса. Можно сказать, что у этих конфликтов есть второй автономный источник – он связан с 2008 годом. Возросшее напряжение в правительстве порождается также движением к новому политическому равновесию в верхах. С учетом того, что действующий президент покинет пост и появится новый президент, расстановка сил в верхах неизбежно изменится, возникнет новая система равновесия, изменится распределение и формальных, и реальных властных функций.

Первым шагом на этом длительном пути, после которого стало возможно говорить о формировании нового равновесия, стало появление двух новых вице-премьеров в правительстве. В рамках той системы координат, которая сложилась у аналитиков, предполагается, что будущий президент должен приобрести опыт управления большой системой под названием «российское государство» еще не будучи президентом и презентовать себя таким образом обществу в этом качестве. В нашей стране существует только одна должность, которая позволяет аккумулировать такого рода навыки и сформировать такую репутацию – пост премьера.

Поэтому предполагалось, что будущий президент – тот, кто сменит Путина, - какое–то время будет руководить правительством. И, в общем, эта аналитическая схема разумна и логична. Но в то же время она всех возможностей не исчерпывает. А значит, возможны альтернативные схемы прихода к власти преемника. Возможность этой альтернативы основывается на допущении, что действующий президент действительно уйдет со своего поста, но в каком-то качестве он останется в системе власти. А это означает, что будущий президент не получит объективно того объема полномочий и власти, которое в настоящее время сосредоточено в руках действующего президента. Если это так, то тогда управляемая ротация будет сопровождаться не просто сменой элит, но и еще деконцентрацией власти наверху. С учетом того, что новый президент, скорее всего, будет в политическом отношении слабее нынешнего, то его и необязательно проводить через пост премьера. Для этого может оказаться достаточным поста первого вице-премьера, а также личного участия в реализации значимых общенациональных проектов. Если будущий президент приходит с поста премьера, то это будет означать, что он начнет выстраивать отношения с будущим премьером приблизительно в той же стилистке, что и Путин. И это будет добавлять ему силы и веса. Но в схеме, в которой экс-президент не уходит из системы власти, слишком большой политический вес нового президента – излишен. Это значит: отношения премьера и правительства с новым президентом совсем не обязательно будут копией тех, которые сложились при Владимире Путине.

Есть еще одно обстоятельство. Сейчас Путин – держатель политического равновесия в верхах, поскольку он является центром принятия решений, и те конкурирующие властные группировки, которые существуют в Кремле (обычно говорят о двух), обе апеллируют к нему, а он поддерживает баланс между ними. Сейчас становится все более вероятным, что будущий президент будет представлять одну из этих группировок. Сейчас все больше говорят о том, что это будет вице-премьер Медведев - лидер группы, которую называют «технократами» или «юристами». Тогда равновесие исчезает просто по факту, потому что Путина сменяет лидер одной из группировок. Возникает неравновесная система, которая этим и опасна. С учетом этого обстоятельства резкое нарушение равновесия должно быть компенсировано – противоположная группировка тоже должна что-то получить. В противном случае и так не очень прочное единство всей «питерской» группировки в верхах может оказаться под вопросом.

Раньше мы исходили из того, что будущий президент сначала обязательно возглавит правительство. Но если это необязательно, то можно предположить, что сферы влияния в рамках новой конфигурации будут разделены. Если одна группировка получает пост президента, то другая - что-то, если не эквивалентное, то отчасти сопоставимое. Таким балансом может стать пост премьера. До недавнего времени все привыкли воспринимать Фрадкова как временного премьера с фиксированным сроком пребывания в должности: как только реализация проекта «преемник» вступит в активную фазу, ему придется покинуть свой пост. Такой вариант был завязан на сценарии продвижения преемника через премьерство.

Но если возникает возможность для альтернативного сценария, тогда и на будущее Фрадкова можно взглянуть по-другому. Известно, что он имеет определенные связи с силовой группировкой. Версия экономического курса, которую он отстаивает, предполагает гораздо больший акцент на роли государства и меньший – на роли частных агентов рынка. С учетом возможности продвижения «преемника» в кандидаты в президенты минуя пост премьера и необходимости сохранить баланс между двумя группировками и после выборов Фрадков может избежать участи технического премьера с фиксированным сроком - у него появляется гипотетическая возможность сохранить свой пост после 2008 года. Тогда и нынешние конфликты в правительстве можно интерпретировать не только как естественное желание «спасти лицо», но и как борьбу за будущее. Фрадкова, Кудрина и тех групп, в которые они так или иначе включены. Возможно, и за статус премьера в формирующейся новой системе политического равновесия в верхах.

Конечно, все сказанное – это только версия. Но версии необходимы, потому что уровень неопределенности очень высокий, а сценарии позволяют неопределенность снижать, сводя к ограниченному числу вариантов. В любом случае, чем ближе к выборам 2007-2008, тем меньше сопутствующие им события кажутся невыразительными и запрограммированными.

Подготовила Любовь Шарий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net