Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

17.03.2006 | Сергей Михеев

ПРЕЕМНИК-2008 – УЛУЧШЕННЫЙ ПУТИН

Владимир Путин на данный момент является главным структурообразующим фактором российской политики, её «альфой и омегой». Учитывая тысячелетние традиции единовластия в России, можно сказать, что государство персонифицировано в фигуре президента. Так, по крайней мере, ситуация выглядит в глазах миллионов россиян. В связи с этим проблема замены Путина на другую фигуру выглядит нетривиальной задачей. Если в 1999 году Владимир Путин относительно быстро набрал популярность на фоне хронически «работавшего с документами» Бориса Ельцина, то сейчас ни один политик не выдерживает сравнения с энергичным и обаятельным главой государства. И всё же эта задача может быть решена, учитывая полный контроль Кремля над электронными СМИ.

Деятельность Кремля в последнее время, включая ноябрьские кадровые перестановки, свидетельствует о том, что фигура преемника ещё не определена. Окончательный выбор ещё не сделан. Идёт поиск, анализ, своеобразный «кастинг» кандидатов в преемники. Какими критериями руководствуется Путин, выбирая преемника? Таких критериев несколько.

1. Безопасность. Путин должен быть застрахован от неожиданных и недружественных действий следующего президента по отношению к своей фигуре и окружению. Это значит, что преемник должен пользоваться доверием Путина и входить в его «ближний круг». Более того – быть ему лично преданным. В качестве страховки могут рассматриваться еще два соображения. Преемник не должен быть более авторитетным для силовых структур, чем сам Путин, т.е. президент и после отставки должен сохранить функцию посредника между новым главой государства и силовыми структурами. Кроме того, преемник должен быть фигурой, менее подходящей или хотя бы менее знакомой для Запада, чем нынешний президент. Учитывая достаточно хорошие связи Путина в западной элите, он должен стать эксклюзивным коммуникатором между новым президентом и лидерами западных стран. В этом случае Запад может стать гарантом безопасности для Путина и его окружения.

2. Сохранение влияния Путина после ухода с поста президента на принятие государственных решений. Для этого у преемника не должно быть собственной сильной аппаратной команды. Ряд ключевых фигур из путинского окружения (например, Сечин, Козак, возможно С. Иванов и т.д. – если они сами не станут преемниками) должны сохранить посты и после смены главы государства. Кстати, поэтому преемнику не дадут раньше срока (примерно до 2008 г.) сконцентрировать у себя значительные полномочия.

3. Избираемость. Преемник должен обладать потенциалом для интенсивной и эффективной раскрутки перед выборами. Хотя «технологический» режим Владимира Путина рассчитывает на всесилие пиар-технологий (многие считают, что преемник – это не реальный политический лидер, а скорее пиар-проект), в Кремле понимают, что слишком рискованно проталкивать в президенты неизбираемую фигуру. Если придётся затевать что-то вроде полностью сфальсифицированной президентской кампании 1996 года, у населения могут возникнуть сомнения в легитимности преемника.

С другой стороны, харизма должна быть у потенциального преемника только в потенции и проявиться лишь в нужное время. Одновременно преемник должен помнить, что своей победой на выборах он обязан не личной популярности, а «патрону» Путину и близким олигархическим группам. Рейтинг популярности преемника должен быть производным от рейтинга Путина. В общем, преемник должен быть если и не полностью управляемым, то человеком, очень обязанным Путину буквально во всём.

Необходимо перечислить фигуры, которые могут стать кандидатами в преемники и в силу свои личных особенностей и нынешних ресурсов, теоретически способны номинироваться в этой категории. Это прежде всего ноябрьские назначенцы Дмитрий Медведев, Сергей Иванов и Сергей Собянин. Это представители «силовой» группы – Игорь Сечин, Виктор Иванов, Николай Патрушев, Георгий Полтавченко. Председатели палат Федерального собрания Борис Грызлов и Сергей Миронов. Полпред президента в ЮФО Дмитрий Козак, премьер Михаил Фрадков, глава ОАО «РЖД» Владимир Якунин, губернаторы Краснодарского, Красноярского краев и Кемеровской области Александр Ткачёв, Александр Хлопонин и Аман Тулеев. Заместитель главы администрации президента Владислав Сурков.

Приведённым выше критериям более других отвечают:- Дмитрий Медведев;
- Сергей Иванов;
- Дмитрий Козак;
- отчасти – Сергей Собянин (не входил до сих пор в ближний круг президента, поэтому его кандидатура пока менее вероятна).

Однако данный перечень более или менее определён только на сегодняшний день. Список открыт, и множество переменных факторов (о них было сказано выше) будут способствовать ротации фигур в этом своеобразном «шорт-листе» кандидатов в преемники.

Шумиха вокруг «национальных проектов» и резкое увеличение присутствия Дмитрия Медведева на федеральных телеканалах заставляет подумать, что наиболее вероятный преемник – именно он. Однако такая активная деятельность слишком преждевременна. Этому могут быть два объяснения: либо Путин не уверен в Медведеве и решил проверить его возможности, «обкатать» на стратегически важном направлении, либо выборы состоятся раньше срока, например, во второй половине 2006 – первой половине 2007 гг.

Если выборы состоятся в срок, то необходимо более пристальное внимание обратить на фигуру Собянина. Его назначение призвано помочь ему адаптироваться в федеральной элите. А ближе к выборам он сам может занять премьерский пост. Таким образом, он может повторить карьерную траекторию Путина (региональный уровень – структуры АП – премьерство – президентский пост). Собянин – едва ли не единственный из вероятных преемников прошёл испытание публичной политикой, неоднократно побеждал на выборах разного уровня.

Для Дмитрия Козака «кавказская ссылка» имеет и плюсы, и минусы. С одной стороны, он является руководителем комиссии по Северному Кавказу, куда вошли почти все гражданские министры и заместители всех силовых ведомств, то есть фактически возглавляет своеобразное правительство ЮФО, что должно значительно увеличить его аппаратный «вес». У него есть возможность вернуться в федеральный Центр с имиджем «замирителя Кавказа». В этом случае у Кремля не возникнет необходимости в новом военном конфликте на Северном Кавказе. В процессе аппаратных конфликтов Дмитрий Козак показал себя, скорее, реформатором-теоретиком, чем практиком, а теперь ему приходится заниматься оперативной политикой, выработка основ которой также лежит на нём.

Ситуация осложняется тем, что Козак находится под прессингом как федеральных, так и региональных элит. Если он сможет продемонстрировать эффективность на своём посту, то станет помехой «силовикам», так как окажется слишком сильным игроком. Поэтому они постараются снизить его «вес» и поставить его в зависимость от себя: урегулирование проблем на Северном Кавказе в большинстве случаев напрямую определяется «силовыми» структурами. С другой стороны, на Кавказе есть местные элиты, которым необходимо выстроить отношения с Козаком, и если он не захочет идти на сотрудничество в выгодном для них формате, не исключено создание ситуации межнационального конфликта, в котором могут обвинить его.

Однако вне зависимости от конкретных персоналий (за оставшееся время многое может сильно измениться) уже сейчас можно прогнозировать, каким образом преемник может быть приведён к власти.

В существующей ныне политической системе (доставшейся Путину от Ельцина и несколько им отрегулированной) наилучшей стартовой площадкой для преемника является пост премьер-министра. Так было в 90-х годах, так есть и сейчас. Премьер является «человеком №2» в стране, он публичная фигура и непосредственно отвечает за решение насущных проблем населения. Кроме того, премьер – фигура во многом деидеологизированная, что весьма позитивно воспринимается населением.

Очевидно, что основой кампании преемника будет безудержный популизм и «задабривание» различных групп населения. Именно премьерский пост даёт для этого все возможности. Ведь глава кабинета министров не только распределяет финансовые ресурсы, но является главой исполнительной власти в стране. А это значит, что под его эгидой может быть запущен целый ряд популистских проектов: - повышение зарплат бюджетникам;
- развитие национальной инфраструктуры;
- снижение налогов, уменьшение и отмена пошлин, сборов;
- упрощение документооборота, например, сокращение перечня предоставляемых в органы власти документов, упрощение выдачи различных справок и т.д.;
- либерализация уголовной правоприменительной практики;
- задабривание значимых отраслевых корпораций: губернаторов, мэров, депутатов всех уровней, СМИ, профсоюзов и других общественных организаций, политических партий, предпринимателей, судей и т.д.
- показные антикоррупционные кампании, сокращение госаппарата, публичные «порки» и увольнение одиозных чиновников и др.

Сюда же нужно добавить и умеренное «ослабление гаек» на политическом поле: стимулирование внутрипартийной дискуссии в «Единой России», создание Общественной палаты с включением в неё умеренных оппозиционеров. Часть данных мероприятий уже включена в рамки «национальных проектов», которые координирует один из наиболее вероятных кандидатов в преемники Дмитрий Медведев, другая часть может начать реализовываться в ближайшее время.

Может рассматриваться и следующий вариант: преемник проходит «обкатку» на парламентских выборах и становится председателем парламента. Это тоже статусная должность, позволяющая иметь частый выход в СМИ, быть ярким ньюсмейкером и т.д. Однако в нынешней политической системе спикерский пост даёт гораздо меньше возможностей для предвыборной «благотворительности». Кроме того, депутатская деятельность имеет негативный образ в глазах избирателей («в Думе собрались одни болтуны и политические клоуны»), в отличие от правительственной – хозяйственной, которая в целом импонирует населению.

Россия имеет прецеденты успешных «премьерских» партий (ДВР Гайдара, НДР Черномырдина, «Единство» Путина), которые проходили в парламент, но не имеет примеров успешных «спикерских» партийных проектов (Соцпартия Рыбкина, ПВР-РПЖ Миронова и Селезнёва проваливались на выборах). Поэтому «поход» преемника в Думу мог бы свидетельствовать о намерении Кремля изменить политическую систему и ввести в России парламентскую или президентско-парламентскую форму правления.

В имиджевом плане наиболее перспективный образ для преемника – «улучшенный Путин». Как известно, на Путина возлагались большие надежды, которые он в полной мере не реализовал, или совсем не реализовал. Поэтому преемник должен выдвигать идею модернизации путинского режима, его развития с одновременным уничтожением наиболее неприятных избирателям явлений.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net