Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

20.03.2006 | Алексей Макаркин

ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В БЕЛОРУССИИ

По официальным данным, Александр Лукашенко разгромил на президентских выборах всех своих соперников, получив 82,6% голосов при беспрецедентно высокой явке – свыше 92%. Основной кандидат от оппозиции Александр Милинкевич, по этим же данным, получил лишь 6%. Противники Лукашенко оспаривают эти результаты, но в условиях авторитарного государства их возможности для протеста ограничены.Накануне выборов белорусскими властями был применен весь набор технологий для того, чтобы лишить оппозицию каких-либо шансов даже на второй тур. Иногда казалось, что можно было бы обойтись меньшими силами – ведь действующий президент все равно является самым популярным белорусским политиком, и речь могла идти только о том, получит ли он абсолютное или относительное большинство. Однако Лукашенко надо было побеждать сразу. Белорусский президент как любой авторитарный лидер, вынужденный идти на конкурентные выборы, чтобы не прослыть совсем уж одиозным, тоталитарным правителем, старается избежать любыми средствами второго тура, небезосновательно опасаясь эрозии своего режима в межтуровый период.

Во-первых, по данным наблюдателей от ОБСЕ, в ходе предвыборной кампании «доступ избирателей к разносторонней информации политического характера через СМИ был ограниченным». В частности, в период с 17 февраля по 6 марта этого года «из общего времени освещения всех четырех кандидатов в новостных программах, транслировавшихся на основных белорусских каналах, на президента Александра Лукашенко, преимущественно в официальной должности президента Республики Беларусь, пришлось свыше 94% эфирного времени». Кроме того, предвыборные кампании оппозиционных кандидатов в президенты Белоруссии Александра Милинкевича и Александра Козулина столкнулись «с задержанием активистов в связи с проведением несанкционированных агитационных мероприятий, притеснением участников кампании органами милиции». И хотя Запад сделал ставку на активную поддержку белорусской оппозиции (администрация США включила эту страну в число государств с диктаторскими режимами, наряду с такими общепризнанными «аллергенами» для Америки как Иран и Северная Корея), но в условиях «закрытого общества», которым является Белоруссия, роль Запада все же значительно менее существенна, чем, например, в Украине.

Во-вторых, осуществлялось массированное психологическое давление на оппозицию, сторонники которой обвинялись местным КГБ даже в терроризме (планировании взрывов на избирательных участках) и фактически приравнивались к заговорщикам (стоит напомнить, что за терроризм в Белоруссии предусмотрены наказания вплоть до смертной казни, не отмененной в этой стране). Накануне выборов белорусов «отпугивали» от участия в оппозиционных акциях даже с помощью SMS-сообщений. Было сделано все, чтобы создать атмосферу страха для противников Лукашенко.

В-третьих, около 25% избирателей проголосовали досрочно (на прошлых президентских выборах эта цифра составила 14%). По многочисленным данным, речь идет об управляемом голосовании, в котором принимали участие государственные служащие, доставлявшиеся на избирательные участки в организованном порядке. Сами белорусские власти объясняют столь большое количество участников досрочного голосования тем, что благонамеренные избиратели опасались приходить на избирательные участки в день голосования из-за объявленных акций оппозиции. Но это объяснение не отвечает на вопрос о том, почему активность досрочно голосующих избирателей был высока по всей стране, хотя акции оппозиции были запланированы в столице. К этому стоит добавить, что еще одной возможностью провести управляемые выборы явилось голосование в армии, где за Лукашенко высказалось 98 %.

В-четвертых, Белоруссия «закрылась» от большинства международных наблюдателей, которые симпатизировали оппозиции. По данным заместителя главы российского бюро Human Rights Watch Александра Петрова, «в Белоруссии задержаны десятки человек, которые хотели участвовать в предвыборной кампании, каким-то образом наблюдать за ходом выборов, провести социологические исследования, но их без всяких причин отсылали». «Наблюдателей повсеместно удаляли с участков. Официальная причина: якобы неправильно составлены протоколы выдвижения наблюдателей. Сегодня очень многих просто выгоняли с участков с помощью милиции», - заявил юрист-правозащитник Владимир Лабкович.

В-пятых, только две организации были официально допущены к проведению exit-polls, и обе они полностью лояльны по отношению к власти. Неудивительно, что их данные демонстрируют не только громадный перевес Лукашенко, но и мизерную поддержку других кандидатов – причем обнародованы они были уже в полдень, что стало еще одним методом психологического давления на оппозицию. Для последней же использование механизма exit-polls было существенно затруднено. Дело в том, что в стране существует аттестация социологических служб, осуществляемая Академией наук - таким образом осуществляется контроль за деятельностью социологов (стоит отметить, что президентом Академии наук является бывший руководитель администрации Лукашенко). Такой известный социологический центр, как Независимый институт социально-экономических и политических исследований, был просто ликвидирован. Так что российскому «Левада-Центру» пришлось проводить социологические исследования на неофициальной основе, и его результаты (47% у Лукашенко, 25% у Милинкевича) стали обоснованием требования оппозиции о проведении второго тура. Однако многие граждане страны просто не знают об этом опросе – по телевидению, в отличие от Украины, где существует конкуренция exit-polls, транслируют только устраивающие Лукашенко данные.

Таким образом ничего не мешало Лукашенко получить устраивающий его результат. В этой ситуации есть два сценария развития событий.

Согласно первому, оппозиция не сможет организовать реально угрожающих власти акций с требованием пересмотра результатов выборов и назначения второго тура. Сами оппозиционеры, насколько можно судить, не смогли привлечь на свою сторону представителей нынешней власти, которые консолидированы вокруг Лукашенко после неоднократно проведенных кадровых чисток. Оппозиции не удалось реализовать революционный сценарий. И если в прошлом году в Азербайджане оппозицию Запад не поддержал вовсе, то в Белоруссии, хоть и можно говорить о некоторой западной поддержке, но ее все-таки никак нельзя определить как особо существенную.

Стоит отметить, что вечером в воскресенье оппозиции удалость вывести на улицы Минска тысячи людей – по разным данным, от 10 до 20 тыс. Для Белоруссии это очень много (прежние акции противников Лукашенко собирали лишь сотни участников), особенно если учесть, что митинг проходил в условиях беспрецедентной кампании запугивания. Однако для реализации революционного сценария количества участников протестных акций может быть явно недостаточно, и такого масштаба протест вряд ли заставит белорусских чиновников, и прежде всего «силовиков», хотя бы диверсифицировать свои предпочтения и дистанцироваться от Лукашенко.

Второй сценарий – жесткое столкновение между Лукашенко и оппозицией. Такой вариант сейчас менее вероятен, но он становится возможным, если оппозиционеры продержатся на улице еще несколько дней и попытаются направить развитие событий по украинскому «оранжевому» варианту (вплоть до палаток) при отсутствии у властей опыта мирного диалога с политическими оппонентами. Жесткий сценарий развития событий негативно оценивается в Москве. Для России Белоруссия – не только партнер по Союзному государству, но и один из самых близких союзников по таким структурам как ОДКБ, ЕврАзЭС, СНГ. «Между Россией и Белоруссией веками складывались братские отношения и они не идут ни в какое сравнение с отношениями с Францией или другой западной страной», - так Владимир Путин ответил на вопрос французской журналистки на недавней пресс-конференции. Поэтому возможность прихода к власти в Белоруссии прозападного режима вызывает решительное неприятие в Кремле.

В то же время для России неприемлемо полное отождествление с режимом Лукашенко, который обвиняется Западом в нарушениях прав человека. «Абсолютно неправильно говорить, что мы поддерживаем любой ценой того или иного политического деятеля», - заявил Путин на той же пресс-конференции, имея в виду Лукашенко. Показательно, что российский президент не поздравил своего белорусского коллегу в первые часы после обнародования предварительных результатов голосования, что также свидетельствует о том, что Кремль демонстрирует свою сдержанность.

Более того, в России понимают, что тактическая победа белорусского президента над оппозицией может привести к стратегическому поражению, если она будет сопровождаться кровопролитием. Временная стабильность в этом случае может обернуться сильным моральным ударом и последующей эрозией режима. Такой вариант может осложнить и строительство Союзного государства – с учетом того, что Россия является членом (а в этом году и председателем) «большой восьмерки» и не заинтересована в дискредитации своего политического курса.

Стоит обратить внимание на то, что Милинкевич накануне выборов встречался с исполнительным секретарем СНГ Владимиром Рушайло. Ранее он посетил Россию, где не только общался с представителями либеральной оппозиции, но и был принят в Государственной думе. Разумеется, речь идет не о диверсификации предпочтений российской власти – Милинкевич как был, так и остался прозападным (хотя он время от времени и декларирует свои симпатии к России), а, следовательно, неприемлемым для Москвы кандидатом в президенты. Сейчас любой белорусский оппозиционер «смотрит на Запад» - только оттуда он может получить поддержку. Конечно, Россия признает победу Лукашенко на выборах, но она не может быть заинтересована в уничтожении белорусской оппозиции и «закручивании гаек» в союзной ей стране.

Таким образом, более вероятным сейчас является вполне устраивающий Россию «азербайджанский сценарий», когда «революция» пресекается без кровопролития (возможно, что именно с российским фактором связывается неожиданно мягкая позиция правоохранителей по отношению к оппозиционерам воскресным вечером). Отличие от «азербайджанского сценария» может состоять в том, что оппозиция, хотя и не добьется революции, но все же существенно повысит свою известность среди населения, в первую очередь, в провинции (в Азербайджане, где цветная революция не удалась, другая проблема – оппозиция слишком хорошо известна в связи с провалами начала 90-х годов). Однако если будет происходить эскалация конфликта, и Лукашенко станет не просто защищать свою власть, но и попытается окончательно уничтожить своих политических противников, то перед российской властью возникнет куда более сложная проблема.

Впрочем, даже при более вероятном «оптимистическом» для президента сценарии поствыборная Белоруссия будет отличаться от довыборной. Лукашенко победил, но оппозиция продемонстрировала, что у нее есть общественная поддержка, и большое количество минчан готово выйти на улицу, несмотря на психологическое давление. Это можно считать моральным успехом Милинкевича. Возможно, что в этом случае следующие не только президентские, но и парламентские выборы (они состоятся уже в 2008 году) будут для Лукашенко куда более проблемными.

Алексей Макаркин – заместитель генерального директора Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net