Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

17.08.2020 | Политком.RU

Протесты в Белоруссии

Протесты9 августа прошли президентские выборы в Белоруссии, на которых, согласно подсчетам ЦИК Белоруссии, выиграл действующий президент Александр Лукашенко с результатом 80,1%. Основной кандидат от оппозиции Светлана Тихановская получила 10,1%, против всех – 4,59%. Сразу же после окончания голосования в Минске и ряде других городов начались выступления против Лукашенко, в столице протестующие сталкивались с милицией, использовавшей спецсредства.

Они апеллируют к результатам на многих участках, где Тихановская существенно обошла Лукашенко – и считают, что действующий президент пытается фальсифицировать выборы. Штаб Светланы Тихановской не признал озвученные ЦИК предварительные итоги (тогда были озвучены подобные окончательным данные) и потребовал мирной передачи власти. На данный момент Тихановская была вынуждена покинуть Белоруссию и уехать в Литву, перед этим зачитав под явным давлением силовиков текст с призывом не выходить на протесты.

К выборам не были допущены кандидаты, которые могли бы составить хоть какую-то конкуренцию президенту. Почти половина избирателей проголосовала досрочно, то есть в управляемом режиме. Попутно выяснилось, что избиркомы оказались не готовы к росту реальной (а не «бумажной», как в прошлые годы) явки избирателей, связанной с беспрецедентной мобилизацией оппозиции. И в 80% голосов в поддержку Лукашенко мало кто верит.

Изначально в акциях протеста участвовала преимущественно молодежь и жители крупных городов, активно поддерживающих Тихановскую в ходе избирательной кампании. Задержания и попытки силового разгона протестующих происходили практически во всех крупных городах Белоруссии. Центр Минска был полностью перекрыт, поступали сообщения об использовании силовиками светошумовых гранат. 9 по 13 августа в ходе протестов в Белоруссии задержали около 7 тыс. человек. Возбуждено около 40 уголовных дел.

Риторика протестующих постепенно видоизменялась. К требованиям отмены выборов и проведения новых добавилась антисиловая компонента. Изменились и сами акции протеста, приобретя, с одной стороны, более мирный, с другой стороны, более массовый характер. Главный посыл нового вида белорусского протеста — прекращение насилия в отношении мирных активистов со стороны силовиков. Далее это требование перерастает в призыв к отставке Лукашенко, санкционировавшего и оправдывающего насилие, и проведению новых выборов с широким участием кандидатов – то есть рабочие присоединяются к оппозиционному ядру.

1. Появились «живые цепи» в знак солидарности с задержанными и пострадавшими по всей стране. Люди, взявшись за руки, выстраивались в линию на главных улицах крупных городов в знак солидарности с задержанными и пострадавшими от рук сотрудников правоохранительных органов во время подавления демонстрация. Акцию начали белорусские женщины в центре Минска, затем к ним присоединились жители спальных районов столицы, а потом и других городов. В частности, «живые цепи» появились в Гродно, Бобруйске, Смолевиче, Сморгони и Молодечно.

2. Другая характерная черта – флешмоб журналистов и сотрудников правоохранительных органов. Бывшие спецназовцы начали выкидывать свою форму и награды в знак протеста против жестокости силовиков. Присоединились к ним и сотрудники МВД, публикующие фото своих заявлений об увольнении или видеоролики с призывом к коллегам по остановке насилия. Кроме того, местные СМИ распространили видео с милиционерами на протестах в небольших городах, которые отказывались нападать на активистов и не мешали проведению мирных акций. Подключились даже журналисты государственных телеканалов Белоруссии, в эфире которых игнорировались оппозиционные акции — вместо ситуации на улицах телеканалы крутили сюжеты о сборе урожая или различные истории белорусских семей.

3. Присоединились к протесту рабочие, которые традиционно составляли немалую часть электората Лукашенко, и начались забастовки по всей стране. Более двадцати предприятий, среди которых Минский электротехнический завод имени В.И.Козлова и Белорусская АЭС, вышли на митинги после президентских выборов. Сотрудники скандировали «позор!» и «уходи!». Вероятно, протестам предшествовало и голосование многих рабочих против Лукашенко. Они вряд ли думали тогда, что будут участвовать в протестах, но уже отказали в доверии президенту. А это означает, что моральный износ его режима оказался выше, чем представлялось до выборов. И здесь основным раздражителем для рабочих мог быть как раз экономический «фон» - усталость от бравурных отчетов на фоне нерадостной реальности. Экономика долго плодила «тихое» недовольство, но триггером для протеста оказалась политика.

4. Сближение с протестом и других, не главных, но важных и традиционно лояльных Лукашенко, институций. Федерация профсоюзов Беларуси выступила с призывом остановить противостояние в стране. Причем заявила, что «людей, которые выходят и собираются на площадках заводов и фабрик, волнует напряженная, неспокойная атмосфера и безопасность на улицах наших городов. В Федерацию профсоюзов поступают многочисленные обращения от трудовых коллективов с просьбой призвать всех как можно скорее остановить насилие, не провоцировать конфликты, сохранить мир в нашей стране». Таким образом источником дестабилизации белорусские официальные профсоюзники недвусмысленно считают правоохранителей, которые исполняют приказы Лукашенко.

Предстоятель Белорусской православной церкви (в составе Московского патриархата) митрополит Павел выразил сожаление по поводу своего поспешного поздравления Лукашенко с победой и призвал его остановить насилие. А гродненский архиепископ Артемий восторженно заявил: «И опыт последних дней, когда на улицы наших городов вместо избитых мужей, сыновей, братьев вышли их жёны, матери, сёстры – с цветами и улыбками, оказалось, что духовный закон: «Не будь побеждён злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12. 21) – работает! Любовь вернула мир и остановила насилие! Это ли, не чудо! Я всемерно благодарю тех, кто нашёл это удивительное решение и призываю на вас благословение Божие!».

Ректор Белорусского государственного университета Андрей Король призвал к диалогу и заявил, что «за участие в мирных акциях отчислений и увольнений в БГУ не будет. Для нас ценен каждый наш коллега: и преподаватель, и ученый, и студент. Мы с уважением относимся к их мнению, если только оно не выражает насилия и провокаций». А директор Национального академического театра имени Янки Купалы Павел Латушко (бывший министр культуры и посол во Франции) прямо поддержал протестующих.

Представители этих организаций прекрасно знают, что если Лукашенко удержится у власти, то он им этого не простит. И раз очень осторожные, прекрасно знающие правила игры люди решаются на подобные шаги, то они исходят из того, что Лукашенко уже отомстить не сможет.

5. До 16 августа монополия на уличные акции принадлежала оппозиции. Только 16 августа Лукашенко собрал митинг в свою поддержку, который должен был «перебить» в публичном пространстве назначенный на этот же день марш оппозиции. Но эта акция оказалась неудачной. По словам самого Лукашенко, на нее собралось 50 тысяч человек (организаторы позднее заявили о 70 тысячах, более правдоподобным выглядит уменьшение этой цифры, как минимум, вдвое, а, возможно, и больше). В оппозиционном марше, по словам его организаторов, участвовали 200 тысяч человек (эту цифру тоже можно уменьшить вдвое, но все равно оппозиция опередила власть). И это несмотря на примененные властями административные методы мобилизации и организованный подвоз людей из провинции – притом, что в регионах прошли свои массовые акции протеста (и из региональных центров в Минск оппозиционеры не приезжали).

Белорусские события создают эффект разрыва шаблона. Традиционная схема выглядит простой – студенты с интеллигентами бунтуют против начальства. Первые жизни не знают, вторые легкомысленны (в лучшем случае) или злонамеренны (в худшем). А им противостоят суровые люди труда, коллективный Уралвагонзавод. Российская цивилизация, несмотря на массовую деиндустриализацию, остается индустриальной, когда речь идет о нормативном восприятии мира и событий. В Белоруссии, где Лукашенко жесткими мерами сохранял советскую промышленность, стали возмущаться рабочие. При этом причины происходящего отличаются от польской «Солидарности», о которой в связи с белорусскими событиями стали часто вспоминать. В Польше экономический протест рабочих соединился с политическим недовольством интеллигенции. В странах социализма рабочие выходили на улицу, когда им было трудно кормить свои семьи – вспомним Новочеркасск 1962 года. В современной Беларуси, на первый взгляд, все иначе – протест рабочих носит изначально политизированный, даже правозащитный, характер – это недовольство жестоким разгоном протестных акций и пытками их участников в следственных изоляторах. Фактически протестуют родители, недовольные тем, как власть преследует их детей.

Стала видна изнанка мифа о маленькой уютной стране, которой попечительно управляет справедливый «батька». Стремление любой ценой сохранить свою власть, массовые фальсификации на выборах, демонстративная жестокость омоновцев, фактическая война с горожанами. Сейчас помягче стараются выглядеть и протестующие, обращаясь к демонстративной мягкости и мирным протестам, ориентируясь на завоевание новых союзников, и власти, отказавшись от жестких задержаний и постепенно выпуская ранее задержанных протестующих. Началась деэскалация, но все упирается в фактор Лукашенко, который от власти отказываться не желает, на сущностные уступки идти не намерен (что он проявил во время выступления на митинге 16 августа), а для протестующих он стал неприемлемой фигурой. Модернизированный характер Белоруссии (от передовой по советским меркам промышленности до развития IT-технологий) вошел в противоречие с авторитарным правлением Лукашенко и его «колхозным» образом. Степень износа режима слишком высока. Теперь многое будет зависеть от степени консолидации основных элит вокруг Лукашенко и от способности оппозиции сорганизоваться – на наступившей неделе планируется создание ее координационного совета.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net