Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

27.03.2006 | Алексей Макаркин

Парламентские выборы в Украине

На парламентских выборах в Украине, которые впервые проходили целиком по пропорциональной избирательной системе и со сниженным 3-процентным избирательным барьером (последнее обстоятельство, кстати, не привело к созданию слишком дробного парламента), победу одержала Партия регионов, возглавляемая Виктором Януковичем. Однако переговоры о создании правительственной коалиции обещают быть непростыми. В российских электронных СМИ повышенное внимание уделялось недостаткам выборного процесса, тогда как все европейские наблюдатели признали выборы честными – в противоположность ситуации в Белоруссии.

На сегодняшний момент (понедельник, середина дня) выводы в связи с выборами можно делать, опираясь как на «экзиты», проводившиеся респектабельными украинскими социологами (так называемый «Национальный экзит-пул») и российским Фондом «Общественное мнение», так и на предварительные результаты выборов, оглашаемые Центризбиркомом (из последних неясно, проходят ли в Раду списки, находящиеся в «зоне риска» - коммунисты, блоки Литвина и Витренко). Но целый ряд значимых выводов можно сделать уже сейчас.

Фактически выборы продемонстрировали сохранение долгосрочных тенденций украинского политического процесса, которые появились уже на президентских выборах. С одной стороны, Партия регионов подтвердила свои доминирующие позиции на юго-востоке страны, получив результат, близкий к показанному Януковичем на президентских выборах. Из всех прокучмовских сил она оказалась наиболее дееспособной, так как опиралась на собственный, автономный от бывшего президента политический и экономический ресурс «донецкой группы»: напомним, что на выборах 2002 года официальный блок «За единую Украину» победил только в одном регионе – Донецкой области. Своим компромиссом с Ющенко осенью прошлого года, выразившемся в поддержке кандидатуры Юрия Еханурова на пост премьера, «регионалы» защитили себя от уголовных преследований (напомним, что ранее председатель Донецкого облсовета Колесников некоторое время провел в следственном изоляторе).

Еще после первого тура президентских выборов стало ясно, что Янукович вытеснил на политическую обочину коммунистов, которые в 2002 году получили 20% голосов и в течение долгого времени занимали решающие позиции на востоке страны. В 2004 году лидер КПУ Петр Симоненко выбыл уже в первом туре, получив около 5% голосов. Эта же тенденция в полной мере проявилась и на нынешних выборах – коммунисты окончательно стали архаичной политической силой.

Еще больший афронт ожидал социал-демократов (объединенных), представляющих в политике влиятельный олигархический клан Суркиса-Медведчука. В 2002 году партия получила 6% голосов, теперь же созданный на ее основе блок «Не Так!» не преодолел 3-процентный барьер.

Наконец, на грани прохождения в Раду оказался еще один список, объединивший представителей кучмовской элиты – Народный блок Владимира Литвина, спикера Рады нынешнего состава. Литвин является политиком-центристом, который стремился привлечь на свою сторону избирателей, недовольных как Януковичем, так и «оранжевыми». Однако отсутствие отчетливой позиции и поляризация политических симпатий привели к падению популярности этого избирательного объединения. Для одних избирателей Литвин оказался слишком близким к «оранжевым» (напомним, что он сыграл немаловажную роль в приходе к власти Ющенко), а для других – составной частью непопулярного кучмовского режима. Своего регионального «домена» у Литвина также не нашлось.

Что касается блока «Народная оппозиция» во главе с Натальей Витренко, политиком-популистом, получившим поддержку в Москве (в ходе избирательной кампании она была принята первым вице-премьером Дмитрием Медведевым, а в России с ней активно сотрудничал Фонд эффективной политики Глеба Павловского), то он, скорее, конкурировал не с Януковичем, а с коммунистами. Напомним, что в 90-е годы Витренко выступала в роли спойлера для тогда весьма влиятельной КПУ, так что действовала в более левой части политического спектра, чем Янукович. Эта же тенденция проявилась и сейчас – с той разницей, то КПУ и Витренко теперь имеют близкие результаты. Кроме того, блок Витренко использовался Россией для того, чтобы иметь в парламенте пусть немногочисленную, но ярко выраженную пророссийскую фракцию, которая бы использовала парламентскую трибуну для обструкции любых действий, направленных на атлантическую интеграцию страны. Судя по всему, ставки на Витренко весьма велики – иначе не потребовались бы фальсифицированные «экзиты», дававшие ей 15% и распространенные в середине дня выборов – чтобы заставить ее сторонников поверить в успех и отмобилизовать их в последние часы голосования.

Что касается блоков Тимошенко и Ющенко, то в сумме они получили результат, близкий к тому, который будущий президент получил в первом туре выборов 2004 года. Изменилось только соотношение сил. В позапрошлом году Тимошенко была вынуждена отказаться от борьбы за президентское кресло, так как ее рейтинг безнадежно отставал от ющенковского. Теперь же она существенно опережает «Нашу Украину». Это связано с рядом причин – с тем, что окружение президента обвиняется в коррупции, так что и сам Ющенко стал утрачивать образ безупречно честного политика (хотя в отношении лично президента никто не высказывает претензий на этот счет). Напомним, что некоторые ключевые игроки его команды – такие как Порошенко и Третьяков – должны были покинуть свои посты. И в связи с небезупречной газовой сделкой с Россией, которая вызвала массу претензий в Украине из-за своей неясности и коррупционных подозрений – так, название компании-посредника «Росукрэнерго» для Тимошенко стало аналогом «Криворожстали» в период избирательной кампании 2004 года. И со слабостью фигуры Еханурова как лидера избирательного списка – он годился на роль «технического премьера», но не сильной политической и электоральной фигуры. Сам Ющенко не хотел баллотироваться в Раду, желая сохранить роль арбитра в политическом процессе, в том числе и в ходе формирования правительства. Теоретически он мог предпочесть этой функции роль лидера списка только в том случае, если бы «Наша Украина» имела шансы победить, причем со значительным отрывом, но такая перспектива была совершенно нереальной. А реальной замены президенту не нашлось.

Тимошенко же в полной мере использовала преимущества пребывания в оппозиции – возможность критики в адрес правительства, которое к тому же давало для этого поводы. Она ушла с поста премьера в ситуации, когда еще не успела дискредитировать себя в глазах избирателей, зато выступила в образе «обиженной». Кроме того, она смогла мобилизовать для избирательной кампании значительный финансовый ресурс – в том числе, как утверждают, с помощью влиятельного украинского олигарха, главы днепропетровской группы «Приват» Игоря Коломийского, который имеет значительные интересы в нефтяной, горно-металлургической, банковской и агропромышленной сферах.

Таким образом, по предварительным итогам выборов можно сделать некоторые прогнозы по характеру формирования правительства. Блок Януковича смог максимально возможно усилить свои позиции, чего хватило для получения относительного большинства, но было слишком мало для формирования правительства. Дело в том, что на сегодняшний момент у него оказывается недостаточный коалиционный потенциал. Украинской политической элите свойственны циничные верхушечные комбинации, и в принципе коалиция Янукович-Ющенко не выглядела совершенно невозможной. Такое правительство могло устроить и большую часть истеблишмента, заинтересованную в стабильности отношений собственности, и Россию, и Запад, который в последнее время все более внимательно присматривается к Януковичу и все менее склонен его демонизировать. Внутриэлитная сделка могла привести к формированию иммобильного, противоречивого, но достаточно устойчивого правительства, воскрешающего в памяти кучмовскую политическую традицию беспринципного маневрирования.

Однако элитная логика противоречила политической. Избиратели «оранжевых» кандидатов видят в Януковиче коррупционера, представителя «бандитского капитализма», который несовместим с идеалами Майдана. Именно поэтому в течение всей избирательной кампании сторонники Ющенко и Тимошенко ждали воссоздания рухнувшей в прошлом году «оранжевой коалиции». Похоже, что в период кампании между сторонами уже были достигнуты некоторые негласные договоренности.

К тому же сработал еще один фактор. Если бы блок Ющенко занял второе место, по возможности, с небольшим отрывом от Януковича, то он мог бы попытаться пойти на коалиционный вариант с сохранением в принципе не вызывающего антипатии у «регионалов» Еханурова на посту премьера в обмен на министерства экономического блока для Партии регионов. Однако серьезное отставание «Нашей Украины» не только от Януковича, но и от Тимошенко привело к невозможности такого варианта, лишило президента возможности выступать в торге с позиции силы. Ющенковцы могли участвовать в такой коалиции только в качестве младших партнеров. Подобная перспектива была бы не просто унижением, но политическим самоубийством для президента.

Наконец, коалиция с ресурсно насыщенным Януковичем, обладающим собственной серьезной командой и опирающимся на экономически мощный регион (и соответствующий клан Ахметова) выглядела для Ющенко «большим злом», чем договоренности с Тимошенко.

В результате Тимошенко смогла претендовать на лидерство в будущей «оранжевой» коалиции. Если в начале прошлого года она пришла на пост премьера фактически без команды (потом ей удалось привлечь на свою сторону министров Томенко и Терехина) и на основе лишь предвыборного соглашения с Ющенко, в котором она выступала в качестве младшего партнера, то сейчас ситуация несколько изменилась. Хотя ее команда и значительно уступает по количественным и качественным показателям «скамейкам запасных», которыми располагают Ющенко и Янукович.

Таким образом, в повестке дня в качестве основного остался вариант восстановления «оранжевой коалиции» из Блока Тимошенко, «Нашей Украины» и социалистов. Проще всего с последними – они сохранили позиции еще со времени 90-х годов, доказав, что обладают не слишком большим, но стабильным электоратом. Теперь они становятся хотя и второстепенным, но незаменимым участником правительственной коалиции, способным ставить свои условия более крупным игрокам – например, в вопросах аграрной политики (многие избиратели Александра Мороза живут на селе). Не исключено, что социалисты будут поднимать ставки, претендуя на ключевые посты в правительстве, связанные с денежными потоками – в первую очередь, на министерство финансов.

Что касается Ющенко и Тимошенко, то президент будет стараться максимально сохранить арбитражную функцию (используя президентский ресурс) и одновременно включить в состав правительства максимум своих сторонников (здесь будет задействован партийный ресурс). При этом в случае осложнений при формировании кабинета он может осторожно использовать «страшилку» о возможном союзе с Януковичем, который сейчас готов договариваться со всеми.

Понятно, что кабинет министров, который будет сформирован по итогам выборов, будет проводить в целом прозападную внешнюю политику, ориентированную на сохранение приоритетности европейской интеграции, включая и оборонную (как, впрочем, и любое другое правительство страны). Не исключено, что уже в ближайшей перспективе удастся серьезно интенсифицировать сотрудничество с НАТО, а украинские власти продолжат нажим на Черноморский флот России с тем, чтобы вынудить его покинуть Севастополь сразу же после истечения срока договора о его пребывании там (то есть в 2017 году).

Новый вариант «оранжевого» правительства, однако, очень быстро может столкнуться с серьезными проблемами. Первая из них – отношения с Россией. Тимошенко уже заявила о необходимости пересмотра газового соглашения, что может обернуться очередным кризисом в двусторонних отношениях. Как отмечалось выше, для Тимошенко неприемлем посредник в виде «Росукрэнерго», но Россия не хочет соглашаться на его замену на более прозрачную структуру. Вторая проблема – планы Тимошенко по реприватизации украинских предприятий, которые, по ее оценкам, был недооценены при первоначальной продаже. Тимошенко рассматривает этот проект как средство мобилизации финансового ресурса и ослабления позиций украинских олигархов. Ее оппоненты полагают, что реприватизация может позволить группе Коломийского усилить свою экспансию, в том числе на востоке страны. Впрочем, не исключено, что Тимошенко может проявить прагматизм по этим конфликтным вопросам и сгладить их остроту.

Таким образом, успех Тимошенко может обернуться созданием нестабильного правительства и ярко выраженными конкурентными отношениями между ослабленным и осторожным президентом и амбициозным премьером, находящимся на подъеме. Серьезная полемика может быть уже по конкретным кандидатурам в состав правительства и на другие ведущие государственные посты. Не исключено, что серьезные экономические проблемы или ярко выраженные провалы правительства могут поставить вопрос о создании новой коалиции с участием Януковича – в этом случае Ющенко сможет объяснить избирателям, что в «чрезвычайной» ситуации необходим кабинет «национального единства», а вариант «оранжевой коалиции» будет уже дискредитирован.

Однако в условиях раздела власти цена развала коалиции выше, чем цена компромисса. Если больших провалов в деятельности кабинета не будет, то события, скорее всего, в среднесрочной перспективе будут развиваться по инерционному сценарию сохранения «оранжевого кабинета».

Алексей Макаркин – заместитель генерального директора Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net