Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

27.03.2006 | Татьяна Становая

Белорусскую оппозицию раскололи и разогнали

В Белоруссии власть решилась на резкие действия против оппозиции. Не дождавшись «затухания» уличной активности, власти разогнали митинги 23 и 25 марта, арестовав около 200 человек, включая и Александра Козулина. Впрочем, оппозиция и без этого хотя и медленно, но шла к сворачиванию своей активности: ее лидеры выдвинули конкурентные стратегии политической борьбы, разругавшись между собой, число митингующих снижалось.

Уличная активность в Белоруссии началась почти сразу после окончания голосования на избирательных участках 19 марта. Протест против выборов оказался неожиданно высоким и держался 4 суток: митингующие разбили палаточный лагерь и требовали отставки ЦИК и новых выборов без участия Александра Лукашенко. Можно сказать, что оппозиции удалось по максимуму отыграть «уличную карту», мобилизовав (в условиях жесткого давления) очень большое число своих сторонников (от 2 до 20 тыс. по разным данным). При этом как стало понятно, поддержка носила весьма устойчивый характер, несмотря на необычайно холодную погоду. В результате можно констатировать, что оппозиция укрепила симпатии Запада, доказала свою дееспособность и вообще громко заявила сам факт своего существования, а также поставила под сомнение легитимность победы Александра Лукашенко. При этом до 23 марта казалось, что ни власть, ни оппозиция не готовы идти на радикальные методы борьбы.

Спустя 4 дня после окончания выборов, белорусская власть решила предпринять силовые действия против участников митингов, которые она изначально не признавала законными. Тот факт, что это произошло именно сейчас, связан с несколькими причинами.

Белорусская власть уже предоставила оппозиции 4 дня для митингов без особых последствий для митингующих (хотя весьма неприятные административные действия все же последовали - аресты тех, кто приносил пищу, запаивание люков подземных коммуникаций, которые использовались как туалеты и т.д.). Лукашенко определенно дал понять, что он позволяет оппозиции выходить на улицы, чтобы «все увидели» ее истинное «лицо», однако без последствий для нее не обойдется. В любом случае последуют административные меры. Тем самым, он хотел «убить двух зайцев»: избегнуть необходимости силового давления на оппозицию, дабы не провоцировать Запад, а также дождаться, когда оппозиционная активность будет снижаться сама собой.

В принципе так и произошло. В белорусских условиях у оппозиции не было шансов добиться какого бы то ни было реального политического результата и оказать влияние на исход выборов. А это означало несколько вещей. Во-первых, рано или поздно лидеры оппозиции, которым нужно думать о будущем, должны были начать новый этап в борьбе за лидерство. Действительно, на третий день митингов Александр Козулин призвал митингующих прекратить уличную активность. Александр Милинкевич призыву не последовал и, напротив, попросил митингующих оставаться «до конца» и главное – прийти на митинг 25 марта. Одновременно началось выдвижение конкурентных стратегий дальнейшей политической борьбы.Так, Александр Козулин стал разрабатывать предложения по созданию Рады народного доверия, которая потом будет трансформирована в «правительство народного доверия». Очевидно, что подобный формат будет «работать» на размывание лидерства Милинкевича. Тем временем Милинкевич заявил, что намерен в ближайшем будущем сформировать демократическую коалицию. Он уточнил, что необходимо создание в Беларуси общенационального движения «За перемены». Правда, потом сделал заявление, что движение будет называться «За свободу». Демократическая коалиция, которая сложилась в ходе подготовки выборов, считает он, переросла свои рамки, и появилась необходимость оформлять ее в общенациональное движение.

Именно Козулин, которого считали более умеренным политиком, чем Милинкевич, стал инициатором акции, которая привела к жесткому конфликту с властями и последующему аресту бывшего ректора университета. Однако подобные события скорее выгодны Лукашенко, так как любые подобные ситуации дискредитируют оппозицию в глазах умеренной части населения, которые в последние дни стала более внимательно присматриваться к оппозиционером, видя в них не одиозных маргиналов (как утверждает лукашенковская пропаганда), а нормальных людей.

Во-вторых, на митинг приходит все меньше и меньше людей. Это не означает, что оппозиция теряет поддержку. Дело в том, что эффективность таких акций самими митингующими, а также их лидерами оценивается очень скептически. А при невозможности удовлетворять первичные потребности, например, в пище, делает участие в митингах затрудненным.

Однако здесь возникает вопрос: почему белорусские власти на четвертый день все же разогнали митинг, а не дождались, пока протестная активность спадет сама собой? Думается, дело в том, что между белорусской властью и оппозицией началась борьба за то, каким будет «финиш» президентской кампании.

От этого зависел во многом и размер «дивидендов», полученных оппозицией. Милинкевич, понимая это, планировал устроить финальный митинг 25 марта, собрав несколько десятков тысяч человек. В этом случае оппозиция прекращала бы акции по собственной инициативе, выйдя из противостояния с режимом Лукашенко полной сил. По сценарию же белорусской власти, в «финале» на митинге должны были собраться весьма немногие - из тех, кто пришли «за деньги». Поэтому ставка была сделана на то, чтобы максимально снизить желание потенциальных участников митинговать 25 марта. Этим, видимо, и объясняется разгон митинга за сутки до «финальной акции».

Тем временем, его разгон вызвал разноречивые оценки в России и на Западе. МИД России назвал действия милиции законными. В то же время ЕС осудил действия белорусских властей и призвал расширить список санкций против Белоруссии. Лидеры Евросоюза одобрили новые санкции в отношении белорусских властей, включая президента страны Александра Лукашенко. Как заявила глава МИД Австрии, председательствующей в ЕС, Урсула Пласник, речь идет об увеличении списка лиц в руководстве Белоруссии, которым будет запрещен въезд в страны Евросоюза. Пласник не исключила возможного замораживания счетов, принадлежащих белорусским властям. Однако, по словам главы австрийского МИДа, речь об экономических санкциях пока не идет.

В ближайшее время тактика Лукашенко будет направлена на дальнейшую дискредитацию оппозиции, а также лишение ее основных ресурсов («работа» с активистами, оппозиционными СМИ, блокировка западной поддержки). В то же время оппозиции важно сохранить те политические «дивиденды», которые она получила в ходе избирательной кампании. Исходя из этого, основными рисками для оппозиции станет возможное размежевание и внутренняя конкуренция.

Ссылки по теме:

Белорусская оппозиция после выборов: две стратегии

АнтиЛукашенко

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net