Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

28.03.2006 | Сергей Михеев

Будущее «Единой России»: коллективный Путин

В последнее время Кремль проводит (или, по крайней мере, санкционирует) работу по усилению «Единой России». В партию вступают министры (глава Минсельхоза Алексей Гордеев), губернаторы (только в конце прошлого года вступили глава Московской области Борис Громов, Курской – Александр Михайлов, Калужской – Анатолий Артамонов, Липецкой – Олег Королёв, Самарской – Константин Титов). Активнейшим образом идёт обсуждение дальнейшего усиления роли партий в российской политике. ЕР усиленно ищет свою идеологию, стараясь заполнить программно-идеологический вакуум.

Де-факто в партии даже выделились идеологические «крылья»: левое возглавляет бывший анархист и лужковец Андрей Исаев, правое – либерал Владимир Плигин и либерально-консервативный публицист Валерий Фадеев. Руководством партии официально дана команда организовать дискуссию и на региональном уровне. В провинциальных отделениях ЕР начали регулярную работу дискуссионные клубы, на которых обсуждаются вопросы идеологии и отношения к тем или иным фигурам и событиям.

При этом у партии нет единоличного лидера (что весьма необычно в российской политике). Борис Грызлов – «первый среди равных», политик с репутацией управляемого человека, «андроида». Понятно, что отсутствие лидера – неизбежное следствие целей и задач, под которые создавалась партия, и её происхождения и генезиса. В то же время не будет преувеличением сказать, что реальным лидером «Единой России» является всё же Владимир Путин. «Единороссы» сами неоднократно подчёркивали, что ЕР – «партия президента», что они – «вместе с президентом» (один из слоганов кампании «Единой России» на думских выборах 2003 г.).

Однако совершенно очевидно, что роль «Единой России» в событиях 2007-2008 гг. будет весьма велика. Какая участь уготована «единороссам»? Наиболее радикальный вариант – партию готовят «под Путина». Можно предположить, что в 2008 году нынешний президент уйдёт на партийную и общественную работу, в связи с чем ему готовят и укрепляют партийный «аэродром». Преемник займёт президентскую должность, а Путин станет партийно-общественным лидером, который будет обеспечивать имиджевое «прикрытие» режима нового главы государства.

У такого варианта есть и свои достоинства, и недостатки для Путина и его ближайшего окружения. С одной стороны, в этом случае Путин остаётся крупной величиной в российской политике, не оспаривая полномочий нового президента (т.е. для преемника этот вариант гораздо предпочтительнее, чем если бы Путин стал главой парламента или занял бы пост в системе исполнительной власти). Кроме того, решаются проблемы с электоральной легитимацией политического режима после 2008 года: популярный Путин сможет обеспечить общественную поддержку инициативам своего преемника, «Единая Россия» превращается в мощную законченную политическую машину, обладающую не только административным ресурсом и разветвлённой региональной сетью, но и имеющую сильную имиджевую составляющую в лице своего лидера.

Однако, с другой стороны, Путин понесёт серьёзную имиджевую потерю, поменяв роль президента «всех россиян» на роль лидера хотя и ведущей, но всё же одной из многих российских партий. Тем более партии, имидж которой отягощён множеством негативных моментов: репутацией «партии чиновников и бюрократов», ответственной за все шоковые реформы путинского времени (монетизация, реорганизация ЖКХ, новый виток приватизации и т.д.). К тому же Путин в статусе только партийного лидера лишится реальных рычагов влияния на процесс принятия политических решений; в российской политической системе он неизбежно станет подчинённым Кремля; даст повод для жёсткой критики в свой адрес.

В связи с весомостью недостатков данного проекта его реализацию можно считать маловероятной. Не годится проект и для «пережидания» Путина между выборами 2008 и 2012 г. – как раз в силу возможных имиджевых потерь.

Впрочем, есть и подвариант: Путин становится лидером «Единой России», но одновременно меняется форма политического правления – Россия становится парламентской республикой. Но, судя по недавним заявлениям Путина, данный вариант пока отложен. Еще один аргумент против возможности реализации данного проекта – санкционированная Кремлём внутрипартийная дискуссия об идеологии. Если бы Путин собирался переходить на партийную работу, партию наоборот укрепляли бы и цементировали. Ведь идеология у ЕР должна быть не левой и не правой, а единой – путинской.

События, происходящие в «Единой России» и вокруг неё, говорят о том, что у партии в 2007-2008 году будут другие задачи. Самая серьёзная угроза, стоящая перед нынешним политическим режимом – раскол элитно-олигархической коалиции, сложившейся вокруг Владимира Путина. Уход в его лице безусловного лидера, как для населения, так и для элиты, неизбежно катализирует противоречия между номенклатурно-политическими группами. Возможен вариант, когда одна из групп (например, «силовики» или «юристы») сможет убедить Путина в предпочтительности той или иной конкретной фигуры и попытается навязать её в качестве преемника всему конгломерату номенклатурно-промышленных групп. Результатом может стать межгрупповая война, чреватая крупными потерями для всех элитных групп, а для страны чреватая ослаблением суверенитета.

Понимая эту опасность, Кремль старается создать на базе «Единой России» (а также ряда других структур – Общественной палаты и др.) вязкую политическую среду, которая «обволакивала» бы все элитные группы и в которой гасились бы наиболее острые противоречия между ними. Задача Кремля – увеличить число «учредителей» нынешнего политического режима, расширить список субъектов олигархического «пакта» о разделе политико-экономического «рынка». Благодаря этому одной из существующих элитных групп будет гораздо труднее монополизировать властные ресурсы и навязать свою волю конкурентам с позиций силы. Зато Путин будет занимать в этой ситуации доминирующее положение.

Существующий политический режим старается сделать «Единую Россию» объектом притяжения для авторитетных людей, принимающих решения и контролирующих значительные ресурсы. В результате партия может стать «точкой сборки» новой политической системы, где межэлитные конфликты будут гаситься внутри, а не разрушать всю систему снаружи. У этого мегапроекта есть два аспекта – тактический и стратегический.

Тактический аспект: значительное число критиков режима Путина обвиняет его в чрезмерном «завинчивании гаек», «попрании демократии» и т.д. Даже если отставить в сторону неточность и откровенную ангажированность подобных заявлений, ясно одно: значительная часть элиты без энтузиазма смотрит на возвращение «кондовых» примет советской эпохи: приказного единообразия, партийного единомыслия и т.д. Поэтому запуском внутрипартийной дискуссии Кремль имитирует некоторое подобие «оттепели», показывая свою приверженность «демократии» и «плюрализму». Тем самым критикам делается показная уступка, а у наиболее радикальной оппозиции выбивается почва из-под ног.

Стратегический аспект: в перспективе на базе нынешней «Единой России» должна вырасти крупная и относительно самостоятельная институциональная сила, которая станет мощной опорой для Кремля. Речь идёт о некоем аналоге либерально-демократической партии Японии. ЛДПЯ более 50 лет постоянно выигрывает парламентские выборы, оттесняя другие партии в оппозиционные ниши. Происходит это потому, что данная партия, по сути, является «федерацией» фракций с разными идеями и социальной базой, умеющих приходить к общепартийному компромиссу. В зависимости от смены электоральных настроений в ЛДПЯ верховенствует та или иная фракция, адекватно выражающая общественные изменения. Она выходит на руководящие позиции, ее люди становятся кандидатами на выборах, и партия в очередной раз их выигрывает. Именно в этом русле необходимо рассматривать развернувшуюся внутрипартийную дискуссию между сторонниками «левой» и «правой» платформ внутри «Единой России».

Формирование идеологических «крыльев» необходимо и с технологической точки зрения. «Единороссам» необходимо учиться ясно формулировать свои мысли, чётко идеологически позиционироваться (с этим есть большие проблемы). Дискуссия должна привить партийцам навыки самостоятельной политической деятельности, снять с них ярлык марионеток Кремля. До сих пор основой «Единой России» была рыхлая идеология «верности Путину». Теперь, в условиях его возможного ухода с президентского поста, партии необходимо учиться жить самостоятельно, «своим умом».

Есть и более утилитарная причина дискуссии: по мере приближения парламентских выборов партии необходимо более чутко отслеживать электоральные ожидания, загодя их «обкатывать» и проверять, тестировать партийные лозунги и идеологические послания («месседжи»). Цель – покрытие максимального количества электоральных ниш под эгидой одного партийного брэнда. Партия собирается совершить электоральную экспансию как влево – на поле коммунистов и социалистов, так и вправо – на поле либерал-консерваторов.

Речь идёт о повторении электоральных успехов Путина, за которого голосовали и западники, и патриоты, и часть либералов, и часть коммунистов, и огромная масса аполитичных россиян. То есть фактически идёт опыт создания «коллективного Путина», вбирающего в себя множество идеологий и меняющегося в зависимости от электоральной ситуации. Подобный «коллективный Путин» может существовать сколь угодно долго и быть универсальным легитиматором не только для путинского преемника, но и для всех последующих руководителей российского государства.

Указанный выше стратегический аспект создания институциональной партийной «базы» политического режима в полной мере должен проявиться в паузе между двумя избирательными кампаниями 2007-2008 гг. и 2011-2012 гг. В этот период следует ожидать максимальной экспансии «Единой России» во властные и общественные структуры. Одновременно будет проходить встречный процесс: федеральные и региональные элитные группировки, кланы, клики будут вливаться в «Единую Россию». Результатом этого может стать переход от теневого, неформального, построенного на личных связях влияния множества элитных групп к вполне официальному, конституционному правлению.

Остальные партии в этих условиях будут играть скорее декоративную роль, призванную, с одной стороны, показать населению и Западу, что у нас действует и развивается партийная демократия, а с другой стороны, выпускать протестный «пар» в «свисток», т.е. в бесконечную и не имеющую последствий риторику. Собственно, уже сейчас это имеет место, как на федеральном уровне, так и во многих регионах. «Единороссы» полностью контролируют законодательные органы субъектов и представительные органы местного самоуправления, а представители других партий оттеснены от принятия решений и занимаются в основном риторическими упражнениями, в ходе которых подвергают критике существующее положение дел.

В этом отношении вторичным становится вопрос, кто станет «спарринг-партнёром» «Единой России» на выборах депутатов Госдумы в 2007 году. В любом случае это будет имитация противостояния, необходимая для привлечения интереса избирателей, конфликтного «драйва». На данном этапе просматриваются два варианта: «война» с демонизируемым врагом и борьба «лучшего с хорошим».

В рамках первого варианта «врагом» может стать умеренная или условная оппозиция в лице, например, партии «Родина». Она будет обвиняться в симпатиях к фашизму, в функционировании на деньги зарубежных спецслужб и т.д. Еще один вариант – борьба с либеральной оппозиций, финансируемой также из-за рубежа. На эту роль может быть номинирована партийная или общественная структура Михаила Касьянова. Однако последний вариант пока представляется достаточно слабым.

Второй вариант предполагает «позитивное» противостояние двух прокремлёвских сил. Основной – «Единой России» и второстепенной – например, партии «Наши», построенной на базе одноименного движения. Но данный проект находится пока ещё в стадии проработки, т.к. движение «Наши» создавалось с одной единственный технической целью – оказать поддержку действующему режиму в случае запуска сценариев «оранжевой революции». В условиях «мирного времени» задач «Нашим» пока не нашлось. По большому счёту, они простаивают, и возможно, что финансирование им будет урезано – до тех пор, пока «Наши» вновь не понадобятся. Идеология данного движения очень сырая и плохо проработанная. По сути, руководитель проекта Василий Якеменко провёл ребрэндинг движения «Идущие вместе» (которое объективно провалилось), без изменения содержания. Так что пока говорить об этом еще рано.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net