Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В США состоялись промежуточные выборы. Исход голосования, в отличие от 2016 года, совпал с прогнозами социологов. Демократы завоевали большинство в Палате представителей, а республиканцы сумели сохранить и даже усилить большинство в Сенате.

Бизнес, несмотря ни на что

28 ноября на совещании у президента Владимира Путина с правительством обсуждались частные инвестиции в национальные проекты. Основными докладчиками выступили министр финансов Антон Силуанов и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Совещание прошло полностью в открытом режиме, хотя традиционно встречи президента с правительством делятся на открытую и закрытую части, а большинство вопросов рассматривается именно в закрытом режиме.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Взгляд

03.04.2006 | Татьяна Становая

Диалог власти и бизнеса: Владимир Путин и Александр Шохин

29 марта прошла встреча президента России с представителями бизнеса. По итогам встречи можно сказать, что постепенно выстраивается новый формат отношений: бизнес получает возможность лоббировать свои интересы при условии поддержки государственно важных проектов. Одновременно встреча стала дебютом Александра Шохина, избранного не так давно главой РСПП.

Встречи президента с представителями бизнеса проводятся ежегодно. Нынешняя встреча стала третьей по счету в новом в формате: с участием представителей не только РСПП, но и «Деловой России», ОПОРЫ, Ассоциации российских банков, Ассоциации региональных банков и ТПП. Изменение формата произошло после начала «дела ЮКОСа»: президент не хотел встречаться «с глазу на глаз» с крупным бизнесом, больше всего шокированного ситуацией вокруг нефтяной компании. Сейчас можно утверждать, что такой формат устоялся. Вообще за последние три года крупный бизнес все больше сдавал свои позиции в отношениях с властью.

Во-первых, это касается формата отношений. Число участников расширено, и крупный бизнес существенно «разбавлен» ассоциациями, созданными под патронажем Кремля и представляющими интересы среднего и малого бизнеса. Тем самым сделана попытка несколько деполитизировать формат диалога. Кроме того, общение минимизировано на кремлевском уровне, а «центр тяжести» диалога власти и бизнеса перенесен в правительство.

Главной площадкой, на которой бизнес может обсуждать свои проблемы, стал Совет по конкурентоспособности и предпринимательству. Он был создан весной 2004 года, после формирования правительства. Именно здесь рождаются самые жаркие и открытые споры, в частности, о налоговых реформах, проблемах налогового администрирования, иностранных инвестициях и т.д. Однако такая площадка носит ограниченный характер, так как в ее рамках невозможно реально оказывать влияние на принятие решений. Принятие решений происходит в Кремле, куда корпоративные организации бизнеса, выступающие в качестве лоббистов, не допускают. Их общение с президентом ограничивается «ритуальными» ежегодными встречами.

Тем не менее, возможность высказываться на заседаниях правительственного Совета является способом обозначения позиций бизнеса по тем или иным проблемам. Так, в прошлом году бизнес активно вступил в работу по подготовке законопроектов о налоговом администрировании. Эта тема была профильной и на встрече с президентом, а в ежегодное послание президента было включено требование прекратить «налоговый терроризм». Таким образом, бизнес имеет возможность высказываться, активно контактировать с правительством и быть услышанным. Однако реально отдачи от этого не так много, и вступить в диалог с Кремлем бизнесу пока не позволяют. Отсюда и последствия: правительство в итоге подготовило поправки в налоговое законодательство, вызвавшие резкое неприятие бизнеса. Их пришлось в дальнейшем смягчить, однако концептуально многие пожелания бизнеса учтены не были. Таким образом, главное в изменении формата отношений власти и бизнеса – это закрепление формы диалога на уровне правительства и формы «монолога» - на уровне Кремля.

Меняется формат обсуждения тех или иным проблем, которые волнуют бизнес. Тут важно выделить сферу «политического» в содержании такого диалога. «Политическое» в диалоге теперь четко разделяется на дозволенное и недозволенное. Грань между этими двумя сферами регулируется фактически лишь одним критерием - отношением к конкретным действиям власти. Иными словами, бизнесу позволено говорить о налоговом администрировании, но не позволено – об использовании налогового инструмента в политических целях в отношении конкретных компаний (например, ЮКОСа). Это означает, что бизнесу отказано в основных гарантиях, которые могли бы защитить его от политических действий власти. Это касается, в первую очередь, прав собственности, а также применения тех инструментов (прежде всего судебных и налоговых), которые могут эти права нарушить. Бизнесу разрешается говорить лишь об универсальных принципах, но в той мере, в какой эти принципы отношений власти и бизнеса не препятствуют политическим интересам Кремля.

Во-вторых, поменялось руководство РСПП. 27 и 28 сентября Бюро правления РСПП выбрало на пост председателя главу Координационного совета предпринимательских союзов России Александра Шохина, который сменил на этом посту Аркадия Вольского. Кандидатуру Шохина поддерживал Кремль и правительство РФ в лице вице-премьера Александра Жукова (в прошлом его коллеги по Думе). Избрание Шохина не было единогласным, и серьезную конкуренцию ему составил Игорь Юргенс. Фактически это был выбор пути, по которому должен развиваться РСПП. Александр Шохин устраивает и бизнес, и Кремль. Он - член партии «Единая Россия», а также Общественной палаты, прагматичен, имеет либеральную репутацию и авторитет в бизнес-среде. Кроме того, у него налажены отношения с правительственными структурами - когда-то он сам занимал пост вице-премьера и знает, как работает госаппарат. Предприниматели не будут ждать от него заступничества за Ходорковского или призывов прекратить отбирать частную собственность. Шохин как управленец фактически призван «законсервировать» РСПП, сохранив его потенциал с трансформацией в экспертную, лоббистскую организацию.

После прихода Шохина в руководство РСПП, крупный бизнес действительно стал отстаивать свои политически права более технологично, динамично, но при этом, не вторгаясь в политически чувствительные для Кремля темы. Фактически он получил статус привилегированного переговорщика. Показательно заявление Шохина о том, что Ходорковскому придется самому написать заявление о сложении с себя полномочий члена бюро РСПП. Шохин также сразу начал говорить о таких ясных для власти, но не совсем прозрачных для бизнеса понятиях, как социальная ответственность. «Здесь тоже предстоит найти оптимальные формы сочетания общественных функций РСПП и функций защиты интересов работодателей. Социальная ответственность бизнеса, о которой толкуется по-разному, должна тоже получить вполне понятные всем - и государству, и бизнесу - рамки», - заявил он.

Он также не исключил, что РСПП станет много внимания уделять защите интересов малого и среднего бизнеса. «Я думаю, что РСПП, новое качество этой организации будет выражаться в том, что действительно она станет защитником интересов и прав предпринимателей в целом. И самое главное, чтобы российский капитал, российский бизнес стал действительно национальным. И для этого, безусловно, нужно создавать хорошие условия для инвестиций в России, для этого нужно как можно энергичнее снижать административные барьеры для малых и средних предпринимателей. А крупные знают, как себя отстоять, свои интересы», - заявил Шохин.

Прагматичность и готовность защищать интересы бизнеса в рамках нового формата Шохин продемонстрировал и на встрече с президентом. Речь идет о том, чтобы отстаивать принципиальные для бизнеса позиции, касающиеся отношений с властью, но в рамках «дозволенного». На данной встрече таких тем было две: проблема выкупа земли под промышленными предприятиями и налоговое администрирование. На той площадке, которая отведена бизнесу, Шохин действует весьма напористо и жестко.

Шохин поблагодарил президента за помощь в разрешении проблемы выкупа земли под промышленными предприятиями. Напомним, что ранее, три года назад, президент пообещал бесплатно передать предприятиям землю (вскоре после ареста Михаила Ходорковского). Однако в дальнейшем это обещание так и не было выполнено, но бизнес сумел отстоять значительное снижение стоимости выкупаемых участков. Сейчас Шохин попросил президента дать «возможность рассрочки платежа хотя бы на два года, имея в виду, что вступление в права собственности будет доступно лишь тогда, когда предприятие полностью выполнит финансовые обязательства».

Что же касается налогового администрирования, то здесь стоит напомнить, что законопроект об упрощении налогового администрирования рассматривался в правительстве еще с начала прошлого года. Тогда дискуссия на эту темы даже нашли отражение в ежегодном послании президента РФ Федеральному Собранию: Владимир Путин заявил о необходимости бороться с «налоговым терроризмом». Однако в итоге в Госдуму поступил законопроект, который в ряде случаев даже усиливал полномочия налоговых органов, а по проблемным вопросам не вносил ясности.

Сейчас законопроект готовится ко второму чтению. Глава РСПП на встрече с Путиным обратил внимание на наличие больших неясностей и неопределенностей по концептуальным вопросам подготовки законопроекта. Шохин предложил ряд мер, которые, по мнению бизнеса, должны быть закреплены. Это утверждение принципа добросовестности налогоплательщика (в законопроекте есть право налоговых органов взыскать небольшие суммы задолженности без суда), четкая регламентация налоговых проверок (это одно из главных требований, так и не услышанных правительством). «Это касается и разграничения выездных и камеральных проверок. Это касается и перечня документов, которые обычно требуются в неограниченном варианте от налогоплательщиков. Это касается и пресекательного срока выездной проверки. Мы считаем, что здесь вполне достаточно года. Это касается и четкого прописывания последствий повторной проверки для налогоплательщика», - заявил Шохин. Наконец, он попросил установить процедуры обжалования налогоплательщиками действий и решений налоговых органов.Очевидно, что риторика Александра Шохина кардинально отличается от риторики Аркадия Вольского. Здесь главное – деидеологизированность (нет апелляции к либеральным ценностям), технологичность, конструктивность, то есть отсутствие завышенных требований и ожиданий. Фактически Шохин как понятная Кремлю фигура и как человек, способный сформулировать интересы бизнеса в соответствии с «духом времени», оказывается наиболее оптимальной и эффективной фигурой, не вызывающей раздражения у власти.

В-третьих, переформатирована повестка дня. Очевидно, что приоритеты бизнеса и власти расходятся. Бизнесу нужны гарантии для своей собственности, для осуществления деятельности, а также гарантии от «налогового терроризма». Власть не готова такие гарантии давать, но все же стремится услышать бизнес и локально идти на уступки по существенным, но не концептуальным вопросам. Роль Шохина здесь как раз и сводится к тому, что уступки достигали максимума.

Интерес власти состоит в привлечении ресурсов бизнеса для проектов государственного масштаба. Речь идет о финансировании политической деятельности, о поддержке партии власти (достаточно вспомнить призывы заместителя руководителя администрации президента Владислава Суркова к «Деловой России» активнее вступать в «Единую Россию» и поддерживать партию власти), о финансировании благотворительных и общественно значимых мероприятий (например, поддержка олимпийцев), а также о привлечении бизнеса к реализации национальных проектов.

Сегодня можно констатировать, что повестка дня в отношениях власти и бизнеса выстроена преимущественно в русле интересов Кремля. В первую очередь обсуждаются государственные проекты и интересы, а интересы бизнеса оказываются вторичны. На прошедшей встрече Кремль поставил на первое место национальный проект по образованию. Эта тема была задана изначально, бизнес готовил к этому свои предложения, и президент был готов активно обсуждать именно это. Показательно, например, что Владимир Путин на все просьбы Шохина по вопросу совершенствования налогового администрирования ограничился фразой: «Я со многим из того, что Вы здесь высказали, согласен и надеюсь, что закон будет принят, все заработает».

В образовании же список «пожеланий» для бизнеса был весьма широким. Президент попросил участвовать в разработке профессиональных стандартов в зависимости от потребностей рынка (речь идет, в том числе, и о трудоустройстве), в финансировании попечительских советов, в развитии кредитной системы для образования. Тема образования заняла около 90% выступления президента. Сергей Борисов в своем выступлении сосредоточился на реализации национальных проектов, лишь в самом конце затронув «больную» тему приватизации непрофильного муниципального имущества. О национальном проекте образования говорили и Борис Титов, и Рубен Варданян, и Анатолий Карачинский. Глава ОАО «Северсталь-групп» Алексей Мордашов посвятил свое выступление теме вхождения России в ВТО (тема также была инициирована Кремлем, а сам Мордашов является давним сторонником членства России в этой организации). По итогам встречи, например, Владимир Потанин заявил о готовности поддерживать ПТУ.На закрытой части встречи, как стало известно «Коммерсанту», бизнесу удалось добиться обещания частичной приватизации государственного высшего образования в России. Владимир Путин в целом одобрил идею создания так называемых «эндаумент»-фондов (от английского endowment - пожертвование) - целевых фондов, взносы в которые вычитаются из базы по налогу на прибыль и ориентированны на вложения в благотворительные и социальные проекты – например, университеты, госпитали, больницы и т.д. Ранее об этом говорил Шохин на заседании Госсовета, посвященном проблемам образования. Видимо, «приватизация» высшего образования будет происходить в юридической форме автономных некоммерческих организаций.

Новый формат отношений власти и бизнеса во многом создает иллюзию налаживания этих отношений. Главное здесь – неравноправный формат диалога и наличие табу на темы, которые в первую очередь волнуют бизнес. Кремль слушает бизнес и демонстрирует, что учитывает его мнение (хотя и не дает обязательств), но одновременно привлекает к государственным проектам. А бизнес не призывает обеспечить ему гарантии безопасного ведения бизнеса и гарантии собственности. Однако за такое «партнерство» обеим сторонам приходится «платить»: Кремль готов идти фактически на частичную приватизацию образования, и, как следствие, сужать налогооблагаемую базу, вносить поправки в законодательство по налоговому администрированию, делать определенные жесты в сторону бизнеса. Бизнес, в свою очередь, готов финансировать и политические, и государственные проекты. Однако стоит отметить, что такой формат отношений власти и бизнеса остается крайне зависимым от политической конъюнктуры: пока власть крепка и пользуется широкой социальной поддержкой, у Кремля есть возможность развивать такой формат. Однако в случае социально-экономических потрясений, такой формат может быть пересмотрен уже по инициативе бизнеса.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net