Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

18.04.2006 | Сергей Маркедонов

Почему Кремль проиграл Адыгею

Политический кризис в Адыгее, спровоцированный переходом президента Хазрета Совмена от аппаратной к публичной политике, вышел на международный уровень. 17 апреля 2006 года Всемирный комитет солидарности с Адыгеей выступил с открытым обращением в связи с ситуацией, сложившейся в этой маленькой северокавказской республике. Обращение подписали координаторы Комитета в различных странах и регионах мира (Н. Пшидаток в Иордании, X. Тхаухо в Израиле, С. Хурма в Турции, А. Хакодзь в Канаде, Ш. Шапсуг в США и К.Хатукай в Европе). Данное публичное выступление представителей адыгской диаспоры и адыгских общественных объединений внутри республики и в других «адыгоязычных» субъектах РФ - не первое в череде заявлений и обращений по поводу возможного объединения Адыгеи с Краснодарским краем.

29 января 2006 года Черкесский конгресс обратился в Варшавский отдел по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ с обращением. Его авторы выдвинули инициативу - направить специальную комиссию по изучению этнополитической ситуации в самой маленькой северокавказской республике. Сверхзадачей комиссии, по словам авторов Обращения, должна стать работа по сохранению «государственности республики Адыгея». Обращение Черкесского конгресса Адыгеи подписано также общественными организациями Черкесский конгресс Карачаево-Черкесии, Адыгэ Хасэ Адыгеи, Кабардино-Балкарским общественным правозащитным центром, Независимым общественно-исследовательским центром Кабардино-Балкарии. В конце марта «конгрессменам» пришел ответ, что их заявление будет в ближайшее время рассмотрено.

И в обращении Всемирного комитета солидарности с Адыгеей, и в Обращении Черкесского конгресса (равно и других обращениях более раннего периода) большое внимание уделяется «черкесской историософии» Кавказа. В своих историософских построениях авторы текстов обращений не оригинальны. Ими воспроизводится весь арсенал аргументов и доводов любого этнонационалистического движения. Это, во-первых, апелляция к так называемой «этнической собственности на землю». Адыгея - это адыгская этническая собственность, на которую адыги (черкесы) имеют особое право jus primae occupationis (как первые жители этой территории). Во-вторых, стереотипизация исторического опыта межэтнических отношений (все, что связано с черкесами - позитив, все что, исходит от России - рабство и подавление свободы). Авторы текста обращения Всемирного комитета солидарности описывают ситуацию в Адыгее таким образом, что у непосвященного читателя складывается образ моноэтничной адыгоязычной республики, возглавляемой харизматичным лидером и противостоящей натиску имперской России (в лице Дмитрия Козака): «Сегодня Хазрет Совмен – символ нации. Он уже сделал очень много как для своих соотечественников в мире, так и для граждан Адыгеи. И способен приумножить начатое.

Всемирный комитет солидарности с Республикой Адыгея заявляет, что отставка Хазрета Совмена — это начало конца адыгской идентичности и самобытности, адыгского этноса в целом. Это повлечет ликвидацию Республики Адыгея, расположенной на одном из первейших мест, где зарождался адыгский этнос и развивался на протяжении тысячелетий, национального очага адыгов всего мира». Между тем реальная этническая картина Адыгеи никоим образом не соответствует романтическому пафосу подписантов. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г., в Адыгее проживало 447 тыс. чел. (русские — 68%, адыгейцы — 22,1%, украинцы — 3,2%. По предварительным данным Первой Всероссийской переписи населения 2002 г., численность населения осталась прежней. По оценкам Госкомстата РФ, она составляет 445 тыс.чел., а по экспертным оценкам - порядка 450 тыс.чел. Адыгея - единственный на Кавказе регион незначительного миграционного прироста русского населения в 1989-2002 гг. Однако удельный вес русских в этническом составе республики (за счет в том числе и естественной убыли населения) снизился до 65,8% населения, тогда как удельный вес "титульного" этноса увеличился до 23,6 %. В любом случае сегодняшняя Адыгея – это не часть полумифической «Великой Черкесии», а регион, в котором «титульный этнос» не составляет даже половины. Следовательно, говорить о Совмене как о «вожаке» региона вряд ли целесообразно, равно как и вести речь о том, что население региона поголовно выступает против объединения с Краснодарским краем. За счет русского большинства Адыгея, скорее всего, проголосовала бы за объединение с Кубанью. Вопрос в другом. Проведение такого референдума сегодня стало бы мощным дестабилизирующим фактором не только в Адыгее, но и на всем Северном Кавказе.

Для представителей адыгской (черкесской) диаспоры Адыгея – это часть адыгского мира. "Адыги (черкесы) являются автохтонным народом на Северо-Западном Кавказе, - говорится в обращении. - Народные обычаи, обряды, традиции, культура и национальный язык адыгского этноса складывались на данной территории в течение тысячелетий. Майкопская культура, которая датируется IV тысячелетием до нашей эры, создана предками современных адыго-абхазов. С конца XVIII века Российская империя вела против черкесов колониальную войну. Целью этой войны самодержавие ставило не только захват территории и покорение черкесов, но и полное уничтожение народа, выселение оставшейся части за пределы исторической Родины. 1864 год стал окончательной датой завершения Русско-Кавказской войны и одновременно событием, после которого черкесы перестали существовать как единый этнос. С этого периода началось массовое выселение адыгов в Османскую империю, которое продолжалось до 1914 года.

Высвободившиеся земли планомерно заселялись колонистами из России. Одновременно с этим царская Россия проводила политику насильственной ассимиляции оставшихся адыгов (черкесов)». Процитированный выше текст - фрагмент январского обращения Черкесского конгресса. Свое Обращение «конгрессмены» завершили словами надежды на то, чтобы «ситуация, складывающаяся сейчас в республике, была взята представителями Совета Европы под контроль и урегулирована на принципах международного права". Однако и авторы апрельского Обращения разделяют такой подход: «Адыги (черкесы) – в прошлом героический народ – и сегодня знают много примеров доблести. И в политике они не единичны. Весь адыгский мир диаспоры, оторванной от Родины, воспринял как праздник победу Хазрета Совмена на президентских выборах и заявил: «Президент Хазрет Совмен — наш президент!» Мы не отказываемся от своих слов и подтверждаем их с удвоенной уверенностью: «Потеря Хазрета Совмена как президента – потеря Республики Адыгея!»

Следовательно, любое давление на Хазрета Совмена (особенно в связи с объединительным проектом) будет восприниматься диаспорой как этнонациональная травма не только для отдельно взятой республики, но и для «черкесского мира». Таким образом, сегодня в Адыгее сталкиваются два фундаментально различных подхода к этнополитической ситуации в этой республике. Первый - историко-романтический (с ярко выраженным этноцентризмом) и второй (представленный федеральной властью) – формально-правовой (с акцентом на современных проблемах и реалиях). Можно сколь угодно задавать правильный, по сути, вопрос «Является ли оправданием брутальная политика России, боровшейся в XIX в., среди прочего, и с черкесской работорговлей, и с «набеговой системой» кавказских горцев, для установления жесткого этнократического правления в самой маленькой из республик Северного Кавказа?» Однако нельзя игнорировать тот факт, что и сегодня история является одним из активных участников политического процесса в Адыгее.

Именно на основании апелляций к истории в начале 1990-х гг. в Адыгее сформировалась этнократическая власть, при которой меньшинство населения создало для своих «этнических интересов» режим наибольшего благоприятствования. Этим режимом воспользовалась прежде всего управленческая элита, сумевшая с выгодой для себя получить властные и экономические ресурсы. В 1990-е годы маленькая Адыгея стала одним из рекордсменов по части нарушения федеральной Конституции и российского законодательства. 17 марта 1995 г. была принята Конституция Адыгеи. Основной закон республики способствовал утверждению в Адыгее политико-правового партикуляризма. Конституция предусматривал ценз оседлости для участия в выборах высшего должностного лица республики и знание языка "титульной нации" как обязательное условие для замещения государственных должностей в Республике Адыгея.

Подобные конституционные принципы оказались действенными для республиканской элиты. Во время региональных президентских выборов в Адыгее (январь 1997 г.) избирком республики не зарегистрировал в качестве кандидата единственного русского претендента на высший пост В.Леднева. Основанием для отказа в регистрации стало незнание кандидатом адыгейского языка, а также его работа за пределами республики (Леднев возглавлял департамент в федеральном Министерстве соцзащиты).

Взаимоотношения между республиканской властью и федеральный центром в постсоветский период развивались двойственно. С одной стороны, центр закрывал глаза на авторитарный стиль и просвещенный этнократизм Аслана Джаримова (первого главы Адыгеи), обеспечивавшего в Адыгее определенный уровень политической стабильности. С другой, Москва неоднократно предпринимала попытки противодействия региональному партикуляризму. В 2000 г. Конституционный суд РФ вынес определение о несоответствии ряда положений республиканской Конституции Основному Закону РФ. Однако выборы Хасэ Адыгеи (4 марта 2001 г.) прошли вопреки решению Верховного суда России по республиканскому Закону о выборах ("нарезка" избирательных округов обеспечивала преимущество "коренному населению»). С началом процесса по правовой унификации регионального законодательства в 2000-2001 гг. было произведено исправление Конституции и законодательства Адыгеи (исключены ценз оседлости и требования обязательного знания адыгейского языка для кандидатов в президенты, а также конструкция "гражданство Адыгеи").

В 2002 г. в Адыгее прошли третьи за постсоветский период выборы президента республики. Этнополитические мотивы в предвыборной кампании сыграли основополагающую роль. Главные кандидаты на высший пост в Адыгее (Джаримов, предприниматель Хазрет Совмен, лидер "Союза славян" Нина Коновалова) апеллировали к этой проблеме как к одной из основополагающих. И если Джаримов в качестве главного своего достижения рассматривал межэтнический мир и стабильность, то оппоненты первого президента Адыгеи выступали с критикой его политики за "клановость" (Совмен) и этнократизм, преференции этническим адыгейцам (Коновалова). Основными лозунгами главы ЗАО "Золотодобывающая компания Полюс" Хазрета Совмена стали развитие Адыгеи в "едином правовом поле Российской Федерации", "параллельное укрепление адыгейской и российской государственности". Победа Совмена стала возможна благодаря массовым надеждам на преодоление социально-экономического отставания республики (на фоне соседней Кубани). Таким образом, победа Совмена в реальности была не «триумфом воли» адыгского народа, а надеждой на более достойную жизнь.

Однако электоральный успех Совмена и его вхождение во власть не стали точкой деэтнизации адыгейской политики. Летом 2003 г. новый лидер республики уволил своих русских сподвижников (Геннадия Микичуру, Сергея Клещева и других). Совмен не единожды критиковал центральную власть и обещал убрать из республики "всех федералов, которые безобразничают". Фактически в республике вместо деэтнократизации произошла смена кланов. Команда Аслана Джаримова была сформирована из выходцев из Кошехабльского района (темиргоевцы), а Хазрет Совмен — шапсуг и имеет поддержку среди "северо-западных" адыгейцев (шапсуги, бжедуги). Республиканский управленческий аппарат как был "этнической собственностью" "титульного" меньшинства, так и продолжает им оставаться. Президент Совмен оказался более хитрым и искушенным по сравнению с предшественником. Гарантируя нужные результаты "Единой России" и президенту Владимиру Путину, он в то же время обеспечивал преференции для "своих". Кавказские этнократы давно научились использовать "вертикальную" лексику для обеспечения собственной выгоды. Будущие выборы по партийным спискам республиканскую элиту тоже не очень-то пугают. Коммунисты и антикоммунисты из числа "своих" будут подобраны заранее. Политическим бастионом русской общины сегодня является городская администрация Майкопа. Однако и в Майкопе все не так просто. Столица Адыгеи (равно как и другие кавказские столицы) является территорией активного освоения для выходцев из окружающих аулов. Таковы особенности процесса урбанизации в регионе. "Освоение" города, проходящее без должного внимания со стороны властей, чревато осложнением межэтнических отношений. Здесь неизбежны конфликты стереотипов, разных хозяйственно-культурных укладов.

Именно обозначенные выше проблемы, а также нетранспарентность республиканской власти должны были стать причиной публичной критики Хазрета Совмена и его администрации. Вместо этого федеральный центр повел аппаратную борьбу за объединение региона с Краснодарским краем, вызвав к жизни «призрак истории». Начав аппаратные игры, Кремль оказался не готов к переходу Совмена к публичной политике и вообще к публичному обсуждению происходящего в республике. Такие важные и принципиальные позиции центра, как отказ от «историзации» этнополитических процессов и от принципа «этнической собственности» на землю, нигде не были зафиксированы. Из-за этого проблема объединения (и статуса Адыгеи и адыгейцев вообще) заслонила конкретные провалы республиканской власти в экономике, социальной сфере, межэтнических отношениях. Сегодня ситуация в Адыгее стала отождествляться с проблемой объединения с Краснодарским краем, а не, например, с проблемой клановости. Поскольку же федеральный центр оказался не готов к публичной полемике, интерпретация событий перешла к другим «заинтересованным силам», в том числе и к представителям националистически настроенной диаспоры. Увы, но Кремлю не удалось навязать свою игру, оторвав проблему объединения от проблемы неэффективности республиканской власти. В случае если бы Москва открыто заявила, что относится с терпимостью и пониманием к проблеме статуса республики, но категорически не готова поддерживать режим этнократии, а клановость как принцип, то ее действия не получили бы такого неприятия. В конце концов, «приведение в соответствие» Конституции Адыгеи с Основным Законом РФ не вызывало таких всплесков «праведного гнева». Сегодня еще не поздно продемонстрировать, что для федеральной власти стабильность важнее объединительных проектов любой ценой. Однако в этой связи возникает проблема, не имеющая только адыгейской «привязки». Речь идет об умении Кремля и российских дипломатов вести жесткую полемику и публично защищать и объяснять свои принципы.

Сергей Маркедонов, зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net