Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Перед парламентскими выборами в Израиле премьер-министр Биньямин Нетаньяху получил два важных сигнала поддержки, способных оказать значительное влияние на электоральные расклады: признание президентом США Дональдом Трампом Голанских высот частью Израиля и возвращение на родину останков танкиста Захарии Баумеля, погибшего в Первую ливанскую войну, с помощью России.

Бизнес

В практике экономической политики последних лет сложилась традиция, когда в начале весны РСПП – крупнейшее объединение работодателей и предпринимателей проводит «неделю российского бизнеса», завершающуюся съездом, на котором выступает Президент РФ. 14 марта это событие случилось в 10-й раз, оказавшись во многом не только значимым, но и знаковым.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

24.04.2006 | Татьяна Становая

РСПП: попытка «реставрации» в новом формате

18 апреля прошел отчетно-выборный съезд РСПП. Центральное событие съезда – презентация «Повестки дня» на 2006-2008 гг.». Представленная повестка фактически является критикой правительственной среднесрочной программы социально-экономического развития России на 2006-2008 гг. и альтернативным видением должной правительственной стратегии. Одновременно она является заявкой на роль РСПП как центра выработки экономической и промышленной политики России. Впервые с 2003 года РСПП предстал как реформистская, либеральная, но при этом социально ответственная организация, которая претендует на активное участие в выработке государственных решений и повышение собственного влияния на власть. Попытка «реставрации» роли РСПП напрямую связана с приходом нового главы этой организации Александра Шохина.

Съезд РСПП показал, что впервые с 2003 года делаются попытки «реставрации» роли РСПП в отношениях власти и бизнеса, последний пытается добиться влияния на формирование государственной политики. РСПП хочет вернуть период отношений 2001-2002 годов, когда была возможность влиять на правительственные решения, на формирование повестки дня экономической и промышленной политики кабинета министров. Даже несмотря на то, что Кремль сразу после прихода Владимира Путина к власти начал проводить политику «равноудаления олигархов», провел кампании против Владимира Гусинского и Бориса Березовского, сохранялась возможность вести диалог с властью, поддерживать устойчивые связи с правительственными и кремлевскими кабинетами.

Сам Кремль тогда был политически менее силен, чем сейчас: вертикаль власти только выстраивалась. При этом правительство и президент проводили активную реформаторскую политику: активно обсуждались и проводились налоговая, административная, пенсионная, банковская реформы, реформы естественных монополий, включая «Газпром». Съезд РСПП в 2001 году был воспринят как «съезд победителей»: даже несмотря на то, что крупный бизнес был вынужден действовать через посредника в лице РСПП и «прямой» выход на органы власти постепенно закрывался. Тогда в союз пришли крупные предприниматели («олигархи»), были проведены внутренние реформы, образованы рабочие группы, которые занимались отдельными направлениями реформы и активно работали с правительством. Сам кабинет министров возглавлял Михаил Касьянов – человек, имеющий налаженные отношения с бизнесом. Главное тогда для крупного бизнеса было проведение либеральных реформ, и они действительно декларировались и проводились, а также надежда, что кампании против Гусинского и Березовского носят исключительный и политических характер и не коснутся других предпринимателей.

Переломным оказался 2003 год: в первую очередь речь идет о «деле ЮКОСа», изменившем в корне отношения власти и бизнеса. РСПП постепенно теряло свою активность, внутри союза появились серьезные разногласия, лоббистские возможности сузились, в том числе и в связи с политической реформой. Бизнесмены предпочитали индивидуально выбирать собственные стратегии «выживания», а не объединять усилия в рамках РСПП. В итоге внутри организации развязалась жесткая внутренняя борьба, авторитет Аркадия Вольского падал вместе с эффективностью и авторитетом союза. В ситуацию вмешался Кремль, содействуя продвижению на пост главы РСПП Александра Шохина.

Считалось, что РСПП при Шохине станет в первую очередь организацией, консолидирующей власть и бизнес. Власть, с одной стороны, заинтересована в привлечении ресурсов бизнеса для решения государственных задач, а, с другой стороны, в нормальном развитии бизнеса. Шохин оказался способен максимизировать эти возможности для бизнеса в корректной для власти форме и при этом организовать бизнес для привлечения его ресурсов к государственным задачам. Однако мало кто верил в то, что бизнес попытается вернуть себе роль партнера власти, готового вести диалог: после «дела ЮКОСа» создавалось ощущение, что «реставрация» партнерства невозможна, и максимум, на что может рассчитывать бизнес – это кулуарный торг на правительственном уровне в рамках Совета по конкурентоспособности и предпринимательству. А учитывая, что нынешнее правительство не располагает ни политическими, ни управленческими механизмами даже для выработки единой государственной экономической и промышленной политики, в вероятность роста роли РСПП мало кто верил.

Однако съезд РСПП показал, что бизнес с новым руководителем намерен вернуть себе роль партнера власти, но, разумеется, на новом, «младшем» уровне. Бизнес всегда стремился к диалогу с властью. Однако до 2003 года это диалог часто превращался в жесткий торг, а после 2003 года - почти превратился в монолог, а инициативность бизнеса на публичном уровне и в рамках площадки РСПП заметно снизилась, что в целом было связано с общим падением авторитета РСПП и разочарованием в союзе как в посреднике.

Возвращение роли РСПП как партнера власти стало возможно в связи с тем, что сейчас бизнес увидел для себя новые возможности, а власть в большей степени начала нуждаться в бизнесе.Во-первых, правительство, как уже говорилось, перестало быть центром принятия решений в выработке программ развития экономики страны. Экономической стратегии у исполнительной власти нет, структурные реформы даже не стоят в повестке дня, а им на смену пришли популистские лозунги «удвоения ВВП», а затем «национальные проекты», которые столкнулись с серьезными проблемами в ходе реализации. Это системная проблема режима, которая осознается Кремлем и создает потребность в выработке эффективных программных решений в экономической сфере. Здесь и Кремль, и бизнес заинтересованы в возращении в повестку дня структурных реформ определенной программы действий по достижению желаемых экономических показателей. Кремль может видеть в РСПП и некий «стимул» для правительства. Более того, внутри самого правительства руководители экономического блока как никогда нуждаются во «внешней поддержке», в «моральной помощи» со стороны бизнеса с целью противостояния «дирижистским» тенденциям в правительстве и попыткам смягчить бюджетную политику. Во-вторых, Кремль заинтересован в улучшении инвестиционного климата, в преодолении негативного восприятия российской экономики как все менее либеральной и все более регулируемой. Кремлю выгодно видимое повышение роли бизнеса, либерализация повестки дня дискуссий о государственной политике. Международные институты все чаще критикуют правительство за отсутствие структурных реформ, тупик в экономическом развитии. Поэтому более широкая степень «дозволенности» в высказываниях РСПП адресована инвесторам и Западу: им дают понять, что в России к мнению бизнеса прислушиваются.

В-третьих, в этом году реализуются «национальные проекты», которые без участия бизнеса не могут быть успешными. Это политический проект, и власть очень заинтересована в эффективном сотрудничестве с бизнесом, причем не столько на «принудительной» основе, сколько на основе взаимовыгоды и реальной заинтересованности бизнеса. Без восстановления доверия и диалога этого достичь невозможно.В-четвертых, есть и объективные основания в заинтересованности власти в бизнесе: максимизация налоговых отчислений, «подстегивание» экономического роста. Все это особенно актуализируется в текущем году, когда очевидны провалы в макроэкономической политике и выявилась невозможность достичь амбициозных целей, обозначенных в 2004 году.

Показательно выступление на съезде РСПП заместителя Генерального прокурора РФ Владимира Колесникова, который сосредоточился на проблеме коррупционности российских чиновников – одной из самых острых тем для бизнеса.

Таким образом, в 2006 году впервые сложились благоприятные условия для того, чтобы наладить отношения власти и бизнеса. Бизнес намерен эту возможность использовать.Доклад Александра Шохина на съезде РСПП показал, что РСПП намерен стать центром выработки концептуальных основ экономической и промышленной политики России. В данном случае речь идет о дистанцировании от кабинета министров в целом и одновременно о поддержке руководителей экономического блока. Здесь можно видеть определенное разделение ролей: бизнес обозначает проблемы, а «либералы» внутри правительства получают возможность использовать аргументацию бизнеса в продвижении своего видения экономической политики.

Однако здесь надо отметить другую тенденцию в отношениях с «либералами». С одной стороны, есть стремление сохранить и укрепить союзнические отношения и либеральную составляющую в политике правительства. Но, с другой стороны, есть и разочарование в «либералах», которые, например, при подготовке законопроекта о налоговом администрировании не учли многих пожеланий бизнеса. Поэтому фактически бизнес сейчас пытается «протянуть руку» «либералам», которые, в свою очередь, получают поддержку внутри правительства в борьбе за проведение своей политики. В то же время в целом правительство подверглось критике.

«Можно сетовать на возросшую неопределенность точек зрения Правительства по многим вопросам, на затягивание сроков принятия решений, изматывающие томящуюся «предпринимательскую душу» (и не только душу) многомесячные, если не многолетние согласования. Все так и останется, если у нас не будет четкого и ясного понимания того, на чем стоит сам РСПП», - заявил Александр Шохин на съезде. Озвученные тезисы «повестки дня» фактически возвращают в тему структурных экономических реформ. Кроме того, закрепляется роль бизнеса как партнера власти - однако партнера, который не только пользуется властью, но и получает взамен возможности для влияния на государственную политику.«Повестка дня», предложенная РСПП, включает в себя синтез либерально-экономических инициатив и политкорректного «государственничества». По словам Шохина, РСПП видит свою миссию как в отстаивании экономической свободы, защите частной собственности, развитии корпоративного сектора, так и в социальной ответственности, поддержке малого бизнеса и способствовании экономическому росту. Шохин заявил о необходимости проведения административной реформы, реформы судебной системы и правоохранительных органов.

РСПП пытается вступить в дискуссию с правительством. Причем это двухплановая дискуссия, которая ведется с правительством в целом по идеологическим моментам и дискуссия с «либералами» в рамках их идеологического понимания экономической политики. В первом случае речь идет о концептуальных вещах, которые не вызывают сомнения у «либералов», но при этом не находят поддержки на уровне правительства в целом. Это как раз структурные реформы, вопросы необходимости снижения инфляции и недопустимости траты средств стабфонда внутри страны на инфляционно опасные проекты. Идеологически «повестка дня» весьма либеральна, в отличие от правительства в целом. В ней критикуется расширение государственного участия в экономике. «Правительство, похоже, не контролирует процесс расширения госсектора и скупки госпредприятиями рыночных активов, - заявил Шохин. - Между тем причины и мотивации такой экспансии должны быть обоснованы и понятны и бизнесу, и обществу. Иначе возникают вопросы по поводу государственно-корпоративистской модели, госкапитализма и т.п.». Глава РСПП добавил: «В этих условиях частные компании ускоренными темпами выводят акции своих компаний на биржу, пытаясь застраховаться от национализации или риска выкупа у них бизнеса по нерыночной цене. Типичная реакция на риски, которые аналитики во всем мире называют политическими». РСПП высказался за скорейшее создание инвестиционного и инновационного фонда, поддержав идею МЭРТа о росте госинвестиций, но оговорившись, что госинвестиции не должны вытеснять частные инвестиции (как раз об этом и говорил Греф).

Шохин также раскритиковал правительство за неспособность определить критерии для ограничения прихода иностранного капитала в российскую экономику: «Ограничения на присутствие иностранного капитала существуют практически в каждой экономике. Но у нас это, похоже, выливается в довольно произвольную трактовку «стратегичности», которую порой уже не отличить от прибыльности».РСПП поддержал идеологически «либералов» и в другом вопросе: в необходимости проведения структурных реформ, без которых удвоение ВВП невозможно (об этом также давно говорит Герман Греф).

РСПП «поспорило» с главой Росстата Владимиром Соколиным, который ускорение темпов роста сектора услуг интерпретировал как начало постиндустриализации. Однако, по мнению РСПП, тенденция обратна: она ведет к деиндустриализации. Для того чтобы не допустить этого, РСПП предлагает и свое видение промышленной политики, которая заключается в стимулировании частных, а не государственных инвестиций. «Необходимо создавать и развивать рыночные институты, способные ускорять инвестиционные процессы в реальном секторе». Среди предложенных мер: переоформление прав на земельные участки, налоги и налоговое администрирование, реформа техрегулирования и развитие финансовой системы. В первом случае бизнес уже сумел после трехлетней «войны» с правительством добиться какой-то ясности. В вопросе налогового администрирования «успехи» пока неочевидны (см. ниже). Реформа техрегулирования только в апреле была рассмотрена на заседании правительства, и Михаил Фрадков дал распоряжение «навести порядок». Наконец, впервые за последние три года активно зазвучала и реформа банковского сектора: речь идет о смягчении требований ЦБ по нормативам резервирования и налогообложения.

Во втором случае речь идет о дискуссии с «либералами» по методам достижения поставленных задач. Здесь сказывается разочарование Минфином из-за несостоявшейся «сделки» начала прошлого года: тогда Алексей Кудрин выступил против снижения НДС, заручившись поддержкой крупного бизнеса, и пообещав ему облегчение налогового администрирования. Однако в итоге внесенный в Госдуму законопроект о налоговом администрировании во многом даже ухудшал положение налогоплательщика и ставил его в зависимость от «произвола» налоговых органов. Теперь Госдума должна рассмотреть правительственный законопроект во втором чтении – к нему уже направлено 750 поправок, большинство которых защищает права налогоплательщика. Есть разочарование и борьбой с инфляцией: отсутствие программных мер по борьбе с инфляцией ведет к необходимости укрепления рубля, что негативно сказывается на бизнесе. Однако, несмотря на это, «либералы» являются единственными союзниками во власти, с которыми можно вести диалог на понятном языке, и РСПП пытается такой диалог выстроить. Шохин, в частности, предложил не бояться вкладывать средства Пенсионного фонда и стабфонда в российские корпоративные ценные бумаги. Против последнего до последнего времени выступал глава Минфина Алексей Кудрин.

РСПП также предлагает собственный пакет антиинфляционных мер. Как заявил Шохин, темпы инфляции должны быть около 4%, и бороться с ней надо вовсе не укреплением курса рубля (сейчас это фактически единственный механизм снижения инфляции, негативно сказывающийся на конкурентоспособности российской продукции). Он высказался против идеи Минфина ограничивать денежное предложение, указав, что уровень монетизации экономики страны составляет всего 28%, а также раскритиковал и идеи МЭРТа, предложившего бороться с «рыночной мафией». Бороться с инфляцией, по мнению Шохина, надо стимулированием инвестиционной и деловой активности. Главным инструментом борьбы с инфляцией должно стать поощрение частных инвестиций и модернизация производства (отсюда необходимость снижения или отмены пошлин на оборудование, комплектующие, не производимые в России).

Таким образом, РСПП пытается идеологически поддержать «либералов» в правительстве», критикуя деятельность правительства в целом. Но при этом пытается вступить в дискуссию и с «либералами», но в рамках их общего идеологического видения экономической политики.

Помимо деклараций, были предложены и механизмы повышения эффективности отношений власти с РСПП. По мнению Шохина, необходимо повысить статус экспертизы правительственных решений со стороны общественных организаций бизнеса - по аналогии с Общественной палатой (например, все законопроекты в ГД теперь рассматриваются вместе с заключением ОП). Если это произойдет, то правительство будет вынуждено теснее работать с бизнесом и в большей степени учитывать его мнение. Шохин также предложил ввести принцип отлагательности для законов, касающихся принципиальных вопросов экономической деятельности. Кроме того, предложено упорядочить практику и сократить сроки подготовки разъяснений по толкованию законодательства со стороны министерств и ведомств. Заметим, что именно различные трактовки и несогласованности часто являются причиной «произвола» и давления со стороны органов власти на бизнес.

Съезд РСПП, таким образом, показал наличие у бизнеса амбиций и стремления вернуть себе роль партнера власти, который выстраивает отношения с государством на взаимовыгодных условиях. РСПП выступил как либеральный, реформаторский центр выработки экономической и промышленной политики России, однако при этом вполне встраивающийся в поставленные президентом задачи: участие в реализации «национальных проектов». Но и здесь бизнес говорит о необходимости получения в обмен на такое участие налоговых льгот, привлечения средств стабфонда (для финансирования образовательных проектов), о взаимовыгоде и взаимной ответственности.

С приходом к управлению в РСПП Александра Шохина сделано три очень важных концептуальных заявки. Это заявка на изменение роли государства (повышение его эффективности), заявка на изменение характера отношения власти и бизнеса (изменение восприятия бизнеса как ресурса на его восприятие как партнера) и заявка на изменение самого РСПП.

Шохин, очевидно, сделал ставку на изменение имиджа бизнеса в России и на повышение эффективности РСПП. Надо признать, что именно антиолигархический тренд в массовом сознании во многом создал «благодатную почву» для проведения «дела ЮКОСа». Сделана ставка и на респектабилизацию, на преодоление восприятия бизнеса как «нечестного». «Бизнес, по определению, занятие не для ангелов. Но, очень многие из наших промышленников и предпринимателей уже следуют принципу: «Честь выше прибыли». Российский бизнес на глазах ощутимо меняется… Одна из главных задач – наша общая идеология укрепления конкурентоспособности на основе обеспечения лидерских позиций в современном мире и России, и российского бизнеса», - заявил Шохин. Кроме того, бизнес позиционирует себя как закономерный участник стратегии успеха России.

Активно ведется и работа по повышению эффективности самой РСПП. Шохин предложил более тесно взаимодействовать с региональными организациями, с экспертным сообществом, проводить активную информационную политику и налаживать связи с зарубежными предпринимательскими организациями. Очевидно, что РСПП будет вынужден провести структурную и кадровую реформы, повысить экспертный потенциал. Шохин не скрывал, что главная организационная задача РСПП – консолидация бизнеса, способного вырабатывать единую позицию и отстаивать ее в диалоге с властью. «Принципиально важно, чтобы предпринимательское сообщество выступило активным участником выработки экономической стратегии, обеспечивающей России выход на путь устойчивого развития на основе усиления частной инициативы, повышения эффективности рыночных и государственных институтов, укрепления гражданского общества», - заявил Шохин.

Впрочем, насколько получится добиться поставленных задач, сказать трудно. Если сравнивать «повестку дня» президента в сфере отношений власти и бизнеса, то здесь доминирует стремление использовать ресурс бизнеса для реализации национальных проектов. «Повестка дня» отношений власти и бизнеса для самого бизнеса - гораздо шире, и «национальные проекты» заняли выступлении Шохина приблизительно столько же места, сколько проблемы бизнеса в выступлении Путина на встрече с предпринимателями. Разница в понимании места бизнеса значительна, и власть пока не готова видеть в нем партнера. Однако очевидно, что на фоне отсутствия внятной экономической политики государства бизнес получает шанс более громко заявить о собственных интересах и сделать заявку на некий центр выработки такой программы, которая способна активизировать диалог бизнеса и «либералов» в правительстве». Однако в отношениях бизнеса с Кремлем вряд ли стоит ожидать каких-либо изменений: в данном случае можно лишь констатировать, что Кремль готов пойти на расширение рамок «дозволенного» в диалоге с правительством.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Мы согласны с Ярославом Шимовым в том, что Европейский союз стал на рубеже тысячелетий жертвой собственного успеха, а основным социально-политическим содержанием мировой истории в первые два десятилетия XXI века стало столкновение глобалистского и антиглобалистского трендов, коалиции глобалистской элиты - с другой – набирающим силу антиглобалистсктим популистским движением. Однако если в фокусе его внимания – проблемы нации и национальной идентичности, переживающих испытание этим кризисом, мы же сосредоточимся на более общей картине: конфигурации политических сил и движений, неоднократно – по ходу глобализации и под ее воздействием – менявшейся на протяжении прошлого и нынешнего веков.

Менее чем за месяц до выборов Владимир Зеленский продолжает быть лидером украинской президентской гонки. Февральские опросы наиболее известных социологических учреждений страны - Центра Разумкова, Киевского международного института социологии (КМИС), Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», Центра социальных исследований «София» - единодушно это подтверждают.

В Венесуэле оппозиция добивается отставки президента Николаса Мадуро, легитимность которого она не признает. Острое политическое противостояние в этой стране повлекло за собой очередной этап дискуссий на тему сходства и различий этой страны и России.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net