Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

25.04.2006 | Георгий Ковалев

Исправят ли ошибку 90-х?

За последние без малого сто пятьдесят лет Северный Кавказ не раз претерпевал административно-территориальную перенарезку. По большей части территориальные изменения касались двух ныне самостоятельных республик в составе России – Чечни и Ингушетии, которые на определенных исторических этапах входили в состав совершенно различных территориальных образований. Между тем почти 44 года эти две республики были вместе. Последние 15 лет независимости, территориальной разделенности, войны, целой череды контртеррористических операций не помешали отдельным политикам вновь выступить с идеей восстановления «исторической справедливости» - объединения Чечни и Ингушетии.

С инициативой воссоединения Чечни и Ингушетии выступил вчера глава чеченского парламента Дукваха Абдурахманов, отметивший, что решение Верховного совета РСФСР от 1 октября 1991 года было «грубой исторической ошибкой, совершенной в угоду амбициозным корыстным интересам отдельных политиков Чечено-Ингушетии и тогдашней властной элиты Москвы». По его мнению, объединение двух республик позволит искоренить очаги напряженности в регионе, а также урегулировать ряд спорных территориальных проблем (прежде всего связанных с юрисдикцией Сунженского района), возникших в результате разделения Чечено-Ингушской АССР.

Заявление Абдурахманова, учитывая, что подобные идеи высказывались уже не раз, вряд ли попали бы в первую десятку новостей, формирующих информационную повестку сегодняшнего дня, если бы не два нюанса. Во-первых, довольно агрессивная политика нынешнего премьер-министра Чечни Рамзана Кадырова, активно использующего чеченский парламент в качестве институализированного инструмента проведения республиканских интересов на федеральном уровне (достаточно вспомнить инцидент с принятием бюджета республики на текущий год и желание Кадырова получить под контроль деньги, получаемые от реализации нефти, добываемой на территории Чечни). Это обстоятельство позволяет интерпретировать вчерашние заявления Абдурахманова как попытку, «пробный шар» Кадырова, с одной стороны, встроиться в ныне популярный тренд на укрупнение российских регионов, а с другой, заявить о себе как о лидере не только Чечни, но и всего северо-кавказского региона.

Вторым нюансом, который позволил инициативам Абдурахманова попасть на первые страницы российской прессы, является то, что он заявил и нечто новое. А именно, что «было бы более разумно поставить в перспективе вопрос о создании на юге России нового региона, включив в него Дагестан». Почему еще и не Северную Осетию, у которой есть территориальные споры с той же Ингушетией (Пригородный район), если главное в вопросе объединения - это не только восстановление исторической справедливости, но и решение территориальных проблем? Видимо, территориальные споры в данном случае рассматриваются не в контексте всего Северного Кавказа, но исключительно Чечни, лидеры которой, судя по всему, имеют виды еще и на Хасавюртовский (Ауховский) район республики Дагестан.

Интересно, что идея создания нового региона на юге России в формате Чечня-Ингушетия-Дагестан очень напоминает предложения середины 90-х Удугова-Яндарбиева о создании исламского халифата от Черного до Каспийского морей, причем начинать строить халифат предполагалось с Дагестана и Чечни.

Учитывая современные реалии, предложение Абдурахманова, скорее всего, так и останется предложением. Во-первых, потому что ни элиты, ни народ Ингушетии, не говоря уже о Дагестане, на данный момент времени и не подумают объединяться с Чечней, еще вчера бывшей очагом дестабилизации на Северном Кавказе. Во-вторых, потому что от этого объединения никто, пожалуй, за исключением Рамзана Кадырова, не выиграет (все республики дотационные). В-третьих, потому что федеральный центр устами полпреда в ЮФО Дмитрия Козака еще совсем недавно заявил, что никаких объединений, слияний регионов на юге России в ближайшее время не предвидится. В четвертых, потому что Северный Кавказ - это, по расхожему мнению, «пороховая бочка», на которой сидит вся Россия. Передел сфер влияния и территориальная перенарезка в этом регионе может привести к непредсказуемым последствиям, вплоть до появления массовых террористических организаций. В пятых, потому что, каким бы ни был героем России Рамзан Кадыров, вряд ли кто-то в Москве забудет его прошлое, а также идеи, популярные в то время у боевиков.

Ссылки по теме:

Кадыров начал с ультиматума

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net