Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

26.04.2006 | Сергей Михеев

Продаётся американская база в Киргизии. Торг уместен

Визит киргизского президента Курманбека Бакиева в Москву интересным образом совпал с его резкими заявлениями по американской военной базе в Киргизии. Понятно, что Бакиеву нужны деньги для тихо разваливающейся киргизской экономики, а нам бы хотелось ухода американцев из Средней Азии и сохранения лояльности нынешнего режима в Бишкеке. Совместить два этих обстоятельства несложно. Впрочем, предложение Бакиева может быть интересно не только России.

То, что американцы споткнулись в Киргизии и имеют проблемы в Средней Азии в целом, стало ясно ещё в ходе "тюльпановой революции" в Бишкеке в феврале-марте прошлого года. Решив, что конвейер "цветных" технологий действует безотказно, они, не особо мудрствуя, методично раскачивали режим Акаева, несмотря на то, что тот действительно был самым демократичным в постсоветской Средней Азии и, кстати, одним из самых лояльных американцам. Поддержку при этом получали все, кто мог всерьёз претендовать на власть, включая и Бакиева.

Однако некритичная вера в универсальность собственных знаний и умений привела американцев к серьёзным ошибкам. Они не учли местной специфики, включая и специфику той оппозиции, которую сами же и выпестовали. Они прозевали почти всё, что можно было прозевать, начиная от того, что в киргизских геополитических реалиях никакая новая власть просто физически не могла быть абсолютно проамериканской, и заканчивая тем, что Бакиев и его окружение задолго до "тюльпановой революции" имели контакты с российским руководством, включая и его "силовую" составляющую.

Американцы в последние пару лет действовали в Средней Азии как слон в посудной лавке, насмерть перепугав всех местных президентов, что заставило их в срочном порядке дрейфовать в сторону Москвы. Даже если этот дрейф явление временное и конъюнктурное, факт остаётся фактом - позиции американцев в регионе ухудшились. Политика расшатывания местных режимов и силовых ультиматумов уже не проходит. Она лишь осложняет положение. Поэтому впереди более взвешенная и утомительная дипломатическая игра, направленная на возврат своих позиций, раскол нынешнего негласного альянса среднеазиатских президентов по вопросу американского вмешательства в их внутренние дела и попытки ослабить объективно подросшее влияние России в регионе.

Выйдет из этого что-то или нет, покажет время. России же было бы неплохо воспользоваться нынешней благоприятной конъюнктурой не просто для того, чтобы "зафиксировать свою прибыль" в виде сохранения нынешнего, в общем-то, довольно шаткого статус-кво, но и усилить свои позиции в регионе. К сожалению, в своей политике на постсоветском пространстве (как, впрочем, и во всей остальной политике) российское руководство, судя по всему, разрывается между объективной необходимостью обеспечивать стратегические интересы государства и либерально-рыночными принципами подхода к политике как таковой.

Два эти вектора по определению часто не просто не совпадают, а иногда прямо конфликтуют. Избранный новой российской элитой 15 лет назад в качестве главной путеводной звезды и по большому счёту не изменившийся до сих пор принцип "рыночности" гласит, что только то правильно, что может в ближайшем будущем принести ощутимую финансовую прибыль. Причём желательно конкретным представителям этой элиты, а не вообще государству или тем более обществу. В своей тотальности этот принцип часто доходит до абсурда и в этом он, несомненно, стал правопреемником советского принципа "партийности", которая должна была быть во всём вплоть до туалетной бумаги.

Так вот согласно этому, мягко говоря, узколобому пониманию экономики и политики, чаще всего не имеет смысла вкладывать деньги в поддержание внешнеполитического влияния или хотя бы присутствия России в тех же постсоветских странах, так как конкретных доходов это в ближайшие годы явно не принесёт. В общем-то, руководствуясь именно этим принципом избавления от "непрофильных активов", Россия за последние 15 лет лишилась той огромной сферы влияния по всему миру, которую по крупицам выстраивали наши предшественники в течение последних нескольких столетий. Если в отношении далёкой Африки, Латинской Америки или Юго-Восточной Азии это ещё можно как-то оправдать, то для постсоветского пространства такая политика просто недопустима. При этом совершенно очевидно, что и российский, и мировой опыт в ретроспективе со всей определённостью показывает - внешнеполитические инвестиции очень редко дают моментальный эффект, а строить свою внешнеполитическую стратегию исключительно на подсчёте суточной выручки бесперспективно.

Кстати, те же американцы и европейцы уже сейчас сталкиваются с тем, что скупой платит дважды. С крахом СССР они, видимо, тоже решили, что теперь можно слегка расслабиться и перевести свою внешнюю политику на некоторых направлениях в режим работы бухгалтерии. Скажем, тот же объективный рост антизападных настроений в России напрямую связан с тем, что Запад, в эпоху развала Союза щедро обещавший экономическую помощь, инвестиции и интеграцию в мировую экономику, на деле лишь обложил Россию непомерными долгами и всячески способствует сохранению в нашей экономике сырьевого перекоса. Примерно то же самое, как это ни парадоксально, происходит сейчас и со странами, где победили "цветные" революции. Сменив политический режим и купив верхушку элиты, Запад ничего больше в плане экономики, в общем-то, не предлагает, объективно ставя новые политические режимы под удар недовольства населения и обрекая их на серьёзные проблемы уже в ближайшей перспективе.

Возвращаясь к визиту Бакиева в Москву, надо отметить, что и с Киргизией происходит нечто подобное. Американцы, приветствовавшие "тюльпановую революцию", пока так и не сделали ничего существенного для того, чтобы серьёзно поддержать местную экономику, буквально рассыпающуюся на мелкие кусочки. Причём даже новой элите они, по всей видимости, не смогли предложить таких условий, которые однозначно сориентировали бы Бишкек на Вашингтон. Конечно, не всё так просто, но в целом дело обстоит именно так.

Однако деньги Бакиеву очень нужны, и в условиях, когда американцы не хотят брать Киргизию на свой баланс, с этой нуждой он резонно обращается к Москве. Касаясь конкретного случая с американской базой, Бишкек, судя по всему, недвусмысленно даёт понять - у нас товар, у вас купец. Если Россия действительно хочет вывода американской базы из Киргизии, за это надо заплатить, к примеру, началом неких крупных инвестиционных вливаний в киргизскую экономику. В качестве задатка Бакиев публично обозначил свой ультиматум по базам, выставив американцам заведомо нереальную цену за аренду. Следующий ход за Кремлём. Хотя больших возможностей для эффективных инвестиций киргизская экономика не предоставляет, всё же некоторые проекты могут заинтересовать российскую сторону. Беда лишь в том, что ни один из них не сулит быстрой и ощутимой отдачи, на которую принято ориентироваться в российской элите.

Впрочем, если примитивно понимаемый рыночный либерализм для Москвы превыше всего, у Бакиева есть и альтернативные решения. Конечно, он, скорее всего, связан с Кремлём системой негласных обязательств и договорённостей, но некий "тендер" он устроить вполне может. Во-первых, он может вступить в переговоры с теми же американцами. Обозначенную Бакиевым цену они, конечно, не дадут, но в нынешних геополитических условиях, несомненно, будут готовы пойти на значительное увеличение арендной платы.

Во-вторых, есть и более мягкий, компромиссный вариант. Киргизия может с таким же недвусмысленным предложением выйти на Китай. К примеру, это может произойти под шапкой Шанхайской организации сотрудничества, членом которой является Киргизия. Как известно, 15 июня предстоит саммит ШОС. Китайцы очень пристально следят за ситуацией в Средней Азии и не скрывают желания поднять своё влияние в регионе на качественно новый уровень. Проще всего это начать путём радикального увеличения экономического проникновения в регион, в том числе в рамках той же ШОС. Первые шаги уже сделаны - заключены крупные сделки на поставку нефти и газа в Китай из Казахстана и Туркмении.

Конечно, в настоящее время у Китая и России есть немало общих интересов, в том числе и в Средней Азии. Вытеснение оттуда американцев - один из них. Однако замена в перспективе американского присутствия в регионе на китайское также вряд ли отвечает интересам России. Пока об этом говорить слишком рано. Тем более что и сами среднеазиаты сильно опасаются китайцев. На этом Россия может эффективно играть, балансируя интересы двух держав в регионе и оставляя за собой лидерство. Однако дальновидная осторожность здесь тоже не помешает, учитывая тот факт, что китайцы в отличие от нас не бояться делать долгосрочные инвестиции и умеют поколениями ждать нужного результата.

Сергей Михеев - заместитель генерального директора Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net