Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

04.05.2006 | Сергей Маркедонов

СНГ: эпилог

Постсоветское пространство - политико-географическое обозначение территории бывшего СССР, широко используемое, как в России, странах СНГ и Балтии, так и на Западе. Между тем постсоветское пространство – сущность весьма неопределенная. Никаких общих опознавательных знаков, единой системы символов и ценностей, никакого специального message, обращенного к городу и миру, ее носителями до сих пор не предложено. Есть просто констатация причинно-следственных связей: Советский Союз распался – на его месте возникло постсоветское пространство. Не более того.

Между тем в самой конструкции "постсоветское пространство" можно найти ключи к пониманию и объяснению процессов, происходящих на территории бывшего СССР. Созданное в декабре 1991 года СНГ стало по чьему-то образному выражению "совражеством независимых государств". В основу нового объединения не были положены ни экономическая заинтересованность стран-участниц, ни общность политических интересов (трудно говорить об общности интересов Армении и Азербайджана, России и Грузии, Узбекистана и Казахстана), но лишь одно - стремление к сохранению фантома Советского Союза. Именно общее советское прошлое - единственное реальное интеграционное начало на постсоветском пространстве.

Если так, то СНГ и "постсоветское пространство" в их нынешнем состоянии - последний этап (если угодно эпилог) истории Советского Союза. Интеграционные проекты в бывшем СССР после 1991 года не учитывают самого главного - причин распада некогда единого государства. Отсюда отказ от выработки принципиально новых, несоветских, принципов объединения независимых государств.

Россия как страна-правопреемник СССР, самая мощная на постсоветском пространстве, была просто обязана встать во главе этого процесса. Задача облегчалась тем, что до 1997 года и США, и государства ЕС рассматривали российское ближнее зарубежье как зону жизненно важных интересов Москвы. В начале 90-х о роли России как эксклюзивного гаранта стабильности и безопасности в Евразии писал даже Генри Киссинджер. В 1996 году применительно к республикам Закавказья американский дипломат Дэвид Марк говорил о необходимости "осуществлять такую политику, которая укрепила бы стабильность всех режимов власти... не оспаривая очевидное доминирование России и не принимая на себя политических обязательств".

Однако Россия выбрала самый неудачный из всех возможных путей интеграции некогда единой страны - на основе ценностей, приведших к ее распаду. Отказавшись от политического наследия СССР внутри страны, российское руководство в ближнем зарубежье проводило и проводит внешнюю политику в духе ностальгии по Советскому Союзу. В результате образ России в странах СНГ и Балтии стал ассоциироваться с советским реваншем, а все российское стало синонимом архаичного. Под советское знамя была готова встать одна лишь Беларусь. Даже наиболее пророссийская из закавказских республик - Армения - весьма сдержанно относится к советской составляющей российской внешней политики.

Меж тем страны, образующие постсоветское пространство, начали самостоятельные поиски собственной идентичности и форм участия в иных (несоветских) интеграционных проектах. Это привело к фактическому раскалыванию постсоветского пространства на отдельные группы стран, стремящихся к интеграции вовне. В итоге - возможно и в ближайшее время - постсоветское пространство как реальность прекратит свое существование.

На сегодняшний день можно констатировать окончательный выход из постсоветского пространства стран Балтии. Можно много (и справедливо) говорить о несоответствии правовой системы Латвии и Эстонии европейским параметрам. Но очевидно другое - выбор в пользу европейской идентичности в этих государствах сделан. И этот выбор поддерживает дискриминируемая русская община. Постсоветское развитие, то есть переходное от СССР к другой идентичности, в бывших республиках Прибалтики завершено.

С Европой и США связывают свое будущее элиты Грузии, Молдовы, Азербайджана. Европеизация - процесс, неизбежный и на Украине. Конечно, отказ от советской идентичности совпал в республиках Южного Кавказа с этнической мобилизацией, ростом ксенофобии и этнонационализма. Смогут ли лидеры этих государств отказаться от этнократии в пользу евростандартов, зависит не только от них.

Если же говорить о странах Центральной Азии, то за исключением крайне нестабильного Таджикистана остальные государства реализуют модель "догоняющей модернизации" по-азиатски: внедрение и развитие рыночных институтов при поддержке авторитарного светского государства. Родство с СССР как основа больше не работает. Распад постсоветского пространства как политически и идеологически неопределенной субстанции неизбежен и предопределен. Вопрос только о формах, темпах и сроках этого процесса. После советской эпохи рано или поздно должен наступить новый период. Не лучший и не худший, а принципиально новый, главной характеристикой которого будут определенные смыслы, а не простая хронология ("наступил после 1991 года"). Для российской внешней политики в данном случае возможны только два сценария.

Первый - продолжение советской политики. Что лишь ускорит "европеизацию" обломков бывшего Союза, укрепит их недоверие к России и подстегнет неконструктивный распад "постсоветского пространства" по сценарию СССР.

Второй - установление взаимоотношений с бывшими союзными республиками на основе национальных российских интересов и национального эгоизма. Советская солидарность не должна позволять Туркменбаши попирать права наших соотечественников, а Беларуси преследовать российских журналистов. Геополитические интересы России на Северном Кавказе требуют жесткого разговора с Грузией. Однако Россия помимо неизбежной в определенных случаях демонстрации силы должна наконец стать не брюзжащей "старшей сестрой", а выгодным экономическим партнером, привлекательным интеллектуальным центром, сильным и ответственным военно-политическим гарантом. Позиционировать себя как государство, продвинутое в развитии демократических институтов, имеющее особые отношения с западными партнерами и готовое стать мостом в Европу.

У России сегодня остается шанс оказаться во главе процесса переформатирования постсоветского пространства. Отказ от инновационного проекта в пользу советской архаики грозит не только выдавливанием нашей страны из всех стран СНГ. Это угроза единству и целостности самой Российской Федерации. Искусственная консервация "советскости" тормозит процесс формирования новой российской национальной идентичности - без которой и Россия со временем рискует превратиться в "построссийское пространство"...

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net