Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В США состоялись промежуточные выборы. Исход голосования, в отличие от 2016 года, совпал с прогнозами социологов. Демократы завоевали большинство в Палате представителей, а республиканцы сумели сохранить и даже усилить большинство в Сенате.

Бизнес, несмотря ни на что

28 ноября на совещании у президента Владимира Путина с правительством обсуждались частные инвестиции в национальные проекты. Основными докладчиками выступили министр финансов Антон Силуанов и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Совещание прошло полностью в открытом режиме, хотя традиционно встречи президента с правительством делятся на открытую и закрытую части, а большинство вопросов рассматривается именно в закрытом режиме.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Взгляд

04.05.2006 | Сергей Маркедонов

СНГ: эпилог

Постсоветское пространство - политико-географическое обозначение территории бывшего СССР, широко используемое, как в России, странах СНГ и Балтии, так и на Западе. Между тем постсоветское пространство – сущность весьма неопределенная. Никаких общих опознавательных знаков, единой системы символов и ценностей, никакого специального message, обращенного к городу и миру, ее носителями до сих пор не предложено. Есть просто констатация причинно-следственных связей: Советский Союз распался – на его месте возникло постсоветское пространство. Не более того.

Между тем в самой конструкции "постсоветское пространство" можно найти ключи к пониманию и объяснению процессов, происходящих на территории бывшего СССР. Созданное в декабре 1991 года СНГ стало по чьему-то образному выражению "совражеством независимых государств". В основу нового объединения не были положены ни экономическая заинтересованность стран-участниц, ни общность политических интересов (трудно говорить об общности интересов Армении и Азербайджана, России и Грузии, Узбекистана и Казахстана), но лишь одно - стремление к сохранению фантома Советского Союза. Именно общее советское прошлое - единственное реальное интеграционное начало на постсоветском пространстве.

Если так, то СНГ и "постсоветское пространство" в их нынешнем состоянии - последний этап (если угодно эпилог) истории Советского Союза. Интеграционные проекты в бывшем СССР после 1991 года не учитывают самого главного - причин распада некогда единого государства. Отсюда отказ от выработки принципиально новых, несоветских, принципов объединения независимых государств.

Россия как страна-правопреемник СССР, самая мощная на постсоветском пространстве, была просто обязана встать во главе этого процесса. Задача облегчалась тем, что до 1997 года и США, и государства ЕС рассматривали российское ближнее зарубежье как зону жизненно важных интересов Москвы. В начале 90-х о роли России как эксклюзивного гаранта стабильности и безопасности в Евразии писал даже Генри Киссинджер. В 1996 году применительно к республикам Закавказья американский дипломат Дэвид Марк говорил о необходимости "осуществлять такую политику, которая укрепила бы стабильность всех режимов власти... не оспаривая очевидное доминирование России и не принимая на себя политических обязательств".

Однако Россия выбрала самый неудачный из всех возможных путей интеграции некогда единой страны - на основе ценностей, приведших к ее распаду. Отказавшись от политического наследия СССР внутри страны, российское руководство в ближнем зарубежье проводило и проводит внешнюю политику в духе ностальгии по Советскому Союзу. В результате образ России в странах СНГ и Балтии стал ассоциироваться с советским реваншем, а все российское стало синонимом архаичного. Под советское знамя была готова встать одна лишь Беларусь. Даже наиболее пророссийская из закавказских республик - Армения - весьма сдержанно относится к советской составляющей российской внешней политики.

Меж тем страны, образующие постсоветское пространство, начали самостоятельные поиски собственной идентичности и форм участия в иных (несоветских) интеграционных проектах. Это привело к фактическому раскалыванию постсоветского пространства на отдельные группы стран, стремящихся к интеграции вовне. В итоге - возможно и в ближайшее время - постсоветское пространство как реальность прекратит свое существование.

На сегодняшний день можно констатировать окончательный выход из постсоветского пространства стран Балтии. Можно много (и справедливо) говорить о несоответствии правовой системы Латвии и Эстонии европейским параметрам. Но очевидно другое - выбор в пользу европейской идентичности в этих государствах сделан. И этот выбор поддерживает дискриминируемая русская община. Постсоветское развитие, то есть переходное от СССР к другой идентичности, в бывших республиках Прибалтики завершено.

С Европой и США связывают свое будущее элиты Грузии, Молдовы, Азербайджана. Европеизация - процесс, неизбежный и на Украине. Конечно, отказ от советской идентичности совпал в республиках Южного Кавказа с этнической мобилизацией, ростом ксенофобии и этнонационализма. Смогут ли лидеры этих государств отказаться от этнократии в пользу евростандартов, зависит не только от них.

Если же говорить о странах Центральной Азии, то за исключением крайне нестабильного Таджикистана остальные государства реализуют модель "догоняющей модернизации" по-азиатски: внедрение и развитие рыночных институтов при поддержке авторитарного светского государства. Родство с СССР как основа больше не работает. Распад постсоветского пространства как политически и идеологически неопределенной субстанции неизбежен и предопределен. Вопрос только о формах, темпах и сроках этого процесса. После советской эпохи рано или поздно должен наступить новый период. Не лучший и не худший, а принципиально новый, главной характеристикой которого будут определенные смыслы, а не простая хронология ("наступил после 1991 года"). Для российской внешней политики в данном случае возможны только два сценария.

Первый - продолжение советской политики. Что лишь ускорит "европеизацию" обломков бывшего Союза, укрепит их недоверие к России и подстегнет неконструктивный распад "постсоветского пространства" по сценарию СССР.

Второй - установление взаимоотношений с бывшими союзными республиками на основе национальных российских интересов и национального эгоизма. Советская солидарность не должна позволять Туркменбаши попирать права наших соотечественников, а Беларуси преследовать российских журналистов. Геополитические интересы России на Северном Кавказе требуют жесткого разговора с Грузией. Однако Россия помимо неизбежной в определенных случаях демонстрации силы должна наконец стать не брюзжащей "старшей сестрой", а выгодным экономическим партнером, привлекательным интеллектуальным центром, сильным и ответственным военно-политическим гарантом. Позиционировать себя как государство, продвинутое в развитии демократических институтов, имеющее особые отношения с западными партнерами и готовое стать мостом в Европу.

У России сегодня остается шанс оказаться во главе процесса переформатирования постсоветского пространства. Отказ от инновационного проекта в пользу советской архаики грозит не только выдавливанием нашей страны из всех стран СНГ. Это угроза единству и целостности самой Российской Федерации. Искусственная консервация "советскости" тормозит процесс формирования новой российской национальной идентичности - без которой и Россия со временем рискует превратиться в "построссийское пространство"...

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net