Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В США состоялись промежуточные выборы. Исход голосования, в отличие от 2016 года, совпал с прогнозами социологов. Демократы завоевали большинство в Палате представителей, а республиканцы сумели сохранить и даже усилить большинство в Сенате.

Бизнес, несмотря ни на что

28 ноября на совещании у президента Владимира Путина с правительством обсуждались частные инвестиции в национальные проекты. Основными докладчиками выступили министр финансов Антон Силуанов и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Совещание прошло полностью в открытом режиме, хотя традиционно встречи президента с правительством делятся на открытую и закрытую части, а большинство вопросов рассматривается именно в закрытом режиме.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Взгляд

10.05.2006 | Татьяна Становая

Речь Чейни: кто адресат?

4 мая в Вильнюсе прошла Международная конференция по региональному сотрудничеству стран Балтийского и Черного морей «Единое видение общего соседства». На ней в резкой речью в адрес России выступил вице-президент США Дик Чейни. Эта речь воспринята в нашей стране как самая резкая критика официальных лиц США в адрес Москвы за всю историю современной России. «Коммерсант» даже сравнил ее со знаменитой Фултонской речью премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля, впервые назвавшего отношения Запада и СССР «холодной войной». Это словосочетание трижды прозвучало в речи Дика Чейни. Главный вопрос, который возникает в данной ситуации: является ли критика в адрес Москвы изменением политики США в отношении России или ее определял преимущественно «текущий момент»?Как заявил Дик Чейни, сейчас открываются новые фронты «холодной войны», но проходящие уже по другим границам. «Распространение демократии необратимо. Оно на пользу всем и не является угрозой никому. Система, которая дала надежду на берегах Балтийского моря, может принести надежду и на берега Черного моря и даже дальше. То, что применимо для Вильнюса, так же применимо и для Тбилиси, и для Киева. И это же применимо и в Минске, и в Москве». Впервые так четко Москва была поставлена в один ряд с Минском. При этом Чейни повторил уже известное выражение, что Александр Лукашенко «последний диктатор Европы».

Чейни раскритиковал Россию как за внутриполитические изменения, так и за внешнюю политику. Впервые официальный представитель США увидел в этой политике угрозу. «Невозможно оправдать действия, которые наносят ущерб территориальной целостности соседних государств или препятствуют демократическим процессам в этих странах. Нельзя оправдать защитой законных интересов то, что нефть и газ становятся средством запугивания и шантажа, имеет место манипулирование поставками этих энергоресурсов или попытки их монополизировать». Вице-президент США заявил, что противники реформ в России пытаются повернуть время вспять, и призвал руководство страны перестать использовать энергетические поставки в целях шантажа. Он предупредил, что «некоторые действия России могут повлиять на ее отношения с другими странами». «Возвращение к демократии будет гарантировать больше успеха и больше уважения со стороны соседних государств», – сказал Чейни. Он также отметил, что «никто из нас не верит, что Россия обречена стать врагом».

Иными словами, Чейни показал, что, во-первых, внешняя политика России представляет угрозу соседним государствам. Во-вторых, Россия поставлена перед выбором: либо возврат к демократии, либо изоляция. Официальные лица США впервые на столь высоком уровне ставят вопрос таким образом.

Выступление Чейни в полной мере отражает недовольство Запада российской внешней политикой. Однако это недовольство существенно выросло не сегодня, а еще в 2004 году: поворотным моментом тут стала «цветная революция» в Украине. Именно тогда интересы Запада и России серьезно столкнулись, и именно с того момента активно началась идеологическая дискуссия о демократии, о суверенитете, о национальных интересах. После украинских событий Россия в значительной мере оказалась разочарована в США, американцы же по внутриполитическим соображениям выдвигают в качестве главного приоритета своей внешней политики демократизацию во всем мире, что нашло отражение в Доктрине национальной безопасности США. Сейчас, судя по всему, Запад считает, что Россия становится все менее предсказуемой страной, что во многом демонстрирует и конфликт России с ЕС по поводу поставок энергоносителей.

В основе непонимания между Западом и Москвой лежит множество причин, начиная с геополитической конкуренции и заканчивая противостоянием энергетической экспансии России. Тот факт, что выступление Дика Чейни прозвучало именно сейчас, имеет под собой, прежде всего, конъюнктурные основания. Условно их можно разделить на две большие составляющие: подготовка к саммиту G8 (здесь очень важна внутриполитическая мотивация, которая сказалась на выступлении Чейни) и политика США на постсоветском пространстве.

Главным образом резкое выступление американского вице-президента приурочено к саммиту G8. Но адресовано оно не только Москве, но и американскому политическому классу. Во-первых, США не хотят позволить России в полной мере воспользоваться предстоящим саммитом и своим председательством в «восьмерке» для продвижения себя как участника клуба самых развитых стран. России в жесткой форме напомнили, что проблемы с демократией не уходят на второй план, а, напротив, становятся еще более актуальными, и успех российских инициатив, в том числе по энергетической безопасности, напрямую зависит от продвижения России к демократии. Эту критику США высказали максимально жестко, но при этом в «косвенной» форме: устами второго лица в государстве, на территории бывшего СССР, на форуме прозападных государств, образовавшихся на месте бывших советских республик – но не устами президента и не на самом саммите. Показательно, что в The Washington Post появилась информация о том, что в США рассматривается вариант, при котором американский президент до прибытия в Санкт-Петербург посетит с официальным визитом Украину, «продемонстрировав таким образом солидарность бывшей советской республике, которая испытывает российское давление».

Во-вторых, в США очень сильна критика администрации Джорджа Буша за «пособничество» «диктатуре» Владимира Путина. Буша призывают игнорировать саммит. В этой ситуации администрации США хочет показать, что участие в саммите не идентично поддержке режима, и Чейни четко дистанцируется от России. Таким образом, Чейни адресует свою речь в том числе и политической элите США, которая считает политику администрации Буша в отношении России слишком мягкой.

В-третьих, США пытаются солидаризироваться с ЕС в вопросе энергетических поставок и проблемы энергетической зависимости. По данным The Wall Street Journal, Департамент юстиции США начал расследование деятельности «Росукрэнерго». Представители компании и австрийского банка Райффайзен, который является номинальным держателем 50% акций, принадлежащих владельцам, чьи имена не разглашаются, встретились в марте с американскими следователями по борьбе с организованной преступностью. Таким образом, образуется единый «фронт» (к чему, собственно, и призывал недавно США глава Еврокомиссии) против попыток «Газпрома» «шантажировать» Европу.

Вторая составляющая – политика США на постсоветском пространстве. Чейни выбрал очень подходящую площадку для выступления – саммит прозападно ориентированных стран бывшего СССР. Формально это мероприятие является «преемником» саммита лидеров Балтийско-Черноморского региона, прошедшего впервые в 1997 году. Однако до последнего времени эта региональная конференция не имела ярко выраженного политического контекста. Только в этом году, когда произошло фактически совмещение саммита лидеров Балтийско-Черноморского региона и саммита Сообщества демократического выбора, созданного в августе прошлого года, мероприятие получило собственную идентичность. И эта идентичность основана на альтернативности внешнеполитического влияния Москвы.

Во-первых, Чейни произнес свою речь в кругу единомышленников, которые готовы разделить критику в адрес Москвы. Это именно та самая площадка, где можно максимизировать эффект от выступления, создав синергетический эффект: речь вице-президента накладывается на критику России со стороны других участников саммита. Так, Грузия и Молдавия обвинили Москву в проведении безосновательной экономической войны против них. Литва и Польша призвали Германию отказаться от участия в проекте по строительству Северо-европейского газопровода. Украина пригрозила рассмотреть вопрос о целесообразности выхода из СНГ. Чуть ранее это сделала Грузия. Все эти страны объединяет единое идеологическое видение политики Москвы как имперской и авторитарной, а также прозападный вектор развития и поддержка американского понимания демократии, которое концептуально расходится с пониманием демократии Кремлем.

Во-вторых, своим выступлением Дик Чейни оказал моральную поддержку тем странам, которые после «цветных революций» (Грузия и Украина) или после очередного выборного цикла (Молдавия), вышли из-под «опеки» Москвы и выбирали западный вектор внешней политики. Учитывая, что США имеют свои интересы на постсоветском пространстве (о «законных интересах» как раз недавно заявила госсекретарь США Кондолиза Райс), выступление Чейни направлено на поддержание и продвижение этих интересов. Даже сам факт посещения вице-президентом США саммита стран Балтийско-Черноморского региона является свидетельством покровительства со стороны США участников этого саммита. Показательно также, что Чейни фактически пообещал заступиться за прозападные страны СНГ, у которых испорчены отношения с Москвой: он сказал, что на саммите G8 американский президент объяснит российскому лидеру, что «соседство с демократиями не представляет угрозы» России.

Таким образом, безусловно, резкая критика США в адрес Москвы была обусловлена «текущим моментом». Однако означает ли это, что не произошло изменения в официальной политике США в отношении России?Почти два месяца назад прошел очень благоприятный визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в США. Тогда критика в адрес Москвы практически отсутствовала. Даже напротив, США подчеркнули, что посодействуют вступлению в ВТО, нашли общие точки соприкосновения по Ирану, а также благоприятно отнеслись к российской повестке дня саммита G8. Тогда переговоры показали, что определился новый формат российско-американских отношений. Этот формат предусматривает диверсификацию отношения к России по нескольким критериям. Первый критерий – содержание отношений. Так, по вопросам сотрудничества в сфере стратегической безопасности близость обеих стран удерживается на высоком уровне: ради этого США готовы минимизировать критику. В спорных вопросах США предпочитают сохранять «прохладный» тон или выбирают прагматический подход. А это означает, что такие спорные вопросы не снимаются с повестки дня и могут актуализироваться.

Второй критерий – это адресат, который получает то или иное сообщение об отношении США к России, или площадка, на которой звучат заявления в адрес Москвы. Фактически речь идет о наличии «посредника» в диалоге между Москвой и Вашингтоном. Так, внутри США или на саммите стран Балтийско-Черноморского региона в качестве посредника (и одновременно адресата) выступали в первом случае политический класс США, во втором – лидеры прозападно настроенных стран. В первом случае работают механизмы внутриполитической игры США, во втором – геополитической игры США.

Однако как только официальные лица Вашингтона встречаются «лицом к лицу» с официальными лицами Москвы, вступает в действие прагматичный подход, и критика минимизируется. Это подтвердил саммит Россия-США в Братиславе в прошлом году (критика звучала до саммита, но не на саммите) и визит Сергея Лаврова в США два месяца назад. Когда Вашингтон говорит напрямую, то делаются совершенно другие акценты.

Однако оба формата общения в любом случае для США не означают противоречия в официальной позиции США. Меняются лишь акценты: при личных встречах – на партнерстве, при ориентации на другие аудитории – на внутриполитических и внешнеполитических «ошибках» России. Фактически симбиозом обоих подходов стал комментарий официального представителя Белого Дома Скотта Макклеллана. На следующий день после выступления Чейни, он заявил, что речь вице-президента не является сигналом начала некоей «новой политики» в отношении России. Он подчеркнул, что Москва остается стратегическим партнером Вашингтона, и у «президента США хорошие отношения с президентом Путиным, при которых они могут открыто и откровенно говорить». Однако он не дезавуировал слова Чейни и дал понять, что его «комментарии согласуются с тем, что мы делали ранее», - отметив, что Чейни выразил существующую позицию США.

Обратим внимание и на то, что и президент Джордж Буш несколько позднее, хотя и в более мягкой форме, но поддержал эту же позицию. В интервью немецкой газете Bild он хотя и заявил о своих «теплых отношениях» с Владимиром Путиным и подчеркнул, что Россия не является врагом США, но тут же отметил, что Россия «подает двойственные сигналы» по поводу своей приверженности демократии: «Эти сигналы ставят под вопрос намерение России стать по-настоящему демократической страной, где есть свобода прессы, свобода вероисповедания и другие свободы, которые являются наследием демократии».

Москва же старается снизить эффект от заявления Чейни. Как заявил председатель комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев, нападки в адрес России, которые прозвучали в Вильнюсе в четверг от вице-президента США Ричарда Чейни, являются неадекватными и не отражают точки зрения администрации и лично президента Буша. Действительно, Чейни известен своей более жесткой позицией в отношении Москвы, но также очевидно, что это выступление произошло с ведома Белого Дома и не является его частной инициативой. Глава МИД России Сергей Лавров заявил, что Дика Чейни «подвели помощники или советники», которые не предоставили Чейни объективной информации о внешней и внутренней политике России. Впрочем, высказывание Буша делает эту точку зрения весьма уязвимой.Официальная позиция США на самом деле становится многослойной и зависимой от нескольких «игр»: внутриполитических, геополитических и игр с Россией, в рамках которых Москва должна оставаться партнером, но в отношении которого допускаются давление и критика. Однако важно здесь и то, что раньше, до «цветной революции» в Украине, противоречий между всеми этими «играми» было меньше. Также важно, что такая «многослойность» будет враждебно восприниматься в Москве, и конфронтационные нотки будут усиливаться.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net