Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

24.05.2006 | Борис Макаренко

Кому нужен императивный мандат?

Как неоднократно предупреждал Центр политических технологий, процесс ревизии избирательного законодательства с целью ограничения политической конкуренции продолжается. В принятых на днях законодательных поправках многие обратили внимание в первую очередь на так называемый императивный мандат, который, как мы покажем ниже, на самом деле таковым не является. Мы же позволим себе начать с другого: в случае принятия этого закона члены одной партии не смогут присутствовать в партийных списках другой. Казалось бы, норма безобидная и логичная: зачем одной партии тащить в парламент «чужих»?

А затем, что благодаря прежде принятым нормам только таким образом возможно блокирование партий. Именно так, например, поступили члены СПС на выборах в Московскую Думу в декабре 2005 г., вступив в список «Яблока». С точки зрения формальной логики, действительно самый лучший путь к укрупнению партий – это их полное организационное слияние. Три версии «партии власти» - «Единство», ОВР и НДР слились в 2001 г. Слились легко, потому что их программой была близость к власти, а все остальное – второстепенные разногласия. Так могут поступать и многие мелкие партии, у которых вся программа – суета вокруг дивана, на котором расселись действующие депутаты всех уровней. Партиям же с реальной и идеологически окрашенной программой – в частности либералам - столь прямолинейно объединяться трудно. Поэтому партия власти, зная склочность и несговорчивость либеральных вождей, роет на пути к их объединению еще одну яму: ну, ребята, вы уже готовы даже в единый список вступать – так мы вам сделаем так, что для вступления в список «Яблока» вам придется выкинуть партийный билет СПС.Теперь об императивном мандате. Приведет ли его введение к реальному укреплению партий? Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим гипотетическую ситуацию. В России создается богатая и мощная группировка. Она регистрируется как партия, ну, допустим, «Субтропическая Россия» (благо такое движение когда-то действительно существовало). Эта партия начинает «охмурять» действующих депутатов Думы в больших количествах, добиваясь вотума недоверия правительству, поскольку оно не желает финансировать учреждение банановых плантаций за Полярным кругом (такое требование содержалось в политической программе этого движения).

В этом случае «тропикороссы» говорят «охмуренным» депутатам: оставайтесь в своих фракциях, чтобы не потерять мандат. Да и в партиях оставайтесь. Чего мы не можем вам предоставить, так это ставок сотрудников аппарата Думы – этот ресурс контролируют фракции. Но мы вам снимем офис напротив Думы, поставим там столы-стулья, компьютеры-факсы, наймем юристов, помощников, секретарш – вот вам и аппарат – он все подготовит. А вы только два раза проголосуйте за вотум недоверия – и все, Думу надо распускать. И те правила, которые сейчас выдаются за императивный мандат, никак этому сценарию помешать не смогут, потому что они не позволяют партии отобрать мандат у депутата за то, что он не подчиняется партийной дисциплине. Они могут лишь создать этому депутату массу проблем: лишить аппаратных ресурсов фракции, дополнительных доходов (представьте себе, говорят, они бывают даже у депутатов), «ославить» его предателем и беспринципным человеком, а главное – не включить в список на следующих выборах. Но все эти рычаги давления у парламентских партий и так были. Единственная разница – теперь не подчиняющемуся депутату труднее будет найти компенсацию утраченных ресурсов (раз он не может перейти в другую фракцию). Все упомянутые рычаги достаточно мощные: и раньше «перебежки» были единичными, с новыми правилами они почти исчезнут – но только в одном случае: если «своя» партия крепка и перспективна, а главное – пока нет «змея-искусителя», готового крепко вложиться в депутатов ради дела банановых плантаций.

Настоящий императивный мандат – это право фракции выгнать из парламента своего непокорного депутата и заменить его другим, покорным. Кстати, у нас такой мандат пыталась ввести первая Дума – по инициативе В.Жириновского. Проект был близок к успеху, но провален ситуативной коалицией либералов и независимых одномандатников: последние желали сохранить свою автономность, а первые поняли в последний момент, что такой проект играл бы на руку не только ЛДПР, но и коммунистам.

Я совсем не исключаю, что на перегоне между первым и вторым чтением «партия власти» осознает, что придумала слишком слабое оружие против диссидентов и попытается ужесточить эту норму, присвоив фракциям право исключать депутатов из фракции с автоматическим лишением мандата. Поэтому придется предупредить: такой шаг слишком далек от конституционного духа нашего законодательства. Депутатом становятся по воле избирателей. Значит, при мажоритарной системе выборов императивный мандат невозможен в принципе: избиратели голосовали за конкретного человека, а не представителя партии. Его партийность – лишь один из факторов выбора, в разной степени значимый в разных политических культурах (скажем, гораздо более высокой в Англии по сравнению с США при внешне идентичных избирательных системах). Невозможен и такой коммунистический фокус, как «отзыв депутата» - в логике демократии отозвать его может лишь большинство избирателей, а устраивать «выборы наоборот» ради отзыва пока никому в голову не приходило. Невозможен, кстати, был императивный мандат и при смешанной избирательной системе, существовавшей в России – это нарушало бы принцип равенства депутатов, избранных по спискам и по округам.

В пропорциональных системах избиратель на самом деле голосует НЕ за партию и НЕ за кандидата (если только это не вариант системы единого передаваемого голоса). Голосует он за список КОНКРЕТНЫХ ЛЮДЕЙ, выдвинутых КОНКРЕТНОЙ ПАРТИЕЙ в КОНКРЕТНОЙ ОЧЕРЕДНОСТИ (с очередностью в некоторых системах есть возможность выбора, в некоторых, в т.ч. российской – нет). И мандаты получают первые по очереди Х кандидатов из списка. В этой логике можно допустить, что добровольный выход избранного депутата из своего списка влечет лишение мандата (что сейчас и оформляется законодательной нормой). В этой логике крайне сомнительно, чтобы прошедший депутат без уважительной причины отказался от мандата: партийная «оферта» содержала его имя на высокой позиции. Это все равно, что продавать билеты на концерт с Аллой Пугачевой и десятью молодыми исполнителями, а потом сказать, что Аллы Борисовны не будет, зато все молодые исполнители на месте. Но практику «электоральных паровозов» партия власти узаконила, поскольку она ей выгодна. И в этой логике совсем недопустимо, чтобы партия сама (насильно) убирала кого-то из своего списка: ни в законе, ни даже в регламенте Думы нет (и не может быть) требования к депутату голосовать по приказу партии или следовать «партийной дисциплине». Следует этой дисциплине обычный депутат либо под воздействием совокупности «кнутов и пряников», означенных выше, либо по собственной политической этике. То есть партия может давить на своего депутата, может вознаграждать его, может взывать к его совести, но «казнить» его она может одним-единственным способом: вычеркнуть из списка на следующих выборах, а до того – только корить себя за совершенную кадровую ошибку.Будем надеяться, что эти аргументы будут услышаны.

Борис Макаренко – первый заместитель генерального директора Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net