Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Сенатор Берни Сандерс объявил о выдвижении своей кандидатуры для участия в праймериз Демократической партии к президентским выборам 2020 г. Не сюрприз: в опросах демократических избирателей он неизменно идет вторым вслед за бывшим вице-президентом Байденом. Последний имеет «под 30%», Сандерс – между 15% и 20%. Насколько серьезна заявка политика, которого в Америке считают социалистом?

Бизнес

6 февраля прошел XI форум «Роль бизнеса в достижении национальных целей развития» российской общественной организации «Деловая России», организованный на площадке Московского международного дома музыки. Ключевой темой мероприятия стало обсуждение той роли, которую представители предпринимательского сообщества могут сыграть в достижении национальных целей, поставленных перед страной в «майском указе» президента России. В пленарном заседании форума принял участие президент России Владимир Путин.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

25.05.2006 | Сергей Михеев

На чьей стороне Баку?

Саммит ГУАМ ещё раз подтвердил, что главной целью данной организации является борьба с российским влиянием на постсоветском пространстве, а также создание некоего кордона государств от Балтийского до Каспийского моря, ориентирующихся в первую очередь на интересы западных стран. Если участие в этой организации Молдавии, Украины и Грузии вполне понятно, то роль Азербайджана, то и дело декларирующего своё дружеское расположение России, вызывает вопросы. Баку, как и многие другие, пытается усидеть на двух стульях, получая максимум выгоды. Но выгодна ли такая игра России и стоит ли Кремлю закрывать на это глаза?

В самом деле, Баку уже много лет убеждает Москву в своей дружбе и заинтересованности во взаимовыгодном сотрудничестве. Это неудивительно – с момента распада СССР в Россию перебралось (постоянно или на заработки) беспрецедентное в истории нашей страны количество азербайджанцев. Эти люди активно занимаются в России бизнесом и отправляют в Азербайджан огромное количество денег. По некоторым данным, это суммы, сопоставимые со всеми доходами Азербайджана от продажи своей нефти – главного источника доходов азербайджанского бюджета.

Совершенно очевидно, что все эти годы Россия, таким образом, спонсировала и продолжает спонсировать новое азербайджанское государство. Впрочем, как и многих других. Одного этого факта вполне достаточно, чтобы стремиться к поддержанию дружеских отношений с Россией.

Есть и политический аспект. Режим Алиева-старшего, как и Алиева-младшего в значительной степени обязан своей стабильностью всё той же дружбе с Москвой. Последний пример – попытки оппозиции совершить в Азербайджане свою «цветную революцию» в ходе последних парламентских выборов. Конечно, Баку может делать вид, что позиция Москвы, однозначно поддержавшей президента Алиева, здесь не сыграла большой роли, однако это далеко не так.

Что же касается России, то её выгоды от такой дружбы с Баку гораздо менее очевидны. Дело здесь в том, что азербайджанская власть, услаждая слух Кремля дружелюбной риторикой, на самом деле проводит в отношении российских интересов весьма неоднозначную политику. К примеру, Азербайджан стоял у истоков блока ГУАМ, который с самого начала имел антироссийскую направленность. Показательно, что в отличие от Узбекистана, Азербайджан не собирается выходить из этой организации даже после попыток Запада стимулировать в Баку некое подобие «цветной революции». Баку горячо поддержал идею строительства нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, который является частью американского плана по созданию энергетического коридора по доставке топлива из бывших советских республик в обход России. Азербайджан настоял на сворачивании на своей территории российского военного присутствия и периодически шантажирует Москву возможностью появления в Азербайджане натовских военных баз. Через территорию Азербайджана никогда не прекращался транзит исламских радикалов в Россию, а азербайджанская преступная группировка в России является одной из самых мощных этнических ОПГ, несмотря на то, что Баку имеет реальные возможности влиять на образ жизни азербайджанской диаспоры.

Такая, мягко говоря, странная дружба не сулит России ничего хорошего ни в тактическом, ни в стратегическом плане. Долгосрочный вектор внешней политики Баку может быть следующим – если Запад не будет лезть во внутренние дела правящей ныне в стране элиты, эта элита скорее готова ориентироваться на Запад, чем на Москву, одновременно усыпляя бдительность Кремля дружеской риторикой и пытаясь влиять на его позицию через всё укрепляющуюся азербайджанскую диаспору. И Запад, видимо, готов принять такой подход. После ряда неудачных попыток свергнуть клан Алиевых с помощью местной оппозиции западная дипломатия в последнее время рассыпает комплименты азербайджанской власти, несмотря на её полуавторитарный характер.

По крайней мере, совершенно бесспорным является тот факт, что Азербайджан становится ключевым звеном в заботливо выстраиваемом Западом (в первую очередь американцами) энергетическом коридоре по доставке углеводородного топлива в обход России. И отказываться от этой роли Баку не намерен ни при каких обстоятельствах. То, что такой коридор объективно противоречит интересам России во всех сферах экономики и политики, бесспорно.

Так какие же в итоге выгоды имеет Россия от дружеского отношения к Азербайджану и поддержки нынешнего бакинского режима? В основном весьма абстрактные. В политическом плане Баку, по сути, тихо шантажирует нас тем, что в случае чего может быть и гораздо хуже. Однако представляется, что в этой сфере имеется некий баланс – у России, как минимум, не меньше возможностей насолить Азербайджану. При этом реальные политические интересы Москвы потихоньку продолжают ущемляться. И этот процесс скорее прогрессирует. Просто делается это умнее, без такого шума, как в Грузии, Украине или Молдавии.

В экономическом плане выгоды также неоднозначны. Всем хорошо известно о связях компании ЛУКОЙЛ с Азербайджаном. Но, как известно, интересы частной нефтяной компании не должны приравниваться к стратегическим интересам государства. К тому же объёмы добычи ЛУКОЙЛа в Азербайджане не так уж и велики. Недавно также заговорил о каком-то проекте с участием «Газпрома». Но пока это лишь проект с не вполне ясными перспективами и геополитическими издержками. В остальном же никаких таких особенно громадных экономических выгод сотрудничество с Баку нам не приносит. Тем более что эти выгоды в значительной мере уравновешиваются потоком денег азербайджанской диаспоры из России.

Говорят ещё, что в Азербайджане не притесняют русских, и это большой плюс. Это действительно неплохо, если это на самом деле так. Правда, русских в Азербайджане осталось менее 140 тысяч (примерно столько же, сколько армян) и с каждым годом почему-то становится всё меньше. Видимо, от того, что их не притесняют. А вот количество азербайджанцев в России (которых якобы у нас сильно притесняют) уже перевалило за несколько миллионов и с каждым годом становится всё больше.

В общем, такая двойная бухгалтерия объективно вредна российским интересам и не может продолжаться вечно. Москве стоило бы понудить Баку к более чёткому и внятному позиционированию по целому ряду вопросов. Участие в ГУАМ один из них. Активная работа Азербайджана в данной организации может устроить Россию только в одном случае – Баку будет так или иначе препятствовать развитию антироссийской составляющей в деятельности этого блока.

В противном случае необходимость поддержки нынешнего азербайджанского режима становится всё менее очевидной для России. А в такой поддержке Баку объективно нуждается. Ведь азербайджанская оппозиция теоретически могла бы найти понимание не только в Вашингтоне или Брюсселе, но и в Москве.

Есть и масса других рычагов давления, для применения которых нужна лишь более твёрдая политическая воля. Наиболее очевидный из них – азербайджанская диаспора в России. Она огромна настолько же, насколько и потенциально уязвима. Её сокращение может стать серьёзным ударом по азербайджанской экономике, которая, по сути, ещё более зависима от продажи нефти, чем российская. Работы в Азербайджане для большинства трудоспособного населения нет и не предвидится. Именно поэтому азербайджанцы наводнили весь бывший СССР и, прежде всего, Россию. Все отрасли экономики, не связанные с добычей нефти, находятся в кризисе. Возвращение на родину хотя бы половины азербайджанцев, ныне находящихся в России на заработках, сначала обрушит местную экономику, а затем и политический режим. Причём это аксиома, которая не зависит от того, кто именно будет находиться у власти в Баку – клан Алиевых, прозападные оппозиционеры или ещё кто-то.

Что же касается России, то значительное сокращение количества азербайджанских гастарбайтеров не принесёт ей никакого вреда. Обычно, мотивируя необходимость миграции в Россию, говорят о трёх вещах. Первое – России нужны рабочие руки. Второе – мигранты улучшат демографическую ситуацию. Третье – мигранты являются залогом лояльности к России со стороны тех стран, откуда они прибыли. Нетрудно показать, что в отношении азербайджанцев все эти факторы работают со значительными оговорками или не работают вовсе.

Что касается первого фактора, то всем хорошо известно, что азербайджанцы в России в основной своей массе занимаются перепродажей плодоовощной продукции. Причём в значительной степени это российская же продукция. В таких ли рабочих руках на самом деле нуждается Россия? И это не говоря уже о том, что фактическая монополизация этого рынка азербайджанцами приводит к запредельному росту цен на плодоовощную продукцию для россиян, а мелкорозничный характер самой торговли позволяет торговцам уходить от налогов.

Второе – демография. Практика показывает, что неславянские национальные диаспоры в России стремятся к существованию в рамках внутренней иерархии, а отнюдь не к интеграции в российское общество. То есть в плане демографии возможен лишь рост самой диаспоры, со временем способной превратиться в государство в государстве и нарушить этнический баланс в стране. Странно, что наши чиновники не понимают, казалось бы, простой истины – управлять моноэтнической страной элементарно проще, чем страной, насыщенной массой крупных национальных диаспор, существующих по своим внутренним законам. Многонациональность России и так является её головной болью. Так зачем же делать страну ещё более многонациональной? Тем более если речь идёт об этномусульманских диаспорах, которые по факту наименее всего склонны к интеграции.

О третьем пункте и говорить не приходится. Наличие в России огромного количества гастарбайтеров из Украины, Молдавии и Грузии никак не сказывается в положительную сторону на отношениях новой власти этих стран с Кремлём. Впрочем, дело здесь, видимо, в том, что сам Кремль не решается достаточно жёстко использовать данный вопрос в отношениях с этими странами.

Есть и ещё один известный рычаг давления на Баку – проблема Нагорного Карабаха. Многие говорят, что двойственная политика Азербайджана, включая и участие в ГУАМ, это результат неурегулированности карабахской проблемы. Причём вина за это как бы негласно возлагается на Россию. Не говоря уже о спорности такого утверждения, не ясно, что в таком случае должна делать Россия? Начать войну с Арменией, политика которой в регионе куда больше отвечает российским интересам, нежели азербайджанская?

Кроме того, вопрос ведь можно поставить и по-другому. Сейчас Россия старается занимать взвешенную, равноудалённую позицию в карабахском вопросе. Но эта позиция теоретически может измениться и на проармянскую. Как самый крайний вариант – Россия может рассмотреть и вопрос о признании Нагорного Карабаха. Тем более что это (как это не цинично звучит) укладывается в канву российских интересов – чем более нестабилен Южный Кавказ, тем более рискованным выглядит проект трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан.

Над этим стоит подумать и азербайджанцам, и американским стратегам. Ведь на самом деле не стоит особых трудов поставить под угрозу на данном участке реализацию их мегапроекта по ориентации на Запад (и в обход России) нефтегазовых потоков из Закавказья и Средней Азии. Была бы на то политическая воля. Пока таких намерений в Кремле нет, но по ходу дела они могут и возникнуть, учитывая то, что экспансия американских (и западных в целом) интересов, похоже, не имеет разумных границ. Ведь Запад явно выбрал довольно спорную с точки зрения его же позиций стратегию делать ставку на отношения с мелкими, несамостоятельными, а порой и нестабильными странами с весьма рискованными перспективами, в ущерб отношениям с Россией, которая при любом раскладе будет ещё долго играть серьёзную роль в Евразии.

Заодно можно сориентировать эти углеводородные потоки в противоположном направлении – в Китай и Индию, к главным конкурентам Запада в недалёком будущем. Ведь второй целью плана построения прозападного энергетического коридора, несомненно, является отсечение (хотя бы частичное) этих стран от запасов нефти и газа. Об этом свидетельствует то, с какой обеспокоенностью Штаты отнеслись к российско-китайскому контракту, к пуску казахстанско-китайского нефтепровода и к договорённостям о строительстве российской трубы в Германию в обход известного кордона. Всё это делает прорехи в конгениальных планах Вашингтона, решившего, по слухам, поставить под вечный контроль Запада весь нефтегазоносный район Ближнего и Среднего Востока. ГУАМ в этом плане является таким же элементом, как операции в Афганистане и Ираке, а также давление на Иран.

Таким образом, Азербайджан является элементом в отнюдь не детской игре. Поэтому одним восточным славословием в адрес России здесь обойтись не удастся. Нужно делать выбор. По крайней мере, такой выбор Азербайджана нужен России, так как ставки на данном направлении слишком высоки, чтобы бесконечно играть в «кошки-мышки». И Россия должна предпринять на этом направлении какие-то шаги.

Редакция «Политком.Ру» напоминает, что точки зрения авторов могут не совпадать с редакционной

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Венесуэле оппозиция добивается отставки президента Николаса Мадуро, легитимность которого она не признает. Острое политическое противостояние в этой стране повлекло за собой очередной этап дискуссий на тему сходства и различий этой страны и России.

Центр политических технологий начинает публикацию серии политических портретов «знаковых» фигур современной российской элиты. Первые выпуски – о патриархе Кирилле, который является не только предстоятелем церкви, но и политически значимой персоной, и о председателе Государственной думы Вячеславе Володине. Далее предполагаются портреты Валентины Матвиенко, Дмитрия Медведева, Алексея Кудрина и других статусных представителей элиты.

В середине декабря 2017 года появилась новая Стратегия национальной безопасности (НСС) США. Ее общий смысл – продвижение доктрины политического реализма, ориентированной на «восстановление позиций Америки в мире». Причем, в отличие от предыдущей администрации, которая тоже была озабочена вопросами обеспечения национальных интересов, но через «усиления влияния» в мире, нынешние власти, похоже, предпочитают более грубый и прямой тон, а политика США становится все более «реалистичной».

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net