Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

30.05.2006 | Сергей Маркедонов

Клуб проигравших и синдикат недовольных

Политический раскол внутри СНГ продолжается. 22-23 мая в Киеве прошел очередной саммит ГУАМ, на котором было объявлено о трансформации этой структуры в новую - «Организацию за демократию и развитие». А 25 мая 2006 года делегация Грузии на заседании Совета глав правительств стран СНГ в Душанбе не подписала ни одного документа. По словам грузинского вице-премьера Георгия Барамидзе, большие надежды, которые возлагала Грузия на СНГ в плане развития экономики, прекращения межэтнических конфликтов, свободного безвизового передвижения граждан стран Содружества, не оправдались. Поэтому, считает Барамидзе, членство в этой организации для Тбилиси теряет смысл. Между тем прямого официального заявления о выходе из СНГ Грузия пока не сделала, поскольку президент Саакашвили ограничился поручением грузинскому правительству изучить все возможные плюсы и издержки от пребывания своей страны в СНГ. Вместе с тем Барамидзе произнес ритуальную для каждого политика фразу о том, что среди стран СНГ "у Грузии много друзей", и с этими странами отношения будут налаживаться в двухстороннем формате. Скорее всего, грузинский вице-премьер имел в виду друзей по «Организации за демократию и развитие».

Однако популизм и непродуманность подобного рода заявлений должна быть очевидной даже для самих грузинских политиков. Если для Украины (в равной степени и для Молдовы) выход из СНГ может обернуться экономическими потерями, то для Грузии реальной перспективой является «разморозка» межэтнических конфликтов на ее территории. Последствия этого могут быть непредсказуемыми не только для Грузии. Нарушение статус-кво, сложившегося в зонах грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов, может привести к возобновлению вооруженного противоборства. А развитие событий по такому сценарию очень вероятно с учетом возникновения правового вакуума вокруг миротворческих операций на территории, формально-юридически считающейся грузинской. И если действия миротворцев в Южной Осетии регулируются Дагомысскими соглашениями 1992 года между Грузией и Россией (с участием Южной и Северной Осетии), а, следовательно, могут регулироваться на основе двусторонних отношений, то операция по разделению конфликтующих сторон в Абхазии с 1994 года проводится под эгидой СНГ. Не вина российских военных и дипломатов в том, что представители государств Содружества отклонялись от выполнения миротворческого долга, оставив всю черновую работу российским военнослужащим. Которые, между прочим, дважды (май 1998 и осень 2001 гг.) предотвратили «разогрев» замороженного грузино-абхазского конфликта. Таким образом, если Грузия выходит из СНГ, неизбежно встает вопрос, а что делают на ее территории (формально-юридически Абхазия - часть Грузии) миротворцы Содружества. На сегодняшний день ГУАМ (а после саммита в Киеве «Организация за демократию и развитие») не представила никаких сценариев миротворческой операции в регионе. Таким образом, вряд ли следует считать выход из СНГ делом одной Грузии. В случае выхода этой закавказской страны из Содружества России придется искать механизмы и способы доказательства необходимости присутствия своих военнослужащих на реке Ингури. Между тем серьезное обострение этнополитической ситуации в Абхазии (если будет предпринята попытка обострения со стороны Тбилиси) чревата дестабилизацией на Северном Кавказе, поскольку адыгоязычные народы региона вовлечены как в грузино-абхазский конфликт (в нем принимали участие кабардинцы, адыгейцы, абазины, черкесы), так и в его урегулирование. Речь, прежде всего, о неформальном, «низовом» формате.

Отсюда не вполне понятны те оценки, которые даны российскими официальными лицами и политиками последнему саммиту ГУАМ. Спектр оценок здесь - от плохо скрываемого скепсиса до эмоциональных жестких выпадов в сторону США как идеологического патрона ГУАМ. Глава российского правительства Михаил Фрадков заявил накануне саммита в Киеве, что Россия никого в СНГ не держит. Первый замминистра иностранных дел России Андрей Денисов заявил: "Никакой антироссийской составляющей мы не видим, это дело тех стран, которые собрались в Киеве". Однако удержание Грузии в СНГ не прихоть России. Перспективы самого Содружества туманны, а его позитивная роль начала-середины 1990-х гг. не получила дальнейшего продолжения. Вместе с тем было бы неверным не видеть последствий бегства Грузии из Содружества для интересов самой России, ее безопасности на Северном Кавказе.

К сожалению, и антироссийская составляющая присутствует на саммитах ГУАМ. Сама цель данной организации - снижение российского доминирования на постсоветском пространстве и его интернационализация. И киевский форум здесь не стал исключением. Более того, мы можем говорить о том, что «тезисы Барамидзе» в Душанбе стали следствием этого форума. Другой вопрос, что каждый из членов ГУАМ имеет разные, условно говоря, антироссийские проекты. Для Азербайджана, например, борьба с Россией вовсе не является приоритетной. Напротив, после 2000 г. взаимоотношения между Азербайджаном и Россией переживают период «детанта» после взаимного охлаждения в начале - середины 1990-х гг. Новое обострение азербайджано-российских отношений (равно как и новый всплеск дружбы) определяется лишь одним - «армянским вопросом» и отношением к нему Кремля. В случае диверсифицированной политики Москвы позиция Азербайджана не будет конфронтационной. Иное дело Грузия и Молдова. Они именно с Россией (а не с внутриполитическими установками собственных элит) связывают потерю контроля над «мятежными территориями» (соответственно Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье). Их антироссийскость объясняется только одним - нежеланием РФ вернуть (посредством «сдачи», давления на своих партнеров) Грузии и Молдове то, что им принадлежит формально-юридически. При этом игнорируется очевидный факт. Население непризнанных государств – не мебель, которую можно перевозить с места на место. В случае отказа России от всяческих контактов с Сухуми, Цхинвали и Тирасполем население этих территорий не станет автоматически законопослушными гражданами Грузии и Молдовы. Сами же Тбилиси и Кишинев не предпринимают ничего, чтобы найти ключи к сердцам своих формальных (а не реальных) граждан. Для Украины же «антироссийский проект» - это выигрыш тендера на звание «первого демократа» в СНГ. Такое неофициальное звание до середины 1990-х гг. было у России. Став на путь консервации внутриполитической ситуации в странах Содружества, Москва утратила это почетное звание, за которое теперь борется Киев.

По мнению депутата российской Госдумы, директора Института стран СНГ Константина Затулина, создание ГУАМ связано с активизацией политики США на постсоветском пространстве. "Все это делается под впечатлением от активизации Соединенных Штатов, от публичного вступления в конфронтацию и в конкуренцию с Россией за постсоветское пространство. Отправной точкой здесь можно считать речь вице-президента США Дика Чейни на саммите в Вильнюсе, в которой он объявил о новой доктрине США". Однако выводы Затулина игнорируют такой важный факт, как внутренние предпосылки для создания ГУАМа. Не стоит забывать, что эта структура была создана задолго до Виктора Ющенко и Михаила Саакашвили политиками другого поколения, генетически связанного с ЦК КПСС. Однако превращение их из «слуг Москвы» в национальных лидеров кардинально изменило их политические парадигмы. Их путь к ГУАМ был признанием того, что в СНГ после 1991 г. появился «клуб проигравших». Этот клуб со временем институционально оформился в ГУАМ. Существование в его рядах (тогда еще ГУУАМа) Узбекистана также объяснялось простой причиной (региональной конкуренцией с набирающим обороты пророссийским Казахстаном). У клуба «проигравших» были свои претензии к России, которые она не могла (и сейчас не может) выполнить по вполне понятным причинам. Оживление ГУАМа, его «перезагрузка» стала возможной после того, как «оранжевая революция-2004» ответила на главный вопрос для любой постсоветской страны, вопрос о государственной состоятельности. Решив в значительной степени этот непростой вопрос (идея раскола Украины, на наш взгляд, является скорее политологической «страшилкой»), Украина взялась за обеспечение своего проекта – превращения в альтернативный центр притяжения СНГ для тех, кто по тем или иным причинам не желает тотального российского доминирования.

Украинский политолог Олесь Доний справедливо считает: "Страны, которые входят ГУАМ, в той ли иной форме подвергаются давлению со стороны России или же имеют конфликты территориального характера. Каждая из стран ГУАМ намного слабее России, но не желает соглашаться с доминированием России на постсоветском пространстве и поэтому нуждается во взаимопомощи. Однако на сегодня такая взаимопомощь имеет скорее моральный характер, каких-то качественных сдвигов пока не было.

Позитивной цели существования у ГУАМ нет, ведь цель сопротивления российскому давлению нельзя считать положительной. Понятно, что Россию достаточно волнуют любые попытки организации структур на постсоветском пространстве, в которых она не представлена. Каждая из стран, входящих в ГУАМ, в процессе двухсторонних переговоров с Россией будет пытаться использовать ГУАМ как дополнительный рычаг воздействия в переговорном процессе».

Таким образом, у России сохраняется определенное поле для маневра. В особенности если учесть разницу «антироссийских проектов» стран-членов ГУАМ. Самое главное - России необходимо уже сегодня готовиться к возможному выходу Грузии из СНГ, а также возможной реакции на это событие как со стороны постсоветских образований, так и международных структур. Речь идет, прежде всего, об обеспечении миротворческих операций в зонах межэтнических конфликтов, поскольку уход российских сил (действующих под мандатом СНГ) с реки Ингури будет иметь плачевные последствия для безопасности всего Большого Кавказа. Однако очевидно также, что свобода маневра может быть обеспечена только в случае, если у Москвы появятся реальные «агенты влияния» в Тбилиси, Киеве, Кишиневе. При этом речь идет не о политических эмигрантах, не имеющих реальной поддержки в своих странах, а о политиках и экспертах, не заинтересованных в радикальном изменении статус-кво. Тбилисский политолог (в период президентства Эдуарда Шеварданде сотрудник Госканцелярии Грузии) Шалва Пичхадзе в беседе с корреспондентом газеты «Время новостей» выразил мнение, что «ГУАМ не может создаваться против России», поскольку «ни Азербайджан, ни Украина, ни Молдова не заинтересованы в конфронтации с ней».

По его словам, «наиболее проблематичны отношения с Москвой у Тбилиси, но и Грузия не заинтересована дразнить и злить Россию». Свое нежелание «злить» Россию в разное время и по разным причинам высказывали Каха Бендукидзе, Саломе Зурабишвили и даже, страшно сказать, Бадри Патаркацишвили.Думается, создание и поддержка внутри Грузии «синдиката недовольных» политикой Саакашвили, равно как поиск противоречий внутри стран-членов ГУАМ в совокупности с информационной кампанией по формированию картины развития событий в случае «бегства Грузии» из СНГ были бы продуктивными действиями. Намного более продуктивными, чем наказание «презрением» саммитов ГУАМ, обиды на неблагодарность экс-союзных республик и апелляция к вездесущим Штатам.

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net