Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Сенатор Берни Сандерс объявил о выдвижении своей кандидатуры для участия в праймериз Демократической партии к президентским выборам 2020 г. Не сюрприз: в опросах демократических избирателей он неизменно идет вторым вслед за бывшим вице-президентом Байденом. Последний имеет «под 30%», Сандерс – между 15% и 20%. Насколько серьезна заявка политика, которого в Америке считают социалистом?

Бизнес

6 февраля прошел XI форум «Роль бизнеса в достижении национальных целей развития» российской общественной организации «Деловая России», организованный на площадке Московского международного дома музыки. Ключевой темой мероприятия стало обсуждение той роли, которую представители предпринимательского сообщества могут сыграть в достижении национальных целей, поставленных перед страной в «майском указе» президента России. В пленарном заседании форума принял участие президент России Владимир Путин.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

31.05.2006 | Алексей Рощин

Добрые органы

Семья моих старых школьных друзей недавно вляпалась в жуткую историю. И спаслись они – буквально чудом… Просто Вовик и Ирка, который я знаю уже лет 25, решили, наконец, купить квартиру. Потому что сколько ж можно жить вместе с тещей, пусть даже и в «трешке»? Они – совсем не богачи, нет: Вовка – программист в крупной фирме, Ира работает с детьми в спортшколе. Со всеми приработками «заколачивают» около двух «штук» в месяц. Но – взяли кредит в Сбербанке, что-то помогли родители… В общем, обычная история. Тем более что начало истории случилось два года назад, когда цены на недвижимость в Москве еще не были такими запредельными, как сегодня (хотя казались запредельными уже тогда).

Влезли они, значит, в долговую кабалу и решили купить квартиру на стадии застройки – чтоб дешевле. Компанию-застройщика выбирала Ирка – она у нас всеми считается более практичной и «ушлой». Правда, на тот момент она уже была на весьма поздних месяцах беременности – носила второго ребенка. Очень хотела получить права на квартиру аккурат к его рождению.

Нашла компанию быстро, солидную: хороший, богато обставленный, охраняемый офис, свой сайт в Интернете, вроде бы 30 «объектов» закладываются по Москве… Ей понравилось, что дом, в котором они покупают квартиру, будет в наших краях, в ВАО. Внесла первый взнос – 28 тыс. долларов – и получила соответствующую бумагу. Дело было летом, в июле 2004 года, а строительство новой многоэтажки должны были начать только в конце осени. То есть купили они квартиру даже не на стадии фундамента – еще раньше.

Но я, к примеру, зная из разговоров о всей этой истории, в Ирке и в квартирных перспективах семьи был твердо уверен: Ирина такая – внушает доверие; в 1994 году она даже на акциях МММ умудрилась не погореть, а получить существенную прибыль – что уж тут опасаться! Сколько уж наших знакомых и даже одноклассников успели за это время получить квартиры вот таким образом – через «долевое строительство»!

Тем не менее, все с самого начала пошло у них как-то не так. Может быть, сказалось, что она заключала договор, будучи на восьмом месяце? В общем, поздней осенью строительство еще не начали, зимой – как бы и не могли начать. Но весной 2005 года – тоже почему-то еще не начали. Обещали в начале лета, но опять тишина на стройплощадке…

Тут Вовик, что называется, «заподозрил неладное». Я заподозрил еще раньше, весной – и как-то в разговоре осторожно спросил счастливую молодую мать, мол, не странно ли, что деньги уплачены 8 месяцев назад, а продвижения нет? Ничего! – твердо отвечала мне Ирка, полностью держа себя в руках. – Никакого риска нет! В крайнем случае, она специально этот момент отследила, а как же? – вернут свой взнос. В договоре, который они заключили, так и написано: если в течение года после заключения договора компания не начала осуществлять свою деятельность по договору, взнос подлежит возврату. Срок истекает в июле, так что не надо волноваться. Ну, заберем деньги…

Но уже в конце июня Вовка был сам не свой. Началось очень подозрительное «шевеление» вокруг этой самой строительной конторы: он услышал о каких-то «объединениях дольщиков», о том, будто бы по поводу несостоятельности этой конторы готовилась статья в АиФ, но была снята в последний момент – будто бы из-за угроз со стороны фирмы… Неприятно слышать такое.

Потом вышла «разоблачительная» статья, но в МК, а не АиФ. Потом фирма вроде бы судилась с МК, требуя «опровержения»… Меж тем и заветный дом никто не строил, и перед офисом стали образовываться какие-то очереди…

В канун «годовщины» подписания договора фирма переехала из своего роскошного офиса в центре в другой, поменьше и победнее. Худшие подозрения начали сбываться… Володька отпрашивался с работы, рискуя всякими «нагоняями», и ходил туда, пытаясь выяснить судьбу денег. Его кормили «завтраками», пока, наконец, не заявили прямо в лоб: денег не дадим, предлагаем подождать еще 3 месяца. А пока больше не ходите – надоели. Вот через 3 месяца зайдите – МОЖЕТ БЫТЬ, что-то для вас будет… Как будто речь шла о бракованной обуви, а не о 28 тыс. долларов!

Я постарался помочь друзьям: свел их со старыми знакомыми-юристами. Они и тогда, когда я их знал, считались «крутыми», а уж теперь!.. Уговорил помочь. «Ладно, - сказали мне, - пусть звонят, высылают договор, посмотрим. Поддержим в суде».

В семье у Ирки и Володи царило уже глубочайшее уныние: характерно, что в идею суда наш российский человек изначально не верит ни капли. Суд – это нечто долгое, непонятное и в итоге все равно неэффективное.

Но делать нечего – сошлись они с моими «лучшими юристами»! Через некоторое время узнаю: дело идет, но с огромным скрипом. Юристы мои, арбитражные «зубры», прочитав «контракт», схватились за головы! В принципе весь «контракт» был на одной страничке (что само по себе – нонсенс), и, оказывается, если внимательно прочитать, он был заключен не с фирмой, а с… физическим лицом! Т.е. «менеджер», сидевший там в офисе, не заключал договор «со стороны фирмы», а просто… т.е. ему и платился «первый взнос»!

И это еще не все. Юристы обратили внимание, что предметом договора, подписанного Иркой, оказалось вовсе не «возведение дома» и не «предоставление квартиры»; там было прописано «оказание информационных услуг (!) на рынке недвижимости Москвы!» То есть, объяснили Вовику, фактически фирма может сказать вам: во-первых, договор к нам не имеет отношения, а во-вторых, мы ж вам отвечали на вопросы «по рынку недвижимости» (типа – как дела со строящейся квартирой и т.п.)? Отвечали – ну и всё: больше мы вам ничего не должны, свои (или ваши?) 28 тыс. отработали сполна…

Впрочем, в договоре опытный глаз юристов углядел некоторые зацепки, позволявшие надеяться на благоприятный исход суда. Однако, как честно мои друзья предупредили Вовика, в любом случае суд может длиться полгода, а то и год. За это время все что угодно может произойти – а главное, что даже благоприятный исход дела ничего не гарантирует. «Мы, допустим, выиграем процесс, получим на руки исполнительный лист – а у фирмы и нет ни шиша. Стол да стул – в лучшем случае. И плакали денежки…»

И Вовику предложили другой вариант – силовой. Мол, тут договором не поможешь; тем более что по всем признакам «фирма» уже «рубила концы», чтобы максимум через месяц-другой, ободрав всех оставшихся «лохов», «уйти в туман». Вовика вывели прямо на Петровку, 38. Все реально. Ребята там оказались деловые, тут же назвали «цену вопроса»: десять тысяч баксов. Вперед, естественно. При этом – что особенно пикантно – без каких-либо гарантий возврата: найдем – хорошо, не найдем – что ж делать?

Короче, кранты. «Фирма» стремительно ложилась на дно, офис ее открывался уже только на день в неделю. 28 тысяч, как и квартира, стремительно таяли в тумане. У ребят даже испортились отношения в семье: Вовик никак не мог понять, как прежде бронебойная Ирка допустила такой прокол, та оправдывалась тем, что видела много таких договоров, и «даже хуже», у своих знакомых и приятельниц. Лично я склонен ей верить: действительно, все эти «договоры дольщиков» часто формулировались с одной целью – чтобы никак не «нагрузить» застройщика.

По сути, все участники «дольного строительства» понимали, что играют в своеобразную лотерею. Вопреки ожиданиям, Ирка попала на «зеро». Не повезло…

Она держалась стойко, но все больше замыкалась в себе и в заботах о новорожденном. И каждый месяц приходилось «отстегивать» проценты по кредиту Сбербанка – весьма для них неслабые деньги! По мне так хуже нет: годами платить проценты по кредиту, который у тебя УКРАЛИ. Повесишься…

Так бы все и кончилось, наверно – но, по счастью, Вовик вспомнил незначительную, как он прежде думал, деталь своей биографии. Окончив в 1991 году МИФИ, он по распределению пару лет поработал в системе московского ГУВД, конкретно – в окружном Управлении милиции. Даже погоны получил – лейтенанта милиции. Работал, конечно, не оперативником, что вы! «По профилю» - ваял базу данных для милицейского информцентра.

Потом при первой возможности он ушел оттуда, потому что зарплата в милиции, да еще в середине 90-х, была – слезы одни. Вовик не думал о своих «коллегах», поскольку по натуре он человек довольно замкнутый, отношения почти ни с кем из бывших сослуживцев не поддерживал. На тот момент он никого уже лет пять и не видел.

Но, конечно, в такой ситуации, в какую он со всей семьей угодил, вспоминается и идет в ход всё: «утопающий хватается за соломинку». Вовик раскрыл старую телефонную книжку и наудачу позвонил «старым друганам» по тому старому окружному Управлению. Ни на что особо не рассчитывая…

И что же? Его, оказывается, с трудом, но вспомнили! А узнав, проявили живейшее участие. Заметим – БЕСПЛАТНО! Просто – позвали, выпили, поболтали. Сказали – «не волнуйся, старик! У тебя дело плевое!»

И ПРАВДА. То есть через буквально пару недель (я не шучу) Вовику позвонили и вежливо пригласили в тот самый, полузакрытый уже офис, пороги которого он обивал столько месяцев. Там его БЕЗ ОЧЕРЕДИ вежливо встретили, усадили за стол, налили чаю… И, извинившись (!), отдали все 28 тысяч «зеленых». «До копеечки».

Вот так! Я обещал хеппи-энд – и не обманываю. Конечно, хеппи-энд с горчинкой, не без этого. Ведь, как мы понимаем, таких «Вовиков» эта самая фирма «обула» не одну сотню, а то и тысячу. Вместе с семьями. Если б я вел свой рассказ от их лица – боюсь, все бы не было так радужно. Им-то денег никто не вернул…

А теперь – вопрос. Вопрос-то простой: что у нас за милиция такая, сограждане? Брать с обворованных деньги за расследование – это ведь, судя по всему, распространенная практика, сплошь и рядом. Как такое может быть в стране, считающей себя цивилизованной?

С другой стороны: за Вовика нельзя не порадоваться – но КАК, спрашивается, друзья-милиционеры «убедили» воров вернуть ему деньги? Как вообще они вышли на ХОЗЯЕВ той «фирмы» - ведь с ними «никто не мог встретиться»? Может быть, весь секрет «простоты поиска» всего лишь в том, что и ГУВД, и мошенники-«риэлторы» - это ОДНА СИСТЕМА?

Боюсь, вы упрекнете меня в цинизме, но я бы обратил внимание и на следующее: поражает легкость, с какой «друзья», НЕ ВИДЕВШИЕ Вовика много лет, согласились «помочь». Конечно, можно сказать что-нибудь о «нерушимом братстве всех милиционеров», их «необыкновенной спайке» и т.д., но… Мне все ж кажется, что совершенно, по сути, ЧУЖОМУ человеку в такой ситуации согласятся помочь только в том случае, если «оказать помощь» по-настоящему ЛЕГКО. Ничего не стоит, попросту говоря.

Это циничный взгляд, да. Мне стыдно так думать. Тем не менее у меня есть одно, самое вероятное, на мой взгляд, объяснение: проще всего отдать тому, кто сам и взял…Дай бог, чтобы я был не прав.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Венесуэле оппозиция добивается отставки президента Николаса Мадуро, легитимность которого она не признает. Острое политическое противостояние в этой стране повлекло за собой очередной этап дискуссий на тему сходства и различий этой страны и России.

Центр политических технологий начинает публикацию серии политических портретов «знаковых» фигур современной российской элиты. Первые выпуски – о патриархе Кирилле, который является не только предстоятелем церкви, но и политически значимой персоной, и о председателе Государственной думы Вячеславе Володине. Далее предполагаются портреты Валентины Матвиенко, Дмитрия Медведева, Алексея Кудрина и других статусных представителей элиты.

В середине декабря 2017 года появилась новая Стратегия национальной безопасности (НСС) США. Ее общий смысл – продвижение доктрины политического реализма, ориентированной на «восстановление позиций Америки в мире». Причем, в отличие от предыдущей администрации, которая тоже была озабочена вопросами обеспечения национальных интересов, но через «усиления влияния» в мире, нынешние власти, похоже, предпочитают более грубый и прямой тон, а политика США становится все более «реалистичной».

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net