Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

09.06.2006 | Сергей Маркедонов

День независимости

"С чего начинается государство?" Сама постановка подобного вопроса кажется банальностью. Когда мы говорим о государстве, то подразумеваем управленческий аппарат, армию и полицию. Между тем совершенно очевидно, что бюрократия Третьего рейха или сталинского СССР будет существенно отличаться от административно-управленческих структур демократических стран Европы и США. Любые органы власти, управления и подавления создаются под определенные цели, имеют конкретные задачи и руководствуются набором некоторых ценностей. Без них армия, милиция и спецслужбы превращаются в сообщество вооруженных граждан, кормящихся за счет общества. Если государство хочет быть чем-то большим, чем корпорацией "кормленцев", оно должно иметь собственный "символ веры". В роли такого светского "символа веры" выступают государственная символика и провозглашенные государством праздники.

Государственные праздники - не повод лишний раз поднять бокал, как полагают иные пролетарии умственного и физического труда. Это - формы позиционирования государства во времени и пространстве. Это - ответы государства на извечные вопросы: "Кто мы? Откуда? Куда идем?" Это - ответы чиновного люда на вопрос: "Ради чего мы служим?" Государственные праздники - это выраженные символически высшие ценности и приоритеты власти. "Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты", - гласит народная мудрость. Перефразируя известную пословицу, получаем формулу: "Скажи мне, какие символы и праздники у государства, и я скажу, что это за государство".

К сожалению, в постсоветской России отношение к праздникам и символам строится на основе бессмертного марксистского постулата "Бытие определяет сознание". "Давайте заниматься экономикой, а не политикой! Давайте думать о развитии производства и социальной защите населения! Главное - не разрушать памятники Ленину, а накормить бедных! Давайте бороться не с коммунизмом, а с нищетой!" Подобные призывы определяли политическую моду и в «ельцинский», и в «путинский» периоды. Скольким депутатам, губернаторам и мэрам ельцинского десятилетия предвыборный слоган "Я не политик, а хозяйственник" помог занять заветное кресло. Сегодня подчеркнутая деполитизация (чего стоит фраза спикера Думы Бориса Грызлова о парламенте, который не должен быть местом политических баталий!) также в чести у российского политического класса. Который, строго говоря, именно по этой причине сложно назвать политическим…

Что ж, быть здоровым и богатым действительно лучше, чем бедным и больным. Никто не спорит с тем, что стране нужно и развитое производство, и стабильная экономика. Только вот забывают "крепкие хозяйственники", что производство можно "поднимать" по-разному. Можно предоставить максимальную экономическую свободу рук предпринимателям, устранив мелочную регламентацию и излишнюю опеку со стороны многочисленных чиновников, а можно вести великие стройки, загнав половину страны в концлагеря, а вторую половину прикрепив к земле как крепостных. Можно осуществлять научные прорывы, устраивая конкурсы грантов и тендеры на приобретение научно-технических проектов, а можно посадить строптивых ученых в "шарашки" под бдительный надзор, дабы избежать "утечки мозгов". Социальная защита населения может основываться на реальных, а не популистских гарантиях государства, носить адресный характер, а может обеспечиваться полной занятостью населения по методам, описанным выше. И в том, и в другом случае может наступить подъем производства и желанная стабильность. Только методы и, самое главное, "цена вопроса" будут диаметральным образом отличаться. В сегодняшней России необходим подъем производства на основе мобилизационной или рыночной модели экономики? Социальная стабильность должна достигаться путем максимальной свободы или максимальной несвободы? Ответить на этот вопрос только с помощью примитивных схем "крепких хозяйственников" невозможно. Для того чтобы реализовать тот или иной преобразовательный проект, необходимо обращение к истории, выстраивание преемственности, определение тех идеалов, к которым мы стремимся, и того наследства, от которого мы отказываемся. Для этого не годятся разговоры типа "Надо взять все хорошее, что было при царе, социализме и в последние десять лет и двигаться вперед".

В годы перестройки призывы снимать "все и всяческие маски", открыть все ранее закрытые "темные страницы" нашей истории и закрасить ее "белые пятна" стали своеобразным лейтмотивом в выступлениях представителей "прогрессивной общественности". К сожалению, за последние пятнадцать лет наряду с открытием "темных страниц" и закрашиванием "белых пятен" наше интеллектуальное сообщество создало, что называется, на пустом месте немало новых фигур умолчания. К числу таковых, бесспорно, относятся и День независимости России, уже успевший получить абсолютно невнятное имя "День России". И если военные действия (точнее, отсутствие таковых) Франции и Великобритании против нацистской Германии в сентябре 1939 года называли "странной войной", то день 12 июня впору определить как "странный праздник". Самый странный в календаре российских праздничных дат.

Значение праздника независимости для государства с любым политическим строем трудно переоценить. Это знаковое событие, символизирующее начало его истории или, по крайней мере, некий поворотный пункт, утверждение новой системы ценностей. День независимости - это, если угодно, день рождения государства, символ национального единства его граждан. А потому, по логике вещей, этот день должен праздноваться как главный праздник страны. Не зря же в советское время главным в неофициальной табели о рангах государственных праздников считался День Октябрьской революции, этот большевистский "день независимости" от "старого мира". Именно в день 7 ноября, а не 9 мая каждый год проводились военные парады, символизирующие точку отсчета первого в мире социалистического государства.

Иное дело день независимости в постсоветской России. Многочисленные социологические исследования фиксируют, что общественным мнением День независимости рассматривается не более чем лишний выходной (или целых три, как в нынешнем 2006 году). Значительная часть российской политической элиты вовсе выступает за отмену этого праздника. В былые годы активнее всего это делала КПРФ (как будто не фракция "Коммунисты России" в Верховном Совете РСФСР дружно проголосовала за Декларацию независимости). Сегодня и ряд членов пропрезидентской "Единой России" не прочь исключить День независимости из числа всенародных праздников. Чего не сделаешь, чтобы в очередной раз противопоставить "сильного" Путина "слабому" Ельцину. Оставим в стороне "странную логику" единороссов. Не признавая День независимости, они тем самым отказывают в легитимности той стране, в парламент которой они избирались и частью элиты которой они являются. Тогда уж логично было бы, отказываясь от Дня независимости, отказаться и от депутатских мандатов вкупе с привилегиями. Однако вернемся собственно к празднику.

Когда говорят о Дне независимости, у всех возникает вопрос: "А от чего, собственно, независимость?" Противники этого праздника вспомнят еще и о том, что провозглашение Верховным Советом РСФСР независимости стало катализатором распада Советского Союза. Да, стало. Но нельзя забывать, что Советский Союз и Россия не были тождественны друг другу. Более того, Россия в этом образовании была отнюдь не любимой "падчерицей". В существовавшей многонациональной общности - "советском народе" - русские составляли меньшинство населения, а их интересы (социальные, экономические политические) зачастую не находили должного выражения и должным образом не защищались. В какой из 15 союзных республик не было даже своей компартии и национальной академии наук? В Российской Федерации. За счет чьих средств и, прежде всего, людских кадров осваивалась целина и строился Байконур в Казахстане, создавалась промышленная инфраструктура (заводы, фабрики, порты) в аграрной Прибалтике, Ингури-ГЭС в Грузии, сеть высокогорных дорог в Киргизии и Узбекистане?

Риторический вопрос. На развитие среднеазиатских республик СССР из союзного бюджета выделялись средства, достигавшие в "годы застоя" 3/4 бюджетов этих республик. Во все без исключения советские республики направлялись русские рабочие, инженеры, гуманитарная интеллигенция. И результаты были слишком очевидны. Так, в Казахстане в начале прошлого века было всего 2,1 тыс. кв. км железных дорог, а к 1991 году - около 15 тыс. Вряд ли кочевники-казахи смогли в одночасье превратиться в квалифицированных строителей железнодорожного полотна. А золотодобыча в Узбекистане, а газодобыча в Туркмении? И примеров такого рода можно привести сотни. Не говоря уже о том, что вопросы собирания «национальных республик» решались также не их политическими элитами в духе «Рисорджименто», а московскими руководителями. Идею «соборной Украины» на практике воплотили не Михаил Грушевский и Степан Бандера, а Иосиф Сталин и Никита Хрущев. Не зря сегодня во Львове популярна шутка о необходимости воздвигнуть на Украине памятник Сталину как «собирателю незалежной державы». Азербайджан с Карабахом и Нахичеванью, Грузию с Абхазией, Литву с Вильнюсом и Мемелем, Молдавию с Приднестровьем, Армению с Зангезуром, Казахстан с Южной Сибирью «собрали» не радикал-националисты, а строители «империи Кремля». Именно они выполнили за мусаватистов и дашнаков, грузинских меньшевиков и литовских националистов, оуновцев, а также других этнонационалистических партий и движений их «работу».

Не будем забывать, что вколачивание миллионных кредитов на поддержку братских республик, равно как и создание преференций для "национальных кадров" (ведь для всех нацменьшинств СССР были особые квоты в вузах, кроме "великого русского народа") не избавило национальные образования СССР от такой болезни, как этнократия. Давайте проследим миграционную динамику русского населения по переписям с 1959 по 1989 гг. Миграция русского населения из Грузии, Армении, Азербайджана, Казахстана и Средней Азии была четкой тенденцией еще за 30 лет до распада нашего "нерушимого Союза". И в финале - ярлык оккупанта для "государствообразующего" народа. Добавим сюда и тот факт, что русский народ, прочно ассоциирующийся в нацреспубликах с советской властью, понес от этой власти самые существенные потери - миллионы человеческих жизней. Чего стоит одна коллективизация. Да и анализ состава узников ГУЛАГа показывает, что русские были большинством в деле строительства Беломорско-Балтийского и других каналов.

Стоит ли после всего этого удивляться, что 12 июня 1990 года депутаты Верховного Совета РСФСР в едином порыве высказались за независимость. За независимость от СССР и советской власти, коммунизма и иждивенчества национальных республик и стран Африки, за собственные национальные интересы, за новую Россию как Россию несоветскую. Сегодня Россия в отличие от СССР является практически моноэтническим государством. Впервые во всей истории русские составили не просто большинство, а 85% населения страны, что существенно облегчает нам выработку некоммунистической объединяющей национальной идеи - российской идеи. Ситуация в нашей экономике далека от оптимистичной, но была бы она лучшей, тяни мы на своих плечах закавказский и среднеазиатский возы? Ни один из советских промышленных гигантов не входил в список крупнейших компаний мира Fortune-500, а теперь таковых несколько. Независимая Россия заметно улучшила свою кредитную историю (только в 2001 году внешний долг сократился на 13,2 млрд. долларов). В советские времена он имел тенденцию к увеличению. В те же времена наш "нерушимый союз" с успехом экспортировал зерно, тогда как сегодня при "гибнущем сельском хозяйстве" - импортирует. И примеров подобного рода хватит, думаю, не на одну статью. Пора уже прекратить досужие разговоры в стиле пикейных жилетов об СССР, который мы потеряли. Россия - не усеченный Советский Союз, и начиная с 1991 г. отечественным патриотам пора стать патриотами не исчезнувшей страны, а реально существующей.

Пора понять, что, отказываясь делать выбор в пользу новых праздников и молчаливо стыдясь их, по принципу чеховского героя "кабы чего не вышло", наша власть и мы все отказываемся не только от собственной истории, но и от собственной идентичности. Мы все стремимся сохранить память столетий, но при этом перечеркиваем опыт 1990-х годов. Далеко не всегда исключительно провальный и отрицательный.

У сегодняшней России есть праздники, доставшиеся ей в наследство от Руси православной (Рождество, Светлое Христово Воскресенье) и от Руси Советской (Первомай, День 23 февраля), но нет собственных праздников, за исключением Дня независимости, переименованного в невнятный День России. И даже этого мы стесняемся! Другой постсоветский государственный праздник - День 4 ноября, по сути своей, является ретроградным, так как обращен даже не в имперское прошлое, а в историю Московской Руси. Мечта братьев Аксаковых и Киреевских сбылась. Государство в качестве исторического паттерна обратилась к допетровской «органической» России. Однако день «избавления» от Смуты никоим образом не конституирует Российскую Федерацию, не обозначает ее в качестве нового государственного образования. Фактически этот праздник стал симулякром политической ностальгии вместо праздника «Великого Октября». День российской Конституции, принятой 12 декабря 1993 года – "разжалованный" государственный праздник. В 2004 году высшее политическое руководство страны приняло решение перевести день Основного закона государства в разряд профессиональных праздников, уровняв его по статусу с днем строителя, учителя, рыбака, а также других не менее достойных профессий.

А то, что день 12 июня не принес всем процветания вкупе с молочными реками и кисельными берегами, так и после 4 июля 1776 года (День независимости США) в заокеанской стране продолжало сохраняться плантационное рабство, а после 14 июля 1789 года (День взятия Бастилии) было много неприятностей, от гильотины до войн по периметру всей Европы.

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net