Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

13.06.2006 | Алексей Макаркин

Съезд «Яблока»: укрупнение вместо объединения

Очередная объединительная инициатива демократов завершается тем же, что и все остальные – неудачей. Это стало окончательно ясно после очередного съезда партии «Яблоко», прошедшего в минувшие выходные, Основные политические силы, действующие в этой части политического спектра – СПС и «Яблоко», - пойдут на парламентские выборы самостоятельно. Вместо объединения происходит «укрупнение» партией – процесс, при котором каждая из конкурирующих организаций привлекает в свои ряды политических аутсайдеров, которые не способны существовать как партии по новому законодательству, так как существенно «не дотягивают» до минимальной численности в 50 тыс. членов.

Другое дело, что объединительный процесс остается мифологемой, которая сохраняет популярность в заметно поредевших рядах демократического электората. Поэтому и СПС, и «Яблоко» выдают «укрупнение» за объединение с тем, чтобы сохранить в публичном пространстве образ сторонников создания единой демократической партии. Не случайно, что теперь полное название «Яблока» - Российская объединенная демократическая партия «Яблоко» (решение об этом было принято на прошедшем съезде). И, как и раньше, ответственность за неудачи в этом деле возлагается на другую сторону.

Две колонны

В очередной раз слухи о возможных перспективах объединительного процесса начались в марте, когда СПС и «Яблоко» неудачно выступили на региональных выборах (напомним, что они проводились в восьми субъектах Федерации). Тогда партии смогли договориться о «разведении» своих избирательных списков с целью избежания конкуренции. Однако ни в одном регионе они не получили представительства в законодательных собраниях. Возникла опасность, что демократы «вылетят» из числа «партий второго ряда» - то есть политических сил, которые не представлены в парламенте, но имеют реальные шансы на то, чтобы пройти в него на следующих выборах. Сейчас по итогам региональных избирательных кампаний к партиям «второго ряда» относятся обладающие успешным брендом «пенсионеры» и даже Партия жизни (в марте она прошла в два законодательных собрания).

Впрочем, диалог между двумя партиями начался еще до мартовского афронта – осенью 2005 года. Тогда надежды на его успешность были связаны с тем, что удалось достигнуть соглашения о формате совместного участия в выборах в Московскую городскую думу – тогда в список «Яблока» вошли представители СПС. Однако тогда соглашение было вынужденным. Во-первых, правые в Москве были слишком слабы, и их самостоятельное участие в выборах выглядело полностью бесперспективным. Во-вторых, даже в этой ситуации значительная часть федерального руководства СПС («чубайсовцы») была против вхождения представителей своей партии в список конкурентов, считая, что правые могут потерять свою идеологическую идентичность. Тогда только жесткая позиция столичного отделения партии, поддержанная другими региональными организациями, позволила создать единый список. С тех пор наиболее активный сторонник данного сценария в федеральном руководстве СПС Иван Стариков покинул партию и перешел во вновь созданный Народно-демократический союз Михаила Касьянова. Понятно, что это событие также не способствовало сближению двух партий.

Проблемы, которые препятствуют объединению, хорошо известны. Во-первых, идеологические разногласия между левоцентристами из «Яблока» и «правоцентристами» из СПС. В странах Центральной и Восточной Европы (например, в Польше, Чехии, Венгрии) представители этих политических традиций являются основными конкурентами на парламентских выборах, попеременно находясь у власти. В России само возникновение даже мифологемы объединительного процесса связано только с тем, что две партии недостаточно популярны для того, чтобы быть представлены в парламенте – об этом свидетельствуют как результаты парламентских выборов 2003 года, так и современные социологические опросы (отметим, что и итоги прошлогодних московских выборов свидетельствуют о том же – в своем традиционном «домене» демократы получили лишь 11%). В противном случае такой вопрос был бы совершенно неактуальным.

Во-вторых, серьезное значение имеет конкуренция между партийными лидерами – как в центре (вспомним хотя бы многолетнее противостояние Чубайса и Явлинского), так и на местах. Сформировать дееспособную организационную структуру в этой ситуации крайне сложно и возможно лишь в ситуации крайней необходимости.

В-третьих (и это на сегодняшний момент самое главное) лидеры как СПС, так и «Яблока» полагают, что такая ситуация не наступила – даже с учетом того, что избирательный барьер повышен с 5 до 7%. Несмотря на крайне пессимистические данные социологов, представители и СПС, и «Яблока» рассчитывают на успех именно их партии на выборах. Существенную роль в этом играют как воспоминания о 90-х годах, когда демократы были значительно сильнее, так и надежды на успешное проведение избирательной кампании – дополнительное финансирование, использование современных политических технологий и др.

Показательно, что как правые, так и «яблочники» не переходят черты, отделяющей умеренную оппозицию от радикальной, которая полностью неприемлема для Кремля (к последней принадлежат сторонники Михаила Касьянова и Гарри Каспарова). Таким образом, обе демократические партии сохраняют надежду на возможность использования федерального информационного ресурса, который находится под полным контролем Кремля (без такого ресурса успешное выступление на парламентских выборах представляется невозможным). Разумеется, демократы продолжают критиковать Кремль за многие мероприятия как в политической, так и в экономической сферах, но однозначно дистанцируются от всего, что связано с «цветными революциями».

Дополнительным стимулом для «Яблока» продолжать самостоятельное существование стало и то, что партия прошла проверку Федеральной регистрационной службы (ФРС), подтвердив свое соответствия всем требованиям нового законодательства о политических партиях. По результатам проверки региональных организаций регистрационной службой подтверждено наличие в партии 55 310 членов и 77 региональных организаций. Впрочем, такой результат вызывает лишь частичный оптимизм. Дело в том, что заявленное количество членов партии, которое проверялось ФРС (база данных учетных карточек после внутренней проверки аппарата партии летом-зимой 2005 года) составило 60 290 человек. Так что «запас прочности» у партии невелик – достаточно нескольким тысячам ее членов не подтвердить при следующей проверке свою партийную идентичность, то партия окажется на грани ликвидации.

Что касается новых членов, пришедших в «Яблоко» в самое последнее время (из числа экологистов и др.), то степень их дисциплины – равно как и реальная численность – вызывают серьезные сомнения. Отметим, что проверки ведутся весьма жестко, что признают сами представители «Яблока» - в некоторых регионах, например, в Кемеровской, Московской, Пензенской, Тамбовской и Ульяновской областях, в Карелии проводилась поквартирные обходы, проверочные рейды по районам и селам, причем в Тамбовской области рейды совершались вечерами, а проверяющие предъявляли в дверной глазок «красную корочку». Однако даже в такой ситуации «яблочники» продолжают считать, что их позиции как зарегистрированной партии прочны – видимо, в связи с тем, что международные резоны не позволят Кремлю ликвидировать столь известную демократическую партию.

Неудивительно, что на съезде «Яблока» было достаточно определенно заявлено о том, что объединения с правыми не будет. Один из лидеров партии Сергей Иваненко («альтер эго» Григория Явлинского) заявил, выступая со специальным докладом по коалиционной политике: «Мы вели и продолжаем вести консультации с видными представителями СПС, но в целом политическое позиционирование СПС остается тем же». Он подчеркнул, что «за прошедшее время, с тех пор, как «Яблоко» начало выдвигать различные инициативы по объединению, ни в каком виде руководители СПС не готовы идти на модернизацию своей политической программы». По словам Иваненко, хотя в «Яблоке» и СПС конечную цель видят во многом одинаково, - это свобода и справедливость, но пути ее достижения предлагаются разные. «Представьте, что мы идем к цели, а дорогу размыло, перед нами море. Тогда мы пытаемся сколотить кораблик, плотик и все же двигаться вперед, а то, что нам предлагают, - вернуться назад, в «славные» 90-е. Для нас это неприемлемо», - такая позиция руководства «Яблока» не оставляет шансов на объединение.

Впрочем, как отмечалось выше, делая ставку на собственные политические стратегии, обе демократические партии стремятся сохранить репутацию сторонников продолжения сближения. 28 апреля лидеры «Яблока» и СПС подписали рабочий меморандум о продолжении конструктивного диалога (однако об этом документе стало известно почти спустя месяц). По данным пресс-секретаря «Яблока», «содержанием диалога является создание эффективных демократических структур на региональном и федеральном уровнях». Кроме того, «стороны договорились делать все возможное, чтобы избежать конфликтов». Понятно, что подобные формулировки выглядят, скорее, как свидетельство стремления к мирному сосуществованию, а не к реальному интеграционному процессу.Так что и СПС, и «Яблоко» пойдут на выборы самостоятельно. Создание единого списка двух партий на будущих парламентских выборах при сохранении за каждой из них организационной самостоятельности сейчас невозможно. Во-первых, создание избирательных блоков запрещено. Во-вторых, новые поправки к избирательному законодательству предусматривают запрет на членство в партийной фракции в парламенте членов других политических партий (таким образом, «московская модель участия в выборах становится полностью неприменимой на федеральном уровне).

«Объединенная партия»

На своем съезде «Яблоко» оформило создание нескольких фракций, которые объединяют сторонников различных политических сил, как уже давно входящих в состав партии, так и присоединившихся к ней в самое последнее время. Таким образом, партия подчеркивает свой «объединенный» характер не только по своему названию.

Так, фракция «Зеленая Россия» создана на основе одноименной партии, которая присоединилась к «Яблоку». Ее лидер профессор Алексей Яблоков стал одним из заместителей председателя партии. Основными направлениями ее работы должны стать недопущение таких государственных акций как ввоз в страну иностранных ядерных отходов или строительство нефтепровода в сейсмически опасной зоне Прибайкалья. Впрочем, тема ввоза отходов перестала быть в центре общественного внимания – она была актуальна несколько лет назад, когда «Яблоко» и экологисты пытались добиться проведения референдума по этому вопросу (тогда часть собранных ими подписей была забракована в Центризбиркоме, а оставшихся не хватило для того, чтобы референдум состоялся). Что касается байкальского вопроса, то, несмотря на активность экологистов, весь политический дивиденд от изменения маршрута нефтепровода получил Владимир Путин, который публично принял это решение. Представляется, что и в дальнейшем «яблочникам» будет непросто конвертировать экологические акции в политические результаты – тем более, что к ни присоединились далеко не все силы, позиционирующие себя в качестве экологистов (так, подобные лозунги использует и партия «Зеленые», созданное на основе «официозно-экологического» по своей сути движения «Кедр», которое «заняло» известный европейский партийный бренд экологистов).

Официально считается, что у партии «Зеленая Россия» был отделения в 30 регионах и около 20 тысяч членов. Этого не хватало для регистрации в качестве политической партии, но и сейчас существуют серьезные сомнения в том, что все партийцы решатся перейти в «Яблоко». Одно дело для активистов природоохранного движения – «записаться» в партию с ярко выраженной экологической идентичностью, и совсем другое – признать себя сторонниками Григория Явлинского, отношение к которому в демократических кругах является весьма противоречивым. Не случайно, что профессор Яблоков открыто признал, что «если бы в партии были необходимые 50 тыс. членов, мы бы с «Яблоком» не объединялись».Фракция «Солдатские матери» учреждена на базе Комитетов солдатских матерей в 27 регионах. Она будет бороться за военную реформу и создание профессиональной, боеспособной армии, социально ориентированную политику в отношении военнослужащих и членов их семей, за установление гражданского контроля во всех областях государственной деятельности, включая вооруженные силы, прозрачность бюджетной политики в области национальной обороны и безопасности. Председатель фракции - председатель Межрегиональной общественной организации помощи военнослужащим «Солдатские матери» Светлана Кузнецова, включенная в состав политсовета партии.

Впрочем, «Яблоку» удалось привлечь в свои ряды только часть активистов движения солдатских матерей, причем менее известную. Создательница Единой народной партии солдатских матерей Валентина Мельникова вступила вместе со своими коллегами в Республиканскую партию и стала ее сопредседателем. Надо сказать, что и эта партия, как и «Зеленая Россия», явно не достигала требуемой законом численности – так что ее объединение с республиканцами также носило вынужденный характер. При этом новоиспеченные «республиканки» отвергают возможность интеграции в «Яблоко»: Мельникова уже заявила, что «Явлинский с 2004 года говорит всем вступать в «Яблоко». Эта позиция бесперспективная».

Правозащитная фракция – создана на основе правозащитных организаций, близких к «Яблоку». В отличие от экологистов и «солдатских матерей», пока что речь идет о совершенно виртуальной структуре. Пока что до конца лета лишь планируется провести общероссийскую конференцию фракции для принятия собственной программы и регламента работы, а также избрания постоянных руководящих органов. До конференции функции руководителя фракции поручено исполнять Валерию Борщеву - члену Московской Хельсинкской группы и известному правозащитнику.

Понятно, что создание фракции должно способствовать привлечению на сторону «Яблока» правозащитников, которым сейчас не слишком комфортно в СПС – «чубайсовцы» считают их «демшизой», которая осталась в 90-х годах и не имеет будущего. Однако многие современные правозащитники вообще сторонятся членства в партиях, которое связано с необходимостью следования дисциплине и принятие определенной политической программы. Поэтому и здесь, в лучшем случае, «яблочники» могут рассчитывать лишь на частичный успех.

Фракция «Молодые демократы» создана на базе «Молодежного Яблока», существующего с 1994 года. Ее лидером является новоиспеченный член политсовета партии Илья Яшин, получивший известность как один из лидеров оппозиционного молодежного движения. Он не только является активным митинговым деятелем, но и достаточно успешно (для дебютанта) выступил на выборах в Мосгордуму – в своем избирательном округе получил 14% голосов. Однако Яшину так и не удалось стать лидером всей молодежной оппозиции, на что он рассчитывал, принимая участие в создании движения «Оборона», которое было призвано сыграть роль «зонтичной» структуры, объединяющей различные группы демократически настроенной молодежи. В феврале 2006 года Яшин не был избран в руководство «Обороны»; после этого он и его коллеги по «Молодежному Яблоку» покинули ряды этой организации.

Наконец, женская (гендерная) фракция – пожалуй, самый неясный на сегодняшний день «яблочный» фракционный проект. Она призвана бороться за вовлечение женщин в практическую политическую работу, увеличение числа женщин, баллотирующихся на выборах всех уровней; гендерное просвещение мужчин и женщин, молодежи. Впрочем, подобные лозунги выдвигают многие политические силы, включая и «Единую Россию». Представляется, что в данном случае речь идет о политическом проекте Галины Михалевой, лидера фракции, возглавлявшей ранее Гендерную комиссию партии.

В дальнейшем, количество фракций в партии может увеличиться – так, ее пресс-секретарь Евгения Диллендорф упомянула о возможном создании социал-демократической фракции, с учетом симпатий к этому идеологическому направлению, издавна существующим в партии (напомним, что социал-демократы входили в число учредителе избирательного объединения «Яблоко» еще в 1993 году). Наличие фракций позволяет «яблочникам» с большей убедительностью говорить об объединенном характере партии, к тому же членов «Зеленой России» и активистов движения «солдатских матерей» можно было привлечь в ряды партии только на таких условиях. Но оно же, во-первых, ослабляет дисциплину в ее рядах, что в перспективе может привести к новым конфликтам (особенно, если фракции станут плодиться и создаваться по идеологическому принципу). А, во-вторых, в состав фракций входят либо «старые» члены «Яблока», либо деятели, и ранее принадлежавшие к «околояблочной» субкультуре, и вступившие в нее только в ходе процесса «укрупнения» (кстати, такой же процесс может иметь место и в СПС).

Демократы и выборы-2007

Таким образом, «Яблоко» пойдет на выборы самостоятельно, но ее шансы на получение не только 12% (эту задачу ставит Явлинский), но даже минимально необходимых 7% представляются весьма призрачными. Имидж партии и ее лидера в значительной степени «обветшал», и незначительные изменения в ее названии не могут сколько-нибудь серьезно улучшить ситуацию. Собственный ядерный электорат «Яблока» сжался до минимума (не более 2%), и возможностей для его расширения очень немного.

На демократическом фланге политического спектра, тем самым, остаются две традиционные партии – СПС и «Яблоко». У правых процесс «укрупнения» связан с возможным присоединением к ним республиканцев Владимира Рыжкова и Партии развитии предпринимательства Ивана Грачева. Крайне сомнительно, что свой партийный проект удастся создать (и, тем более, зарегистрировать в соответствие с новым законодательством) Михаилу Касьянову – он не смог возглавить Демпартию России. А Народно-демократический союз (в который, наряду с Касьяновым, входят Ирина Хакамада, Иван Стариков и др.), хотя и стал центром притяжения для политиков, оказавшихся слишком радикальными для СПС и «Яблока», но не является партией и поэтому не имеет права принимать участие в выборах. Впрочем, Касьянов остается потенциальным кандидатом в президенты (за счет имиджа «тяжеловеса», заработанного в период премьерства), так что его организация имеет неплохие шансы сохраниться, по крайней мере, до президентской кампании 2008 года.

Таким образом, попытки создать альтернативные площадки для объединения демократов потерпели неудачу. СПС и «Яблоко» продемонстрировали свою живучесть, основанную на наличии организационного ресурса (сети достаточно многочисленных региональных организаций) и известности среди избирателей, «заработанной» в прошлые годы. Однако сократившаяся электоральная база делает вполне реальной возможность маргинализации «Яблока» – равно как и его «правых» конкурентов. Тем более, что в выборах им, видимо, придется соперничать не с только друг с другом, но и с провластными клонами, также действующими в этой части политического спектра - как это уже было на московских выборах.

Ссылки по теме:

«Яблоко» и СПС объединяются в Москве

В либеральном кризисе виноваты не либералы

Российская партийная система: три лиги

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net