Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

15.06.2006 | Валерий Выжутович

Несогласие на шанс

Одна из давних - перестроечных - программ Григория Явлинского называлась «Согласие на шанс». Его нынешняя программа сотрудничества с Союзом правых сил заслуживает названия «Несогласие на шанс». Иначе говоря, объединения не будет. На прошедшем в минувшие выходные съезде «Яблока» оно было названо «фантастическим проектом» и «авантюрой».

Согласием на шанс выглядел союз «Яблока» и СПС на выборах в Мосгордуму. Согласие на шанс, казалось, означал апрельский меморандум, подписанный Григорием Явлинским и Никитой Белых. И вот опять все вернулось на круги своя.

Большого желания объединиться с СПС лидеры «Яблока», в общем-то, никогда не высказывали. Даже совместное прохождение 10-процентного барьера на выборах в Мосгордуму оценивалось ими без возгласов: «Так победим!». Да, мол, успех, да, тактическое сотрудничество с правыми на региональном уровне вполне полезно, но из этого вовсе не следует, что надо немедленно сомкнуть ряды. Тем не менее, идея объединения двух крупных демократических партий в одну «Яблоком» не отвергалась. Теперь - отвергнута. В размашистых выражениях, не оставляющих шанса на согласие и не обещающих согласия на шанс. По крайней мере, на ближайшие два года.

Чего же добивается партия Григория Явлинского? Какую нишу в политическом пространстве современной России готовится занять? Судя по заявлениям, прозвучавшим на съезде, «Яблоко» хочет упасть недалеко от той яблони, на которой в советские времена давало побеги диссидентство. Заместитель председателя партии Сергей Иваненко так и сказал: люди, разделяющие идеи, на которых возникло «Яблоко», «выживали и в более жестких условиях, чем нынешние». Да уж, в Верховном Совете СССР академик Сахаров не заседал, Сергея Ковалева, других правозащитников туда тоже не избирали. Коли так, то и «Яблоку», дали понять его лидеры, не стоит стремиться в парламент. Эту партию «не пугает политическая смерть» в случае провала на думских выборах-2007. Важно другое - «укоренение в структурах гражданского общества», своего рода хождение в народ «в лучших традициях русской и общеевропейской интеллигенции».

Ну нет так нет. Всеобщей мобилизации на политический фронт никто не объявлял. Хотите - боритесь за места в парламенте, не хотите - вольному воля. Если полагаете, что не существует лучшего, нежели уличный митинг, способа донести до власти свои мнения, предложения, требования, - ступайте к Соловецкому камню на Лубянке, выбирайте себе любую внесистемную площадку, но после не жалуйтесь, что вас не услышали.

Дальнейшие переговоры «Яблока» и СПС о слиянии в одну партию, кажется, уже невозможны. Хотя глава «Союза правых сил» по-прежнему преисполнен терпения. Поскольку участники «яблочного» съезда не отменили апрельский меморандум, то, полагает Никита Белых, еще не все потеряно. Переговоры, он уверяет, будут продолжены. Но не о механическом слиянии «Яблока» и СПС, а о создании «новой демократической партии, и не исключено, что с новыми лидерами».

Создать единую партию демократам едва ли удастся. Высказывания Явлинского о сотрудничестве с СПС делают безнадежными всякие переговоры. «Мы находимся в оппозиции президенту не ради того, чтобы вернулись Березовский и его порядки. Выбора «Путин или Березовский» для нас не существует. Потому что «Яблоко» озабочено вопросом современного европейского общественного устройства, а эти ребята в своих личных корыстных целях добиваются возрождения власти семибанкирщины, что опять неминуемо заведет в полукриминальный авторитарный тупик».

Кто они, «эти ребята», понятно без разъяснений. Лидеры СПС, кто же еще.

Мировоззренческие споры и разногласия наших демократов, их принципиальные дискуссии об оттенках либерализма и степени его радикальности - все это кажется смешным и несущественным только стороннему наблюдателю. А для создателей партии нет ничего важнее идеологии. И вот тут-то Явлинский с Белых никогда не сойдутся. Левые либералы («Яблоко») стремительно дрейфуют в сторону социал-демократии, вступают в тактические союзы с коммунистами, проводят с ними совместные акции. Для правых либералов (СПС) все это абсолютно неприемлемо. Тех и других разводит по разные стороны еще и отношение к реформам 90-х. На съезде «Яблока» об этом было сказано. Как и о том, что «Яблоко» не вправе «отказываться от своих принципиальных позиций даже в угоду союзникам и партнерам».

Между тем Никита Белых назвал срок (осень 2006 года), к которому демократам надо «объединиться, чтобы выступить как единая демократическая партия на выборах в Госдуму». Да, выступив самостоятельно, «Яблоко» и СПС не преодолеют 7-процентный барьер. Взвешивать шансы прочих демпартий и вовсе смешно. Значит, только одно остается - двигаться в Думу под флагом объединенной партии. Но каковы амбиции отечественных демократов и сколь велика их способность договариваться, хорошо известно. В очередной попытке «взяться за руки» кому-то, не желающему поступиться принципами, могут оторвать запястья. Григорий Явлинский уже заявил: «Яблоку важнее - не вокруг кого, а для чего объединяться». И предложил концепцию нового общественного договора. В ее основе - «преодоление отчуждения между властью и обществом, отмена всех неправосудных решений, а также решение проблемы собственности». Понимать Явлинского, вероятно, следует так: объединяться можно только на общей платформе. Появится такая платформа - вот тогда и поговорим.

Сочинить меморандум демократических сил не составит большого труда в одном лишь случае - если заведомо исключить из него все спорные вопросы и оставить бесспорные. К последним относится защита демократических институтов - свободы слова, парламентаризма, независимого правосудия, общественного контроля над бюрократией. Но как примирить провозглашенный председателем «Комитета-2008» Гарри Каспаровым курс на «демонтаж путинского режима» с весьма умеренной позицией СПС, определяемой «чубайсовским» ее крылом? Кто-то счел бы за благо вообще тут промолчать, не декларировать согласованную точку зрения. Но тотчас последует чей-нибудь возмущенный возглас: «Нет, позвольте, это вопрос принципиальный!». Обсуждение «принципиального вопроса» (а подобных вопросов немало и главный из них - отношение к Путину) может закончиться хлопаньем дверью. Все это мы уже видели, и не раз.

Не менее прекраснодушным выглядит и недавнее предложение Михаила Касьянова сформировать альтернативную Общественную палату. Чтобы она могла «непредвзято давать оценку событиям, происходящим в стране». Создание эрзац-структур, призванных оппонировать подлинным, - занятие, конечно, увлекательное. Но дело даже не только в том, сколь приспособленной для диалога с властью окажется «теневая» палата, а в том еще, что представлять она будет «теневую» же, или, если угодно, «альтернативную» общественность. Сколько граждан сочтут такой орган выразителем своих социальных запросов, известно заранее. Это 15 процентов демократического электората. Того совокупного избирателя, которого вожди либералов, предавшись межпартийным распрям, по сути, бросили.

Что же касается темы объединения «Яблока» и СПС… Пожалуй, пора ее закрывать ввиду стремительно убывающей актуальности. Обе эти партии чем дальше, тем безнадежнее маргинализируются. Объединятся ли они - это уже интересно не более, чем перспективы слияния, скажем, РКРП Тюлькина с «Трудовой Россией» Анпилова. На политический процесс в стране и то и другое теперь может иметь примерно одинаковое влияние. Если, конечно, демократы каким-то чудом вдруг не докажут свою состоятельность.

Валерий Выжутович - обозреватель «Российской газеты», ведущий программы «Газетный дождь» канала ТВЦ

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net