Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В США состоялись промежуточные выборы. Исход голосования, в отличие от 2016 года, совпал с прогнозами социологов. Демократы завоевали большинство в Палате представителей, а республиканцы сумели сохранить и даже усилить большинство в Сенате.

Бизнес, несмотря ни на что

28 ноября на совещании у президента Владимира Путина с правительством обсуждались частные инвестиции в национальные проекты. Основными докладчиками выступили министр финансов Антон Силуанов и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Совещание прошло полностью в открытом режиме, хотя традиционно встречи президента с правительством делятся на открытую и закрытую части, а большинство вопросов рассматривается именно в закрытом режиме.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Аналитика

05.08.2005 | Результаты исследования Фонда ИНДЕМ

РАЗМЫШЛЕНИЯ О "ВЫСОКОМ"

Казалось бы, что в текущей экономической жизни может быть духоподъемней "удвоения ВВП"? Рост - он наше все. Покруче будет и Александра Сергеевича, и "Фауста" Гете, и много чего еще. В последнее время, правда, светлый образ несколько потускнел. Послед-ний пересмотр макроэкономического прогноза на этот год добавил десятую процента - с 5,8 до 5,9. Зато "все в порядке" с инфляцией: в третий раз за последние несколько месяцев взята новая прогнозная высота - с 10% добрались до 11%. В начале 2005 г. рассчитывали аж на диапазон 8,5 - 10%, но это "заблуждение" уже в прошлом. В настоящем же имеем стабильный и устойчивый рост цен. За семь месяцев 2005-го инфляция оценивается в 8,5 - 8, 6%. В 2004-м за этот же срок - 7,1%. Еще больше разрыв, согласно отчетному докладу МЭРТ за полугодие в показателе прироста потребительских цен без учета товаров и услуг необязательного пользования: в 2005 -м 9,3% против 6,5% годом ранее. Это означает, что цены растут быстрее там, где неэластичнее спрос.

Другими словами, за то, без чего никак нельзя или довольно сложно, платим дороже.

По общемировым, кстати, меркам, нормальная инфляция сегодня - все, что ниже 5%. Причем за год, не за полугодие. Все, что больше - уже высоко, это уже нездоровье, при-знак экономического иммунодефицита.

Справедливости ради нужно заметить - к 2008 г. наш славный Минфин намерен выйти на рубеж в 4-5% для т.н. монетарной инфляции. Похвально, наконец будем соответствовать мировому экономическому стандарту. Получится ли? Как знать! Денежному начальству виднее.

Напомним, что в конце июня МЭРТ предупредил: "при сложившихся тенденциях инерци-онная оценка уровня инфляции может составить 11-11,5% в 2005 г. и 9-9,5% в 2006-м". Выходит, что тенденции эти продолжают действовать, и экономика поступательно дви-жется по инерции. Пожалуй, это единственное из выводов правительственных аналити-ков, что пока еще не обесценилось. В отличие, например, от 10% годовой инфляции как "последнего предела", трехмесячной (летней) дефляции " по продовольственным факто-рам" и т.п.

Сохраняет (в основном) свою актуальность и объяснение причин растущих цен. Самые "крайние" у правительства (что во многом справедливо) - естественные монополисты и их локальные собратья: тарифы на газ, электроэнергию, железнодорожные перевозки, ЖКХ (с начала года аж под 30%, что вдвое выше прошлогоднего "вклада"), рост цен на продовольственные товары и бензин. Нередко поминается общемировая тенденция к по-дорожанию мяса и мясопродуктов. Российский, мол, рынок просто следует в "кильватер-ном строю". В то же время уже первые 5 месяцев этого года показали, что удорожание плодов и овощей выходит за рамки традиционной сезонной динамики. Значит, проблемы глубже. В этой связи примечательна констатация Г.Грефа на одном из недавних заседаний правительства: "в продовольственном комплексе - устойчивый очаг инфляции на фоне быстро повышающихся доходов населения".

О последнем, впрочем, начинают говорить все чаще, хотя, может быть, и не столь громко. Конечно, отрадно, что среднемесячная зарплата в июне 2005-го - целых $300, в декабре 2003-го было на $100 меньше. Вместе с тем растет инфляция, а темп роста реальных до-ходов снижается. К тому же ситуацию не украшает существенное превышение роста средней заработной платы (январь-май этого года - 22,5%) над производительностью тру-да (7,1%). Получается занятная "картинка" - экономика притормаживает, а доходы растут. На поверку выходит "чистая классика" из учебников по поводу превышения спроса над предложением и соответствующих ценовых последствий. Причины здесь тоже понятны. Почти трехпроцентная "разница" в прогнозных оценках инфляции с начала года по сию пору - неизбежная плата за непросчитанную до конца "монетизацию льгот" и вынужден-ное ослабление бюджетной политики. Дополнительные расходы (350 млрд. рублей только из федерального бюджета) - фактор, конечно же, проинфляционный. Правительство счи-тает, естественно, по минимуму - вклад этих денег в инфляцию 1-1,2% (в развитие эконо-мики много скромнее - 03-0,35%). Эксперты "дают" поболе - до 2%. И то, при условии, если новых допрасходов до конца года не будет. Что вовсе не очевидно! Поэтому-то про-гноз 11% оценивается как весьма оптимистический.

Да и как иначе, когда на так называемую немонетарную инфляцию денежные власти воз-действовать не могут: монополии вне их прямой досягаемости, к тому же и меры здесь потребны структурно-институциональные, то есть те, что и дороги, "долгоиграющи". Ак-тивная же социальная политика со всеми ее инфляционными рисками - курс, как говорит-ся, всерьез и надолго. Обмолвился же министр финансов мимоходом: "нам придется по-вышать зарплаты [в бюджетной сфере], не дожидаясь результатов реформ… по оплате врачей и учителей мы стоим у критической черты". Напомним, и принятое политическое решение - к середине 2008 года зарплаты должны вырасти в 2 раза в номинальном выра-жении. Однако уже для 2005 года фактор этот весьма весомый, поскольку впервые с 2002 г. доходы населения начали расти за счет выплат из бюджета, повышение же зарплат в ча-стном секторе отошло на второй план.

Немаловажно и то, что рост издержек и ослабление конкуренции - это реакция на инве-стиционное похолодание и надлом доверия в отношениях бизнеса и власти. Новостей об-надеживающих здесь пока не видно. Как говорится, без комментариев.

С легкой руки денежных властей инфляцию принято делить на монетарную (базовую) и немонетарную. С первой у нас вроде бы все в порядке. Нефтедоллары стерилизуются в Стабфонде. Все прочее - терпимо. Глава ЦБ С.Игнатьев на этот счет весьма определенен: "…причины нынешней инфляции, как и методы борьбы с ней… не следует искать в об-ласти финансов… не стоит бороться с помощью финансовых инструментов с немонетар-ными факторами… Мы могли бы, к примеру, сократить закупку валюты. Но это в итоге привело бы только к замедлению роста экономики" /Российская газета, 06.06.05/. Спасибо и на этом. Искусственно тормозить рост не будут. Экономика если встанет (с нее, пожа-луй, станется), то сама по себе.

Впрочем, ограничений у ЦБ предостаточно. Можно было бы, к примеру, позволить рублю укрепиться естественным путем. Вполне антиинфляционная мера. Только, вот, эффект не-удобоварим - конкурентоспособность отечественного производителя ухудшается: при росте внутреннего спроса на 1% импорт увеличивается на 2-2,3%. Похоже, что на сей раз укрепление национальной валюты не слишком приоритетно. По отношению к бивалютной корзине, на основе которой рассчитывается реальный эффективный курс рубля, его удо-рожания в последние недели почти не видно.

Более того, ЦБ и МЭРТ согласовали диапазон укрепления рубля в 2005 г. В 8 - 10%. До верхней границы осталось всего-то ничего (январь-июнь 2005 г. - 8,6%). Но А. Улюкаев (первый зампред ЦБ) уверен: "В этом диапазоне мы можем чувствовать себя комфортно". Видимо, особая комфортабельность обусловлена будет тем, что в июне Центробанк ощу-тимо ослабил денежную политику - за месяц денежная масса выросла на 5,1% (т.е. почти на 130 млрд. руб.). Предыдущий пик был в декабре 2004 г., когда денежный агрегат М2 вырос сразу на 10,7%. С одной стороны, ЦБ "перестраховался", памятуя 2004 г. Риски для банковской системы в целом от сокращения ликвидности банковского сектора, тенденция к чему наблюдалась, по сути, со второго квартала с.г., понизились. С другой стороны, по-добное, пусть даже и номинальное расширение денежного предложения не даст инфляции замедлиться. Весь вопрос в том, с каким лагом начнется ее ускорение, и, стало быть, когда придется "позволить" рублю продолжить естественное укрепление.

Как видим, ситуация предельно прозрачная. Немонетарные факторы требуют длительной осады. И обеспечение успеха напрямую зависит от серьезных политических решений. Да-вить же монетарную составляющую тоже проблематично - слишком много ограничений по последствиям (замедление роста, обострение проблемы ликвидности у банков и т.п.).

Небесполезно, однако, сделать оговорку: увеличение денежной массы не сопровождается ростом денежной базы. За 6 месяцев текущего года последняя даже сократилась на 3,25%. У монетарных властей, тем самым, появился некий "люфт". Правда, опыт прошлых лет подсказывает - "монетарные вожжи" отпускают как раз по осени. И пока, честно говоря, не видно, что могло бы этому помешать и на этот раз.

В начале 2000-х вместе с тем зафиксирован парадокс: инфляция снижалась при росте де-нежного предложения. Тогда, впрочем, экономика росла при других мировых нефтяных ценах, вирусом "голландской болезни" она уже была заражена, но до острой формы этого заболевания еще предстояло дожить. В итоге инфляционные ожидания как бы "подремы-вали". Ныне все ровно наоборот. Те же ожидания либо возрастают, либо, как минимум, не снижаются, по сути, при любых действиях государства.

Иллюстрация тому - структура информационного потока публикаций СМИ в связи с ин-фляцией:

Диаграмма 1. Распределение потока за 13.07 - 31.07.2005 (диаграмма подготовлена Е. Зверевой, экспертная группа "ECON-MEDIA")

Примечание:

- монетарная инфляция - все прямые упоминания термина плюс упоминания роста цен на отдельные товары и услуги, денежной массы, денежной базы, денежного предложе-ния и т.п.;

- немонетарная инфляция - все прямые упоминания термина, а также тарифов есте-ственных монополий и ЖКХ.

Заметим, что дефляцию СМИ вспоминают исключительно в "историческом контексте". Мол, было дело, обещали. Зато все прочее весьма актуально, несмотря на период отпус-ков, общее число публикаций не снижается. При этом интерес к росту цен на бензин, мяс-ные продукты и другие продовольственные товары (стоит отметить и появление в печати опасений роста цен на зерно - нынешний урожай хуже прошлогоднего и по валу, и по ка-честву) почти такой же, как и к перспективам подрастания разнообразных тарифов, с ко-торыми сталкивается каждый россиянин.

Примечательно и то, что для СМИ (а, стало быть, и для формирующегося при их участии общественного мнения) важное для экономистов-аналитиков разделение инфляции на "монетарную" и "прочие" составляющие не столь уж и важно. Доминирующим является ощущение постоянства от элементарного роста цен. В выделении же "составных частей" очень часто видят попытку денежных властей переложить ответственность друг на друга. Воспринимается это в итоге по известной пословице о семи няньках.

Строго говоря, "расчленять" инфляцию на "монетарную" и не вполне такую в условиях мощного притока нефтедолларов - очень похоже на известную логическую "операцию" по "удвоению сущностей". Красиво, но не слишком, мягко говоря, технологично, по-скольку главным вопросом без внятного ответа (и при том серьезнейшим фактором ин-фляционных ожиданий) остается качество "состава" антиинфляционной программы. Ее общие рамочные условия, т.е. ускорение роста и укрепление (или хотя бы для начала - восстановление) доверия между бизнесом и властью, столь же понятны по общей сути, сколь и туманны по исполнению в технологии "российской сборки".

Характерный пример - цены на бензин, по поводу которых уже появились прогнозы, что к концу 2005 г. вполне возможны и 20 руб. за литр Аи-92. Аналитики (например, О. Ордин) уже давно доказали: главный бенефициар в этом деле - государство, поскольку налоги составляют более 50% цены. Еще 30% - прибыль производителей и торговцев, остающие-ся 20% - издержки (в т.ч. стоимость самой сырой нефти около 4%). Понятно, что "на-ехать" на прибыль означало бы кратчайшим путем дойти до дефицита автомобильного топлива. Реально для стабилизации цен есть только один путь - снизить налоговую на-грузку. В принципе, вполне возможно. Похоже даже, что государство уже смирилось с потерей части доходов, поскольку инфляция издержек грозит гораздо большими неприят-ностями. Но вот скорость принятия решений и реализации намерений - это нечто! Пред-ложения в правительстве подготовлены, но… заработают они не ранее 2007 г. Иными сло-вами, серьезный инфляционный фактор будет действовать без ощутимой коррекции еще минимум 1,5 года. Очевидно, как сказали бы древние, этот экономический Ахилл никогда не догонит черепаху!

Впрочем, это лишь частные проявления куда более фундаментального противоречия меж-ду глубиной проблемы, которая не может быть преодолена ни одноразовым "кавалерий-ским наскоком", ни тем более постоянным отчетно-парадным "гарцеванием", и необхо-димой скоростью принятия решений в сфере антиинфляционной политики. С одной сто-роны, инфляция - это своего рода "монетарная аура" структуры экономики. Поэтому главный содержательный вектор антиинфляционных усилий - это структурные реформы и отстраивание институтов финансового рынка: чем более развиты банковская система, сеть институциональных инвесторов, финансовый рынок и т.п., тем больше лаг наступле-ния последствий при "скачках" монетарного предложения. Это, конечно же, требует вре-мени и стараний. При этом, уже хотя бы для элементарного сдерживания (не говоря уже об ослаблении) инфляционных ожиданий, остро необходимы конкретные действия госу-дарства. Все меры давно и хорошо известны, повторять их как-то неловко. Вопрос как всегда в деталях: внятности намерений, определенности общей экономико-политической линии, последовательности ее воплощения. Последнее особо важно, потому что как раз постоянство (а нередко и повторяемость) действий позволяет преодолеть краткосрочные проинфляционные эффекты денежно-кредитной и, отчасти, бюджетной политики.

С этим пока складывается как-то не очень. Спору нет, денежные власти нередко поражают "красотой игры", балансируя на краю. Так, Минфин, одной рукой стерилизуя избыток денмассы в Стабфонде, другой десницей, причем не менее ретиво, увеличивает непро-центные расходы бюджета. Выглядит даже изящно, но по сути-то началась "игра с нуле-вой суммой", когда одно в тенденции надежно гасит другое. ЦБ на сегодняшний день - бесспорно фаворит денежного рынка, успевает "прибрать" на всех площадках. Но ведь банковская система развивается, а рынки увеличивают емкость. Пока он как рачительный хозяин обжил стандартную трехкомнатную квартиру, но ведь придется рано или поздно улучшать "жилищные условия". Как тогда?

Ведь система рефинансирования банков (а стало быть, рыночные механизмы управления ликвидностью) сложились еще далеко не в полной мере. Выходит, что условно Централь-ный Банк условно рыночной экономики обречен бороться с безусловным ростом цен. Не случайно поэтому общественно-политическая оценка (скажем, в тех же СМИ) степени от-ветственности ЦБ за инфляцию устойчиво снижается. Усилий по борьбе с ростом цен ждут, прежде всего от Минфина и МЭРТ. (См. Диаграмму 2)

Диаграмма 2.

Частота упоминаний в рамка темы "инфляция" без учета новостных сообщений 13-31.7.2005 г.

Эта же тенденция заметна в тематическом распределении информационного потока.

Упоминание тем в рамках инфляции 13 - 31 июня 2005 года

Диаграмм3.Общий поток публикаций

Диаграмма 4. Без учета информ.сообщений

Симптоматично смещение интереса к выяснению взаимосвязи инфляции и бюджетной политики по мере увеличения "срока жизни" того или иного вида публикаций. Почти по-ловина потока, очищенного от новостных сообщений, приходящихся на долю бюджета-2006 - это свидетельство того, откуда СМИ ждут инфляционных напастей.

Другой актуальный сюжет - состояние банковской системы. В ее слабости СМИ все чаще видят одно из оснований неснижающегося роста цен.

Нелишне отметить, что высокий удельный вес "бюджета - 2006" обязан во многом заяв-ленному министром финансов намерению существенно затормозить рост тарифов естест-венных монополий (например, по газу с 23% до 11%).

Это вполне адекватная антиинфляционная мера. Проблема лишь в том, что на текущей ситуации она никак не скажется, хотя и поспособствует ослаблению ожиданий будущей инфляции. Но и в этом случае правомерен вопрос, насколько удастся экономическому блоку отстоять свой первоначальный замысел.

И здесь мы от теории и техники антиинфляционного регулирования смещаемся в плос-кость собственно политических условий и предпосылок. Замечено уже, что рост цен как бы забирает "энергетику" у роста экономического. Торможение последнего оборачивает-ся ускорением первого. Ясно также, что отечественной экономике нужен российский ана-лог "сэпплай-сайд полиси", не без успеха опробованный в свое время администрацией Р. Рейгана и правительством М. Тэтчер.

Ключевые слова известны. Это потепление инвестиционного климата, условия опреде-ленности для ведения бизнеса, доверие к действиям государства. Возможно ли все это в перспективе? От ответа на этот риторический вопрос зависит прогноз годовой инфляции. Беда в том, что ответить нельзя ни "да", ни "нет". Не хватает для этого надежных аргу-ментов по "жизни". 11% столь же реальны, как и 11,8% или 12,7 или даже 13-15%. Яс-ность наступит к концу августа, когда правительство начнет определяться с проектом бюджета-2006.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net