Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

18.07.2006 | Алексей Макаркин

Украинский кризис и украинская элита

Кризис в Украине затягивается. Первая коалиция – «оранжевая» - прекратила свое существование, хотя президентская сторона и считает, что этот процесс был исполнен недостаточно юридически чисто. Вторая коалиция – «антикризисная» - выстроена на основе принципа оппозиции президенту, что не устраивает не только власть, но и Партию регионов – основную силу этой коалиции. Виктор Янукович не хочет системного конфликта с президентской властью, так как он не располагает 300 голосами в Раде для того, чтобы преодолевать президентское вето. Таким образом, создание «антикризисной» коалиции может привести к новым кризисам, которые невыгодны восточным элитам, ориентированным на компромиссы, а не на эскалацию противостояния, которое может повредить их позициям в общественном мнении в условиях приближающейся зимы и прогнозируемого многими специалистами ухудшения экономической ситуации в стране.

Особенность политического класса Украины

Нынешний кризис в Украине демонстрирует особенность политического класса этой страны, который делает ставку на систему теневых консультаций, а его представители очень болезненно относятся к перспективе оказаться в оппозиции и снизить собственный контроль за финансовыми потоками. И мотивы украинских политиков понятны. Уходить в оппозицию можно только в одном случае – если есть серьезные шансы на то, что в среднесрочной перспективе можно вернуться к власти. В условиях сложившейся в Европе практики «передач власти» от правоцентристов к левоцентристам и обратно, быть в оппозиции – значит, готовить успех на следующих выборах. В современной Украине все может быть иначе – несколько лет без власти, и спонсоры отвернутся, а от прежнего влияния останутся лишь руины.

Кроме того, украинские политики отличаются ярко выраженной деидеологизированностью, когда речь идет о выстраивании политических коалиций. Это вовсе не означает, что правительство может быть сформировано быстро – события последних недель свидетельствуют об обратном («коалиции против» получаются гораздо лучше, чем «коалиции за»). Торги могут продолжаться долго, но стороны не будут переходить грани, которая отделяет политику от стрельбы. Напомним, что во время декабрьского противостояния 2004 года украинские политики воздержались от крайних действий в куда более напряженной ситуации. В течение всего тогдашнего кризиса ближайшее окружение Кучмы поддерживало неофициальные контакты с «ближним кругом» Ющенко, что стало неприятным сюрпризом для российской власти, которая сделала принципиальную ставку на сотрудничество с Кучмой и Януковичем и посчитала такое развитие событии «двойной игрой». Кстати, именно такая специфика украинского политического класса привела к тому, что Россия отказала в поддержке на парламентских выборам всем партиям и блокам, исторически связанным с кучмовской элитой.

И позднее в стране не произошло масштабного передела сфер влияния, которое было чревато жесткими конфликтами – разве что председатель донецкого облсовета Борис Колесников сравнительно непродолжительное время пробыл в тюрьме. Но сейчас он депутат Рады и такой же влиятельный региональный нотабль, как и раньше. В прошлом году предпринимались достаточно нерешительные попытки перехватить контроль над киевским «Динамо» у Григория Суркиса – политического партнера Виктора Медведчука, одного из символов кучмовского режима и признанного «аллергена» для «оранжевых» - но они быстро закончились.

Более того, идеологические разногласии при формировании коалиции играют второстепенную роль. Нельзя отрицать их наличия («галичане» из «Нашей Украине», к примеру, несовместимы с коммунистами, полностью ориентированными на советскую субкультуру – в данном случае речь идет о двух самых идеологичных парламентских партиях), но они куда менее значимы, чем клановые противоречия. Пожалуй, что серьезные проблемы Юлии Тимошенко, которую не хочет видеть премьером большинство украинского политического класса, как раз связаны с тем, что она «выбивается» из общего ряда своей жесткостью и непримиримостью по отношению к конкурентам.

Властно-оппозиционный узел

Виктору Януковичу можно было бы дать полезный совет – не рваться к власти, а подождать в оппозиции, пока «оранжевые» будут управлять государством при все более осложняющейся ситуации в экономике. Пусть «оранжевое» правительство увязнет в «газовой» полемике с Россией и осложнит отношения с Европой, когда ближайшей зимой вновь будет «тырить» у нее газ. А когда недавние революционеры набьют себе побольше шишек, то можно явиться в белом фраке и возглавить правительство в ситуации, когда Партия регионов будет восприниматься абсолютным большинством украинского общества как единственное спасение. Однако этот совет пропал бы впустую – промышленной «олигархии» Востока не нужна оппозиционная партия в ситуации, когда речь идет Юлия Тимошенко, став премьером, может продолжить свое наступление на «восточные» промышленные активы, начатое в прошлом году.

Сходная проблема стоит и перед Александром Морозом, лидером социалистов, которого «оранжевые» еще совсем недавно считали своим союзником, а сейчас именуют не иначе, как иудой. Мороз исторически связан с крупными аграрными производителями страны, и пребывание в оппозиции, куда его в свое время вытеснил Леонид Кучма, представляется для него крайне нецелесообразным. Другое дело, что в условиях, когда роль его партии в коалиционном строительстве существенно повышается, Мороз мог и поторговаться. И когда его «кинули» партнеры по Майдану, он быстро перешел на сторону их оппонентов, которые обещали ему не только несколько постов в кабинете министров, но и возвращение в кресло спикера.

«Наша Украина» после распада «оранжевой» коалиции также могла бы перейти в оппозицию для сохранения чистоты риз, отказавшись от каких-либо переговоров с Партией регионов, которую сторонники Виктора Ющенко в чем только не обвиняли – вплоть до связи с криминалом. Однако бизнесмены, входящие в президентскую партию (и пришедшие в нее именно как в правящую), не собираются взирать за тем, как регионалы с социалистами будут делить бюджетные деньги. Единственное, что было невозможно для партии Ющенко – это выступить виновниками распада «оранжевой» коалиции; в этом случае репутация «Нашей Украины» была бы навсегда погублена. Теперь же поступок Мороза создает им алиби.

Остаются коммунисты и блок Юлии Тимошенко. Первые хотели бы войти в правительство – впервые за весь период современной украинской истории у них появился шанс на это. С Януковичем, которого они критиковали за «олигархичность» их вполне может объединить «провосточная» ориентация. Как уже отмечалось выше, для них есть только один серьезный идеологический ограничитель – союз с людьми Ющенко (не случайно они уже дают понять, что если Янукович сговорится с «Нашей Украиной», то они выйдут из коалиции). Однако мнение коммунистов волнует «регионалов» достаточно немного – партия Петра Симоненко еще более электорально слаба, чем КПРФ Геннадия Зюганова, и только отсутствие в Раде доминирующей партии дает ей возможности для участия в коалиционных маневрах.

Что касается Юлии Тимошенко, то это единственный украинский политик, который готов рискнуть и сделать ставку не на тактические ходы, а на стратегическую игру. Задача Тимошенко – реальная власть, а не ее призрак; поэтому она заняла столь жесткую позицию вначале в борьбе за премьерство, а затем и в вопросе о переходе в оппозицию: именно поэтому, а не в связи с идеологическим выбором. Об идеологии Тимошенко вообще говорить непросто – в настоящее время она выступает с ярко выраженных популистских позиций. Впрочем, далеко не обязательно ее политические приоритеты разделяют депутаты, прошедшие в парламент в составе блока: многие из них имеют прямое отношение к бизнесу и имеют вполне конкретные лоббистские интересы. Поэтому если пребывание Тимошенко в оппозиции затянется, они могут попытаться сойти со стайерского забега и выбрать более прозаичные цели. Однако, по крайней мере, в ближайшее время такой вариант кажется маловероятным – Тимошенко пока на подъеме, и уходить от нее было бы невыгодно. Но если рейтинг «оранжевой леди» будет стагнировать и она останется в глухой оппозиции, то в ее блоке может начаться эрозия.Распускать или нет?

25 июля Виктор Ющенко получит право распустить Раду – в том случае, если не будет утвержден новый премьер-министр. Однако далеко не обязательно, что украинскому обществу предстоит выдержать очередную избирательную кампанию.

Кому выгоден роспуск парламента? Как ни странно, двум основным оппонентам – Януковичу и Тимошенко. Первый может подтвердить свою роль лидера украинского Востока, и, возможно, даже укрепить свои позиции. Неясно, смогут ли конкуренты Партии регионов на ее политической «площадке» - коммунисты Симоненко и прогрессивные социалисты Натальи Витренко – мобилизовать финансовый ресурс для второй за год избирательной кампании. У коммунистов, как и везде на постсоветском пространстве (кроме, пожалуй, Молдавии) традиционно не хватает денег, а инвестиционная привлекательность Витренко снизилась после того, как ее партия не прошла в Раду нынешнего созыва. Сами прогрессивные социалисты, правда, утверждают, что голоса считали неправильно, но большой разницы между «провальными» 2,93 и «победными» 3,1% для спонсоров нет.

Еще более этот результат выгоден Тимошенко, которая в этом случае может серьезно улучшить свой результат – еще больше, чем Янукович свой. Она выступает в роли «обиженной» жертвы сговора беспринципных политиков. Успешно проведенная избирательная кампания может позволить ей осуществить электоральную экспансию на соседние площадки. А это и «Наша Украина», и социалисты. Первая, хотя и не стала формально виновницей распада «оранжевой» коалиции, но все равно избиратели вряд ли оценят ее колебания и внутренние расколы. Кроме того, если парламент будет распущен, то это станет ударом по авторитету президента Ющенко, который окажется не в состоянии найти менее затратный для налогоплательщиков и более быстрый выход из кризиса. Кроме того, выборы могут стимулировать дополнительные разногласия в рядах «Нашей Украины», которая и сейчас не отличается единодушием (вспомним, как трудно согласовывалась даже внутри блока кандидатура Петра Порошенко на пост спикера Рады).

У Тимошенко есть большой плюс – харизма, ярко выраженные лидерские качества. «Наша Украина» же окажется перед проблемой выбора «первого номера» в списке (этим она отличается от всех своих основных соперников, у которых такой проблемы не существует). Юрий Ехануров и на прошлых выборах был не самой удачной кандидатурой (он скорее крепкий хозяйственник, чем политический трибун), а сейчас его выдвижение на роль лидера списка было бы еще менее обоснованно. Во время кризиса он позиционировал себя как сторонник договоренностей с Януковичем, что неприемлемо для многих избирателей Ющенко. В то же время выдвижение на первую роль ярко выраженного «национал-демократа» (например, министра иностранных дел Бориса Тарасюка) может отпугнуть избирателей, живущих за пределами украинского Запада. Петр Порошенко явно недостаточно популярен – кроме того, с упорным выдвижением его фигуры на пост спикера парламента прямо связывается крах «оранжевой» коалиции.

Теоретически лидером блока мог бы стать Анатолий Кинах – бывший премьер с имиджем умеренного политика. Но неясно, как это воспримет большинство сторонников Ющенко. Ведь Кинах, в отличие от Еханурова или Порошенко, только со сравнительно недавних пор принадлежит к их «политической семье». На парламентских выборах 2002 года он входил в первую тройку прокучмовского блока «За единую Украину!», который резко оппонировал ющенковцам. Если же во главе списка станет сам Ющенко, то он лишится президентской арбитражной функции и останется лидером партии, которой угрожает поражение на выборах – сценарий, явно непривлекательный для главы государства.

Так что «Нашей Украине» новые выборы не нужны – к тому же такая перспектива может побудить часть партийных «заднескамеечников» попытаться в оставшиеся дни перейти в коалицию к Януковичу (благо, в Украине нет императивного мандата). Вероятность такого развития событий существует – уже сейчас двое депутатов от блока Ющенко поступили именно таким образом. Не нужны они и социалистам, которые не только потеряли в последние дни несколько знаковых фигур («человека номер два» в партии Иосифа Винского, министра внутренних дел Юрия Луценко), но и должны будут при встречах с избирателями отвечать на неприятные вопросы, связанные с их ролью в распаде «оранжевой» коалиции.

Поэтому представляется, что в ближайшее время «Наша Украина» сделает все, чтобы попытаться договориться с Партией регионов о создании очередной, уже третьей по счету коалиции – без идеологизированных коммунистов, но, возможно, с более прагматичными, хотя и переменчивыми социалистами. Шансы на это есть, хотя существуют и противопоказания, причем скорее не идеологического, а прагматического свойства: кто будет премьером. Если совсем недавно Янукович был готов отказаться от него в пользу Еханурова, то теперь Партия регионов может говорить с позиции силы, отстаивая кандидатуру своего лидера на пост главы правительства. Если же договориться не удастся, то новые выборы все же становятся реальностью.

Таким образом, можно выделить несколько вероятных сценариев развития событий в Украине в краткосрочный период и определить перспективы развития отношений с Россией в случае реализации каждого из них.

Первый – «третья коалиция», то есть договоренность Партии регионов и «Нащей Украины». В этом случае предельно прагматичные участники коалиции разделят между собой внешнеполитические функции. Янукович будет убеждать Россию идти на уступки в газовом вопросе, тогда как Ющенко, как и раньше, станет продвигать идеи евроинтеграции. При этом если для Ющенко политическое сближение с Россией является неприемлемым, то Янукович далеко не против того, чтобы Украина вошла в западное сообществ – вопрос только в сроках. Поэтому вариант «третьей коалиции» является для Кремля наиболее проблемным.

Второй – новые выборы, когда к России будут вновь апеллировать как Янукович, так и Витренко и, возможно, Мороз, который перестал быть «оранжевым». Напомним, что в течение 90-х годов он выступал в качестве вполне пророссийского политика, в последнее время настаивал на отказе от включения в соглашение о создании «оранжевой» коалиции пункта об интеграции в НАТО без предварительного референдума. Однако сейчас повышается вероятность того, что российская сторона окажет политическую поддержку не только Витренко (что было очевидно на прошлых выборах), а в большей степени диверсифицирует свои предпочтения – для того, чтобы ослабить пронатовские тенденции в украинской политике. Впрочем, необходимо отметить, что после выборов пророссийские настроения этих политических сил, как это часто бывает в Украине, могут существенно ослабеть.

Третий – «левое правительство», когда Янукович все же идет на конфронтацию с президентской стороной и создает кабинет министров без формального внесения его кандидатуры в Раду президентом страны (такой вариант не противоречит законодательству, принятому в ходе политической реформы). Выше уже говорилось, что Янукович хотел бы избежать подобного развития событий, но полностью сбрасывать со счетов этот сценарий не следует. В этом случае украинская политика будет переживать период трудопредсказуемых осложнений, которые, однако, небезвыгодны для Кремля. В этом случае политическая ситуация поляризуется, и сторонники Януковича и Мороза, следуя логике конфликта, будут вынуждены более активно «продвигать» в публичном пространстве такие темы как статус русского языка, сворачивание отношений с НАТО и др. Обостряющийся конфликт на фоне принципиальной ставки США на Ющенко может не позволить Януковичу и Морозу «сманеврировать» в сторону Запада, что весьма возможно при двух предыдущих сценариях. Кроме того, подобное противостояние еще более дискредитирует «оранжевый» вариант демократии на постсоветском пространстве.Повышение рисков

Затянувшийся политический кризис в Украине ставит перед страной серьезные проблемы, которые носят стратегический характер. Их последствия еще долго могут осложнять ситуацию в стране.Во-первых, увлекательная политическая борьба оставляет на втором плане скучные вопросы о том, как Украина будет переживать ближайшую зиму. Положим, если Тимошенко останется в оппозиции, то вопрос о российско-украинском газовом соглашении можно считать урегулированным – только глава БЮТ была не против принципиального конфликта с Россией по этому вопросу. Однако остается открытым вопрос о том, удастся ли украинской стороне закачать в свои подземные хранилища достаточное количество газа. Если правительство не будет сформировано в ближайшее время, тема принятия решений в этой сфере может приобрести не только дополнительную актуальность, но и определенный драматизм. Напомним, что глава «Нафтогаза Украины» Алексей Ивченко ушел в отставку после избрания депутатом Рады, а его преемник Александр Болкисев был назначен уже в период кризиса (не факт, что он сработается со следующим правительством).

Во-вторых, затянувшийся политический торг ставит под сомнение способность украинских властей принимать стратегические решения. Так, на неопределенный период откладывается европейская интеграция страны – речь идет как о расширении связей с ЕС (понятно, что вступить в Евросоюз Украине даже в среднесрочной перспективе не удастся, но сделать несколько небольших, но важных шагов в этом направлении страна могла бы сделать уже в ближайшей перспективе – например, создание зоны свободной торговли), так и о вступлении в НАТО, активно лоббируемом американцами. В данном случае Россия может чувствовать себя вполне удовлетворенной – так что некоторые украинские политики уже считают причиной краха «оранжевой коалиции» руку Москвы: объяснение явно избыточное, если учесть, что вовсе не российская сторона «кидала» Мороза в вопросе о спикерстве.В-третьих, стало очевидным, что Виктору Ющенко очень непросто выполнять арбитражные функции в украинской политической системе – с учетом как черт его характера, так и ограниченных возможностей президента после политической реформы, и слабости позиций «Нашей Украины», которая на прошлых выборах отстала как от Партии регионов, так и от Блока Тимошенко, а за последнее время только ухудшила свои рейтинговые показатели. А раз так, то в случае новых кризисов (а они вполне возможны в условиях неустойчивой украинской демократии) он также может проявить себя слабым лидером, что может усугубить их негативный эффект для страны.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net