Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

21.08.2006 | Татьяна Становая

Партия жизни: на смену КПРФ или «Единой России»?

Как стало известно на прошедшей неделе, Партия жизни во главе со спикером Совета Федерации РФ Сергеем Мироновым намерена в ближайшее время поглотить не только партию «Родина», но и Партию пенсионеров, тем самым, закрепив претензии на роль второй пропрезидентской партии левого толка. Одновременно была обнародована стенограмма выступления заместителя руководителя администрации президента Владислава Суркова, на которой партии давались определенные авансы, сигнализирующие о наличии влиятельных покровителей Партии жизни в ближайшем окружении президента России.

Политическая элита России начала активную подготовку к выборам в Госдуму 2007 года. Законодательная база, а также политические условия фактически уже предопределили тройку лидеров: «Единая Россия», КПРФ и ЛДПР. Такая ситуация минимизирует возможности для властной элиты осуществлять политические инвестиции: фактически единственным, если не монопольным игроком, который предложен правящей элите, становится «Единая Россия». При этом сама по себе партия становится все более громоздкой, ее руководство постепенно бюрократизируется, вертикальная мобильность затрудняется. Кроме того, чем выше значимость «Единой России» для устойчивости сложившегося режима, тем меньше влияние на партию со стороны ее кремлевских кураторов. Это было видно на примере борьбы за идеологию партии: Владиславу Суркову не удалось активизировать внутрипартийную дискуссию между правым и левым крылья: крылья были «обрезаны» Борисом Грызловым, а сама партия четко выбрала своей идеологией социал-консерватизма. Либерал-консерватизм, в свою очередь, уже не обсуждается открыто внутри партии.

Парадокс нынешней партии власти состоит в том, что значительная часть правящей элиты находится в стороне от нее. «Единая Россия» продолжает оставаться инструментальной силой, но влияние ее постепенно увеличивается за счет роста значимости для устойчивости режима. 2008 год делает эту значимость еще более ощутимой. Если во время всех предыдущих избирательных циклов элита всегда имела возможность размежевываться и поддерживать альтернативные партийные проекты, то сейчас ставка однозначно делалась на одну партию, четко поддержанную президентом.

В таких условиях рождается объективный конфликт между кремлевскими политтехнологами, которым важно сохранить доминирование одной партии власти и как, следствие, устойчивость политического механизма легитимации режима, и частью элиты (возможно фигурами из ближайшего окружения президента). Последние значительно ограничены в возможностях влиять на партстроительство, а, значит, их политические риски на поствыборный период значительно возрастают. Для снижения этих рисков им выгодно либо искать «свое место» внутри «Единой России» (что уже невозможно), либо создавать что-то свое. Причем речь идет о создании именно второй партии власти, а не системной пропрезидентской оппозиции. Не исключено, что представителями такой элиты являются «силовики», хотя, возможно, контрмобилизация против растущей роли «Единой России» гораздо шире.

Действительно, пропрезидентская партия может функционировать в двух режимах: либо это системная управляемая оппозиция, либо это вторая партия власти. На данный момент Кремль заинтересован в том, чтобы за «Единой Россией» сохранялось доминантная роль. Изначально целью структурирования партийного пространства было создание при партии власти множества мелких партий, которые отнимали бы голоса у реальной оппозиции, нейтрализовывали протест, но при этом довольствовались 2-3% голосов избирателей на выборах. Создание второй партии власти крайне опасно: это может привести к размежеванию элит, деконцентрации административного ресурса и снижению управляемости политического процесса. Точно также трудно создать и сильную системную оппозиционную партию: со временем она может пойти по пути «Родины», то есть потерять управляемость, что для режима опасно.

Из этого следует, что в интересах Кремля все-таки не допустить появление второй партии власти, равно как и сильной пропрезидентской системной оппозиции по примеру «Родины». Поэтому до последнего времени создавалось впечатление, что автономные политические интересы отдельных кремлевских кланов в отношении партийного строительства нереалистичны: президент не допустит появление альтернативных партий власти, способным помешать доминированию «Единой России». Однако сейчас создается ощущение, что это далеко не однозначно. Во-первых, практически вся элита в той или иной степени боится разрастающейся «Единой России». Президент вполне мог дать санкцию на формирование нечто подобного второй партии власти в качестве ограничителя для доминантной партии власти. Во-вторых, есть автономные политические интересы отдельных близких к президенту игроков, желающих иметь свой партийный проект.

Серьезную заявку на превращение в альтернативную пропрезидентскую партию левого толка сделала Партия жизни. По некоторым данным, в ее развитии заинтересованы «силовики» в президентском окружении. Судя, по последним событиям, «силовикам» удалось добиться санкции на реализацию собственного партийного проекта у президента, в обход Владислава Суркова. При этом самому Суркову придется, как минимум, не мешать новой партии власти.

Напомним, что в конце июля было объявлено о готовящемся объединении Партии жизни и «Родины». Это было расценено как безусловный успех и крайне удачный ход Сергея Миронова. Карликовая, малоизвестная партия сумела поглотить одну из самых популярных общероссийских партий. 14 августа в сочинской резиденции президента РФ «Бочаров ручей» прошла встреча Владимира Путина с лидером Партии пенсионеров Игорем Зотовым. Вскоре было объявлено и о поглощении Партией жизни Партии пенсионеров. Каждое заявление на эту тему сопровождалось участием Владимира Путина: создавалось ощущение, что слияние происходит с его личного благословения.

Партия пенсионеров, также как и партия «Родина» - один из самых востребованных и понятных избирателю брендов. Взлет Партии пенсионеров совпал с «оживлением» и партии «Родина»: обе партии с начала 2005 года, на фоне протестов против монетизации льгот стали превращаться из проектов в реальную политическую силу, играющую на протестных настроениях населения. «Родина» и Партия пенсионеров начали победное шествие на региональных выборах, изрядно напугав Кремль своей активностью и популярностью. На региональных выборах в 2005 году Партия пенсионеров получала около 10% на выборах. В Магаданской области и вовсе удалось «прижать» «Единую Россию», набрав 20%. На выборах марта 2006 года партия была снята с выборов в 4 регионах (это «второй» результат после партии «Родина», снятой в 7 из 8 регионах). Однако в остальных четырех, партия не просто преодолела избирательный барьер, но и получила очень неплохие результаты – в среднем около 10%. В Кировской области результат и вовсе составил 14%.

В итоге обе партии были «обезглавлены» и «законсервированы». Кремль, в то же время, не планировал полностью уничтожать бренды, надеясь, что в перспективе они могут быть использованы. Однако паузой воспользовалась Партия жизни, которая сумела фактически в обход политтехнологов Кремля поглотить привлекательные и известные бренды.

Судя по всему, это было сделано не без поддержки одного из кремлевских кланов. Косвенно пассивность кремлевских политтехнологов ощущается по выступлению Владислава Суркова на Всероссийском конгрессе депутатов РПЖ от 24 марта 2006 года. Из выступления Суркова можно понять, что проект не является «сурковским», а его поддержка носила чисто символический характер. Не исключено, что партийного куратора «попросили» посетить мероприятие Партии жизни и, тем самым, сделать некий жест в ее поддержку.

Как заявил Сурков, «задача предстоящего политического периода – чтобы выросла такая политическая сила, которая в какой-то перспективе может прийти на смену ныне доминирующей партии». «Проблема в том, что нет альтернативной крупной партии, нет у общества «второй ноги», на которую можно переступить, когда первая затекла», - заявил он. Фактически Партии жизни предлагалось стать этой «второй ногой», способной обеспечить устойчивость политической системы страны. Если приглядеться к словам Суркова внимательнее, то может показаться, что все это лишь абстрактные пожелания на среднесрочную, если не долгосрочную перспективу и сам Сурков не особо верит в потенциал Партии жизни.

Владислав Сурков подчеркнуто соблюдал дистанцию. Он изначально оговорился, что «ни в коем случае не хочет вмешиваться в вашу партийную жизнь». Выступая, Сурков называл себя «сторонним наблюдателем» и «праздным критиком», что не очень совместимо с ролью куратора проекта. Саркастическим выглядели и слова о достижениях партии Жизни: за последние годы ее рейтинг растет и «уже не близок к нулю», - отметил Сурков.

По логике Суркова, в России «нужна вторая крупная политическая партия, но это дело времени». Он признал, что в России пока нет такой партии, но для нее уже есть разобщенный электорат, который делят между собой КПРФ, ЛДПР и партия «Родина». «Одна часть – это «Единая Россия», которая на выборах в парламент по списочному варианту набрала 37%. Вторая часть – примерно такая же по количеству – это остальные три парламентские партии, они набрали порядка 34%. Эти три партии – ЛДПР, КПРФ и «Родина» – представляют собой, так же как и «Единая Россия», достаточно сложный конгломерат разных общественных настроений, разных платформ. Это партии левого уклона и с сильным националистическим привкусом», - заявил Сурков.

Известно, что Кремль давно думает о создании социал-демократической партии, которая должна прийти на смену КПРФ и стать второй партией в двухпартийной системе. Однако для этого должен пройти не один избирательный цикл. Пока все попытки создать такую партию не увенчались успехами. Все претенденты на роль социал-демократов могли претендовать лишь на роль спойлеров КПРФ. Более того, для этого нужны объективные условия: сокращение ядерного электората КПРФ в результате его старения, повышение политической культуры населения, демократизация и т.д. Все это прекрасно понимает и сам Сурков. Однако сейчас ни одной политической партии будет невозможно стать заменой КПРФ, ЛДПР и «Родине» весте взятым.

Тем не менее, Сурков предложил Партии жизни «попробовать» стать социал-демократической партией с элементами «здорового патриотизма». При этом главной задачей такой партии, по мнению замглавы президентской администрации, является собрать голоса всех тех, кто не поддерживает власть. «Я бы хотел это подчеркнуть, потому что чем больше вы сможете собрать голосов тех людей, которые не поддерживают власть, но при этом не являются ее антагонистами, а такие тоже есть на самом деле, – тем лучше», - заявил он.

В этих словах в действительности все то, чего хочет лично Сурков от нового партийного проекта. А именно, нейтрализация социального протеста. Фактически такая партия должна стать инструментом управления таким протестом и в некотором смысле «профилактикой» против появления «Родины» и Партии пенсионеров образца первой половины 2005 года (когда они стали фактически оппозиционными и превратились в серьезную угрозу для «Единой России»). В рамках этой стратегии важно, чтобы новая партия стала элементом борьбы с противниками «Единой России» и тем самым, повышала конкурентные возможности партии власти.

Тем самым, новая объединенная партия не должна мешать «Единой России». «Я опасаюсь битвы среди своих. Надо, безусловно, критиковать друг друга. Но топить друг друга очень опасно. Хотя, наверное, так проще. «Единую Россию» и так все долбят, ну, поверьте! Вы же это видите. Справа и слева. Не перебрать бы…», - отметил Сурков. При этом на жалобу одного из участника встречи о том, что Партия жизни подвержена жесткому давлению со стороны «Единой России», а также региональных властей, Сурков ответил, что все это следствие «политической культуры» и ряда других проблем, которые «скоро преодолеть» не удастся. Иными словами, он предложил Партии жизни смириться с существующим положением. Он также предупредил, что «самой крупной партией, вокруг которой еще значительное время будет строиться политический процесс, на мой взгляд, конечно, должна быть «Единая Россия». Сурков также указал на обоснованность позиции «Единой России», называющей себя партией президента. Иными словами, Партии жизни фактически было отказано в использовании ресурса президентского доверия. Сурков также предостерег представителей Партии жизни от использования популизма и попросил не стремиться к опоре на административный ресурс. При этом он напомнил, что при раскрутке блока «Родина» опора на административной ресурс в 2003 году была одним из главных залогов успеха. Это действительно было политтехнологическим проектом, который при этом опирался и на реальный социальный заказ.

Таким образом, есть реальные мотивы кремлевских патронов Партии жизни, как и самой Партии жизни, которые заключаются в том, чтобы создать дееспособную сильную политическую партию, способную не только пройти в Госдуму, но и стать сопоставимым конкурентом «Единой России». Партия жизни не заинтересована в том, чтобы стать оппозицией: ей хочется занять место (либо поделить его) «единороссов». В то же время Владислав Сурков (впрочем, как и Кремль в целом) прекрасно понимает, что место Партии жизни – это нейтрализация «противников» «Единой России», а не замена ее. Сурков также понимает, что Партии жизни не позволят занять место даже крупной системной пропрезидентской оппозиции. Партии Миронова предлагается маргинальный статус и некие благоприятные условия существования (например, недопущение снятия с выборов).

По большому счету, в Кремле новый партийный проект может рассматриваться (на дальнесрочную перспективу) как исторический преемник КПРФ, которая со временем будет терять поддержку и вытесняться партией, которая больше будет напоминать классическую социал-демократию. В то же время успех проекта будет во многом зависеть от самой Партии жизни. Если к ней не перейдет хотя бы часть электората «Родины» и Партии пенсионеров, то и поглощение не даст ожидаемого эффекта и будет, по сути, формой «ликвидации» двух еще год назад опасных политических партий.

Татьяна Становая - руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net