Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

25.08.2006 | Елена Супонина

Россия и три сценария развития событий на Ближнем Востоке

В начале сентября министр иностранных дел России Сергей Лавров отправляется в Африку (Эфиопия, Нигерия, Ангола, ЮАР), а сразу оттуда – на Ближний Восток. В Израиле и Палестинской автономии наш министр последний раз был год назад, а Ливан и Сирию он посещал еще осенью 2004 года. С тех пор ситуация в регионе резко ухудшилась, а Израиль так и вовсе повоевал этим летом с ливанской группировкой «Хизбалла» («Партия Аллаха»).

Во время войны, начавшейся 12 июля и закончившейся хрупким перемирием 14 августа, российская дипломатия заняла несколько отстраненную позицию. Сергей Лавров, пока его западные коллеги курсировали по региону, даже не стал прерывать отпуск, а своим подчиненным дал указания уделить основное внимание переговорам в Организации Объединенных Наций. Там Россия действительно приложила руку к тому, чтобы США (по просьбам Израиля) не тянули более с принятием резолюции о немедленном прекращении огня. Такая резолюция № 1701 была принята в итоге 11 августа и обеспечила хотя и зыбкое, но все-таки перемирие.

А вот к переговорам на месте событий Москва отнеслась без энтузиазма. Когда же речь зашла об отправке российских миротворцев на юг Ливана в создаваемую там буферную зону, то некоторые чиновники в министерстве иностранных дел ответили на это решительным «нет». Так что если в Ливане и появится хотя бы батальон россиян, то только по воле президента Владимира Путина, среди советников которого раздаются голоса «за».

Почему же Россия осторожничает? Ведь, казалось бы, как раз в этой ситуации можно было бы проявить свои уникальные способности посредника, поддерживающего отношения не только с Израилем, но и, в отличие от США, с такими важными закулисными участниками этого конфликта, как Иран и Сирия. К тому же Москва не считает ливанскую группировку «Хизбалла» «террористической» и может вызвать ее руководителей на серьезный разговор.

Одна из причин – понимание того, что обстановка в регионе остается взрывоопасной. Многие другие страны тоже не рвутся отправлять туда своих миротворцев, хотя, согласно резолюции 1701, их общее количество должно приблизиться к 15 тысячам. (Почти две тысячи солдат уже стоят на юге Ливана со времен израильской агрессии в 1978 году).

Конфликт может возобновиться в любой момент, а обстановка в Ливане усугубляется еще и опасностью новой гражданской войны. Часть почти 4-миллионного населения, особенно мусульмане-шииты (их в Ливане не менее 40%), горячо поддерживают шиитскую «Хизбаллу», а ее лидера 46-летнего шейха Хасана Насраллу считают истинным мусульманином и героем борьбы с Израилем.

Но среди ливанцев немало и тех, кто обвиняет шейха Насраллу в пренебрежении интересами собственно Ливана в угоду шиитскому Ирану и соседней Сирии, где правят алавиты (условно их общину можно назвать крайней ветвью шиитского ислама). И Тегеран, и Дамаск оказывают политическую, финансовую и военно-техническую поддержку «Хизбалле». Кто-то из ливанцев даже допускает, что стратегическая цель «Хизбаллы» - создание исламского государства, близкого к иранской модели. На мой вопрос об этом еще несколько лет назад шейх Хасан Насралла сказал в интервью: «Мы такой задачи не ставим, хотя и мечтаем об этом».

В Израиле тоже неспокойно из-за обостряющейся борьбы за власть и перспективы проведения досрочных парламентских выборов. Лидеры новой центристской партии «Кадима» («Вперед»), сформировавшей коалиционное правительство после победы на выборах в марте, не пользовались популярностью и до войны. В период же боевых действий премьер Эхуд Ольмерт, министр обороны Амир Перец и начальник Генштаба Дан Халуц - проявили себя как нерешительные и не очень талантливые руководители. Слабое правительство в Израиле, подгоняемое в отставку, - дополнительный источник нестабильности.

Однако на Ближнем Востоке всегда дела неважные и будут еще хуже. Повод ли это отстраняться от активного посредничества? Еще одна причина ухода России в тень – ощущение того, что в регионе затеяна (на этот раз уже не только в Ираке, но и в Ливане) большая игра, связанная с планами США и Израиля создать «новый Ближний Восток». Это чужая игра, а Ливан в ней – полигон для экспериментов. На будущем этой страны, где живут шииты, сунниты, христиане и представители других религий, можно моделировать сценарии развития всего региона.

Перед Ливаном открываются три возможности. Одна – усиление роли «Хизбаллы», сохранение союза «Иран – Сирия – Ливан» вместе с растущей враждебностью этой коалиции к США и Израилю. Вторая возможность – уже упомянутая выше угроза гражданской войны в Ливане. Третий сценарий – увод Ливана из-под влияния Сирии и Ирана, вовлечение его в орбиту США и прощупывание ситуации на предмет заключения мирного договора с Израилем. Разоружение «Хизбаллы» - обязательное условие. При этом сохранится нынешний порядок распределения постов, когда президентом должен быть обязательно христианин, премьером – мусульманин-суннит, а спикером парламента – мусульманин-шиит. За шиитами, таким образом, закрепляются второстепенные роли. Светский характер государства не подлежит сомнению.

Все три варианта грозят Ближнему Востоку ростом нестабильности, и для России в них нет ни одного выигрышного. Не может же Москва, в самом деле, дать зеленый свет на создание иранцами ядерной бомбы, на что втайне рассчитывает антиизраильская и антиамериканская коалиция во главе с Тегераном. Со вторым вариантом тоже все ясно – гражданская война в Ливане не принесет ничего хорошего.

Но и третий сценарий означает для России уменьшение влияния в регионе и утрату позиций в Ливане. Не может Москва пока поддержать этот вариант еще и потому, что уже потеряла Ирак, а взамен наладила тесные экономические связи с Ираном и Сирией, включая военное сотрудничество. А вот Франция, хотя и с оговорками, склонна взяться за этот сценарий. Ясно и то, что США будут всеми силами бороться за возможность вырвать ливанское звено из враждебной себе коалиции, попутно раскачивая внутриполитическую ситуацию в Иране и Сирии.

Россия, скорее всего, попытается максимально долго маневрировать между всеми участниками этой ближневосточной головоломки. В последний же момент, как это было три года назад накануне войны США в Ираке, Россия встанет на сторону победителя и утешится тем, что венец его будет терновым. Новый Ближний Восток будет рождаться не просто в муках, как обмолвилась в начале августа госсекретарь США Кондолиза Райс, а в страшных мучениях. И еще не факт, что родится.

Елена Супонина - востоковед, заведующий международным отделом газеты «Время новостей», для «Политком.Ру»

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net