Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

28.08.2006 | Татьяна Становая

СУАЛ + «Русал»: слияние выгодно всем

Как стало известно «Коммерсанту», совладелец СУАЛа Виктор Вексельберг и собственник «Русского алюминия» Олег Дерипаска договорились о слиянии компаний. В результате сделки, о которой планируется официально объявить осенью, будет создан крупнейший в мире производитель первичного алюминия. В России он займет 100% рынка. Олег Дерипаска получит 75% объединенной компании, Виктор Вексельберг с партнерами – 25%. Сделка позволит превратить компанию в мирового лидера отрасли. После слияния компания рассматривает вопрос о проведении IPO на Лондонской бирже.

СУАЛ в 2005 году добыл 5,4 млн тонн бокситов, произвел 2,3 млн тонн глинозема и 1,05 млн тонн алюминия. Чистая прибыль до выплаты налогов составила 600 млн долларов. Контрольный пакет компании принадлежит Виктору Вексельбергу и Леонарду Блаватнику. Вексельберг также является совладельцем ТНК-BP.

«Русал» в 2005 году добыл 5,7 млн тонн бокситов, произвел 3,9 млн тонн глинозема и 2,7 млн тонн алюминия. Чистая прибыль до выплаты налогов составила 2,2 млрд долларов. Компания контролируется Олегом Дерипаской. Дерипаска также возглавляет группу «Базовый элемент», которой принадлежали активы в сфере машиностроения, финансов, энергетики, строительства и т.д.

Как рассказал «Коммерсанту» один из партнеров Виктора Вексельберга, в начале августа был подписан протокол о намерениях по слиянию двух компаний. Объем выпуска алюминия объединенной компанией на базе показателей 2005 года составит 3,7 млн тонн, в то время как нынешние лидеры отрасли американская Alcoa и канадский Alcan выпускают по 3,5 млн тонн алюминия в год. Кроме того, в России единая компания будет контролировать 100 % рынка. Как рассказал газете представитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС), закон «О конкуренции и ограничении антимонопольной деятельности» позволяет одобрять подобные сделки, если они «способствуют укреплению позиции российских производителей на мировом рынке». «Разумеется, для этого необходимо разрешение администрации президента», – пояснил «Коммерсанту» источник, близкий к ФАС.

Судя по всему, «Русал» и СУАЛ получили согласие Кремля: последние два года президент делает ставку на развитие в России крупных корпораций, которые смогли бы принимать активное участие в расширении экономического влияния России на мировых рынках. В Кремле в этом видят один из элементов возрождения России, а также реальную возможность конкурировать с Западом. Экономика во многом может стать основой для поднятия и политического престижа страны. Например, в январе этого года Владимир Путин на своей пресс-конференции для российских и иностранных журналистов фактически предложил целостную концепцию России как мирового субъекта мировой политики. Для превращения России в полноценного субъекта мировой политики необходима не только активность на мировой арене, но и экономическая экспансия на зарубежных рынках. Неслучайно в четвертом квартале прошлого года зарубежные инвестиции российских компаний впервые превысили инвестиции иностранных компаний в Россию. Таким образом, Кремль намерен всячески поддерживать подобные инициативы, чем и пользуется бизнес.

Есть здесь и другой момент: отказ Arcelor от сделки по слиянию с российской «Северсталью» был воспринят в Кремле крайней негативно. При этом мотивом отказа было отсутствие гарантий нормального существования бизнеса в России, слишком высокие страховые риски. Иными словами, отказ был воспринят в Кремле как жест недоверия российским политическим властям. Слияние СУАЛа и «Русала» во многом становится возможностью «взять реванш» и показать, что Россия и без иностранных компаний способна завоевать значительную долю на металлургических рынках Запада.

Мотивация бизнеса, стремящегося к укрупнению, не менее весомая. Помимо экономических выгод, тут есть и политические причины.

Во-первых, укрупнение компаний, а также их выход в мировые лидеры не только вписывается в политику Кремля, но и позволяет самим компаниями значительно обезопасить себя от политических рисков. Фактически такие крупные компании становятся партнерами власти и рассматриваются как национально ответственные (не в пример «олигархам» образца 90-х годов). Фактически слияние стало той самой формой симбиоза интересов власти и бизнеса, который позволяет им сосуществовать без попыток пытаясь «переиграть» друг друга. Крупный бизнес после «дела ЮКОСа» длительное время находился «в политическом подполье». Любые попытки объединиться с иностранными компаниями в Кремле рассматривались с пристрастием: ведь это увеличивало степень автономии бизнеса и сужало возможности Кремля в давлении на него. Теперь же компромисс найден: власть помогает бизнесу выходить на мировые рынки, а бизнес помогает власти решать государственные задачи.

Во-вторых, новое место, которое займет объединенная компания на мировом рынке, значительно повышает ее ценность для российской власти, а значит и возможности для политического влияния. Иными словами, снижение политических рисков для собственников единой компании будет сопровождаться ростом их личного политического влияния на политику органов государственной власти. В то же время и преувеличивать политические возможности собственников новой компании не стоит: оно будет ограничено «делом ЮКОСа». Речь идет о сохранении для бизнеса выработанных на фоне этого дела правил: абсолютная политическая лояльность и никакой автономной политической игры. Кроме того, как показывает практика, Кремль расценивает угрозы появления «второго ЮКОСа» гораздо выше, чем возможные экономические и репутационные потери страны. Это прекрасно понимают и сами крупные бизнесмены.

В-третьих, слияние двух российских компаний стало следствием проблематичности объединения с иностранными компаниями. Это показал как отказ Arcelor от покупки «Северстали», так и опыт самого Вексельберга: он неудачно вел переговоры с Alcoa и Alcan, а также с Fleming Family & Partners и Hydro и Anglo American. В данном случае здесь в наличии двусторонние препятствия: подозрительность Кремля к таким сделкам и нежелание самих иностранцев рисковать.

В-четвертых, слияние под патронажем Кремля может повысить возможности для разрешения конфликтов внутри страны. Например, Виктор Вексельберг, который давно не может начать освоение Ковыктинского месторождения, был вынужден выбрать себе в качестве партнера компанию «Роснефть», которой был продан один из активов. Теперь, когда Вексельберг станет собственником мирового лидера по производству алюминия, его проблема с Ковыктой может быстрее решиться.

Слияние СУАЛа и «Русала» подтверждает тенденцию укрупнения российских компаний: это выгодно и Кремлю, который заинтересован в завоевании экономического влияния страны в мире, и самим компаниям, которые в этом видят дополнительные политические гарантии собственного существования внутри России. Это особенно важно на фоне активной экспансии государственных и окологосударственных структур (например, на прошедшей неделе стало известно, что группа компаний «СОК» все-таки согласилась продать «Ижавто» «Рособоронэкпорту», который недавно приобрел АвтоВАЗ). Таким образом, число слияний будет расти, в том числе и в качестве способа обезопасить свои активы от «добровольно-принудительного» поглощения.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net