Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

08.09.2006 | Георгий Ковалев

Президент как женщина

С началом нового политического сезона тема преемничества вновь вернулась в информационно-политическую повестку дня. На днях в очередной раз заговорили о том, что уже в октябре в российском правительстве произойдут знаковые перестановки, в результате которых премьер-министр Михаил Фрадков уйдет на заслуженный отдых, а на смену ему придет «тот самый преемник». Однако кто станет преемником Владимира Путина на посту главы российского государства? На этот вопрос, пожалуй, никто не сможет дать сейчас однозначного ответа. Тем не менее, у большинства наблюдателей практически нет сомнений в том, что будущим президентом России станет тот, на кого рано или поздно укажет Владимир Путин, кого он назовет своим преемником.

Обойма потенциальных кандидатов в преемники уже сформирована. Работа по раскрутке каждого из них, равно как и по «потоплению» конкурентов уже ведется. Однако далеко не факт, что ставка будет сделана на тех же Дмитрия Медведева, Сергея Иванова или Владимира Якунина. Интересно, что в последнее время СМИ все чаще начинают обсуждать идею, в соответствии с которой президентом России в 2008 году станет женщина.

Тема преемничества в той или иной степени всегда была актуальна в России. Об этом свидетельствует история нашего государства, будь то имперский или советский ее период. Собственно говоря, ничего не изменилось и за последние 15-20 лет построения демократического правового государства по западным лекалам, в идеале подразумевающим, что передача власти от одной элитной группы к другой происходит в результате электоральных процедур, а института преемничества как такового не существует вообще.

Актуальность темы преемничества может свидетельствовать о том, что политический транзит, в терминах которого очень часто описывалось развитие политического процесса в России, по-прежнему продолжается. Вместе с тем транзит не может продолжаться сколь угодно долго, а 15-20 лет – это очень значительный промежуток времени. Кто-то должен поставить точку в этом процессе. А для этого необходимо гармонизировать политическую систему, что подразумевает - если опять же мыслить в рамках западной, «демократической» логики – избавление от пороков моноцентризма, создание действенных, а не мнимых политические институты. Кроме этого, необходимо создать предпосылки для повышения политической культуры населения страны, о чем наши политические элиты либо просто забыли, либо намеренно консервировали массовое сознание, актуализируя или внедряя в него время от времени смыслозначимые образы, необходимые политбомонду для сохранения власти. Но патерналистская политическая культура, вера в «доброго царя-батюшку» и «злых бояр», так свойственная России, для современного западного мышления - это даже уже не прошлый век, это Средневековье. Однако современные российские реалии диктуют свое. С ними тоже нельзя не считаться.

Таким образом, получается довольно странная ситуация. С одной стороны, в дискурсе отечественной политической элиты присутствует понимание России как сильного, современного государства. Подобные же ожидания, более того, желания можно встретить и в общественном мнении. С другой стороны, переняв у Запада внешне демократическую форму правления, российская политическая элита все дальше отдаляется от народа. С приближением очередного электорального цикла она по-прежнему занимается лишь внутривидовой борьбой за власть, а население страны все больше замыкается на личных делах и проблемах, рассчитывая в этой жизни только на себя. Возможно, такое положение дел для России в какой-то степени архетипично. Но говорить о том, что это современно и абсолютно нормально, более чем сомнительно.

Таким образом, перед преемником не столько Владимира Путина, сколько «путинской России» - страны, которая хочет видеть свое будущее, по крайне мере, не менее великим, чем прошлое, стоят не только понятные всем задачи (повышение уровня жизни населения, сохранения территории страны в тех же пределах, что и сейчас, отстаивание на международной арене политических и экономических интересов), но и задача стабилизации политической системы на перспективу.

Однако будет ли кто-то из потенциальных преемников Владимира Путина отстаивать заявленные цели, большой вопрос. На текущей повестке дня - совершенно иная проблема, а именно, кого в конечном счете действующий президент назовет своим преемником, какими критериями он будет руководствоваться при выборе.

На сегодняшний день в обойме потенциальных кандидатов в преемники Владимиру Путину значатся как минимум десять-двенадцать фамилий. Однако далеко не факт, что окончательная ставка будет сделана именно на одного из них. Дмитрий Медведев, вице-премьер правительства, отвечающий сейчас за реализацию нацпроектов и считающийся сегодня официальным преемником Путина, по мнению многих наблюдателей, достаточно мягок и нерешителен, что несколько снижает его шансы на президентское кресло. Тем не менее, он удобен многим внутриэлитным группировкам, а также самому Владимиру Путину – по крайней мере, сейчас, поскольку на фоне президента ничем не выделяется. Шансы министра обороны Сергея Иванова стать преемником были заметно снижены - он пал жертвой информационных войн (дело Сычева; история с сыном Иванова, сбившим женщину, но не понесшим наказание). Полпред в ЮФО Дмитрий Козак, слывущий сильным лидером (при этом с ощутимой либеральной составляющей, что делает его совместимым с либеральным крылом как во власти, так и в оппозиции), в результате аппаратных интриг, похоже, потерял шансы быть поддержанным Владимиром Путиным. Остающиеся пока в тени глава администрации президента Сергей Собянин и президент ОАО РЖД Владимир Якунин, также рассматривающиеся в качестве потенциальных преемников, мало чем отличаются друг от друга в личностном плане. Будет ли на кого-то из них сделана ставка Путиным, большой вопрос. Ведь каждый из них потенциально может повторить путь, пройденный действующим президентом, начиная с 2000 года. А именно, имея своей целью власть, постепенно «зачистить» команду предыдущего хозяина Кремля, а затем установить свой режим моноцентризма. Надо ли это Путину? Очевидно, нет.

Таким образом, для того, чтобы уже сейчас хоть как-то приблизиться к пониманию решения проблемы «преемник-2008», необходимо ответить на вопрос, какими критериями будет руководствоваться Владимир Путин, выбирая своего наследника.

Возможно, для этого необходимо понять не столько то, что ДОЛЖЕН делать претендент на пост главы российского государства, сколько то, что он НЕ ДОЛЖЕН делать. Как заметил учредитель Института национальной стратегии Станислав Белковский на круглом столе «Молодежь выбирает преемника», который состоялся на прошлой неделе под эгидой Ассоциации молодых политических экспертов и консультантов, преемник, во-первых, не должен «сдать Путина». Во-вторых, он не должен быть сравним с действующим президентом, как по масштабу личности, так и внешне. В-третьих, не он должен быть тем, кто ныне слывет «либералом». Кроме этого, преемник должен продолжать риторику Путина, а также следовать его магистральной политической линии.

В этом неординарном подходе к проблеме «преемник-2008», впрочем, на самом деле не содержится ответа на ключевой вопрос. Ибо кто из нынешних претендентов на президентский пост наиболее всего соответствует этому набору критериев?

Если руководствоваться логикой, предложенной Белковским, то никто из ныне муссируемых в СМИ кандидатов на статус преемника не тянет. Возможно, наиболее оптимальным наследником Путина в данном контексте была бы женщина. Эта идея была актуализирована на прошлой неделе, хотя и раньше присутствовала в обсуждениях темы преемничества как среди экспертного сообщества, так и представителей СМИ, близких к Кремлю. Впрочем, в отличие от большинства населения страны, эксперты со скепсисом относятся к этой идее.

Впрочем, с началом нового политического сезона в преемники на страницах «Новой газеты» уже смело записывают губернатора Санкт-Петербурга Валентину Матвиенко, фигуру которой «лоббируют «питерцы». Матвиенко якобы готова стать тем самым несравнимым с Путиным президентом, всего на четыре года, а затем в 2012 году уступить свое кресло вновь Владимиру Путину. Однако губернатор Северной столицы имеет массу недостатков, как в плане электоральной привлекательности, так и в том, что она за годы в политике, оставшись женщиной внешне, по сути, уже стала мужчиной и в этом смысле мало чем отличается от того же Якунина или Медведева. Сама же цель преемничества в таком контексте порочна – воспользоваться прорехами в устоявшихся на Западе демократических процедурах с тем, чтобы обеспечить сохранение власти Владимиру Путину. Как говорится, акценты расставлены не верно. В таком ракурсе страна и политическая элита вновь пребывают в разных, непересекающихся плоскостях.

Конечно, не стоит исключать, что Путин сделает ставку именно на женщину, не связанную ни с какими политическими группами влияния, которая бы владела национал-патриотической риторикой и при этом не «сдала» его. Однако кто сказал, что действующий президент руководствуется именно такой логикой? На данный момент разгорающиеся страсти по преемнику похожи на гадание на кофейной гуще. Какова логика Владимира Путина в определении кандидатуры своего преемника окончательно станет известно, скорее всего, лишь в середине-конце следующего года. И даже произойди сейчас отставка правительства, и стань тот же Дмитрий Медведев премьер-министром, это еще ни о чем не говорит. А тема «женщина как преемник» может по-прежнему будоражить умы, являясь всего лишь одной из многочисленных версий, не более того.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net