Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

14.09.2006 | Сергей Михеев

Региональные организации «Единой России»: период становления

События последних недель недвусмысленно свидетельствуют, что российские партии активно включились в мероприятия по подготовке кампании по выборам депутатов Государственной думы. Не будет преувеличением сказать, что успех или неудача каждой из партий будут коваться в регионах. Именно на российскую провинцию сейчас обращено внимание партийных функционеров. Продолжающиеся выборы в региональные парламенты небезосновательно рассматриваются ими как «артподготовка» большой федеральной кампании в Думу.

Среди партийного ландшафта одиноким административным монолитом высится «Единая Россия». Стоящая перед ней задача сильно отличается от задач прочих партий. Если для последних пределом мечтаний является преодоление семипроцентного барьера в сверхжёстких условиях нынешнего выборного законодательства, то «Единая Россия» обязана оправдать доверие исполнительной власти и сформировать лояльное думское большинство на уровне не ниже 2003 года. Это значит, что с учётом перераспределения думских кресел от не прошедших в парламент партий «ЕдРо» должна набрать не менее 40 % голосов пришедших на избирательные участки граждан.

Как это сделать? Очевидно, что надеяться только на административный ресурс не приходится. Ведь к «Единой России» будут приковано всеобщее внимание. Абсолютно все партии будут строить свои кампании, в том числе на жёсткой критике «ЕдРа». А озабоченному передачей власти в 2008 году Кремлю лишние скандалы совершенно ни к чему. Поэтому можно предполагать, что административный произвол не выйдет за пределы разумного (по современным российским меркам).

Значит, на первое место выходит кропотливая работа с избирателями на местах – в конкретных регионах и муниципальных образованиях. Именно здесь, «внизу», будут формироваться первоначальные результаты.

На сегодняшний день очевидно, что «Единая Россия» в полной мере воспользовалась благоприятными условиями и административными преференциями для отстройки масштабной, многочисленной и достаточно эффективной региональной сети. Очевидно, что по доступу к реальным властным, людским и, конечно, денежным ресурсам «Единой России» среди партий нет равных. То есть необходимая материальная и организационная база для весомого электорального успеха есть. Дело за «малым» - путём грамотных, точных и эффективных действий привлечь на свою сторону большинство избирателей.

А с этим имеются определённые проблемы. Главную партию страны не зря называют «партией чиновников». В конце прошлого года центральный исполком «Единой России» спустил в региональные организации требование довести количество членов партии до 1 % от списочной численности избирателей. Выполняя эту директиву, местные отделения пошли самым простым путём: начали добровольно-принудительное принятие в члены партии региональных и муниципальных чиновников, представителей бюджетной сферы – то есть людей в большой степени несамостоятельных и подневольных. Это не могло не сказаться на атмосфере внутри партии и вне её. Региональные отделения «Единой России» зачастую в полной мере страдают всеми пороками российского чиновничества: неэффективностью, медлительностью, клановостью, ориентацией на личный интерес в ущерб общественному, отсутствием инициативы и в целом творческого начала.

В этом отношении показателен пример Калужской области. После губернатора А.Артамонова, вступившего в ряды «единороссов» в прошлом году, членами партии стали все министры областного правительства, значительная часть начальников управлений администрации губернатора и масса чиновников рангом помельче. Вслед за этим наступил черёд муниципальных образований: каждое из них получило свою разнарядку на определённое количество членов. Сначала в партию вступили главы администраций (включая мэра Калуги), за ними потянулись их подчинённые, местные депутаты и бюджетники. Как результат – количество калужских «единороссов» уже превысило 5 тысяч членов. Однако этого мало: 1 % от численности избирателей в Калужской области – это 8 тысяч человек. А весь имеющийся резерв уже выбран, VIP-список исчерпан. И сколько не требует местное руководство «Единой России» от чиновников разного уровня поднатужиться и дать необходимые 3 тысячи новых членов, вряд ли последние смогут ему ещё чем-то помочь. Конечно, местные функционеры сумеют отрапортовать в Москву о необходимом количестве членов. Но сколько их будет не на бумаге, а в реальности? В два, может, в три раза меньше? А какой вообще толк будет от людей, почти насильно согнанных в партию, и вынужденных выполнять бесплатную «общественно-полезную» работу не по зову сердца, а единственно из страха перед своим начальством?

Однако в Калужской области не всё так плохо. Она, по крайней мере, сумела избежать острого конфликта между группировками региональной элиты, пытающимися взять под контроль отделения главной российской партии. Чего не скажешь, например, о Самарской области, где местная парторганизация стала ареной борьбы между крупнейшими региональными ФПГ (АвтоВАЗом, находящимся под контролем «Рособоронэкспорта», «Волгопромгазом», «Волгабурмашем» и т.д.) Затяжной конфликт длится уже несколько месяцев, и не раз выплёскивался в публичное пространство, прежде всего накануне муниципальных выборов.

Схожая ситуация наблюдается и в Мурманской области. До недавнего времени региональное отделение «ЕдРа» было почти под полным контролем одной из бизнес-групп – компании «Фосагро», которой явно и недвусмысленно покровительствует исполнительная власть области. Их ставленник В.Горин сейчас занимает кресло главного мурманского «единоросса». Однако в последнее время монополия «Фосагро» на областную парторганизацию оспаривается другими силами, неизбежно вынужденными искать поддержки у других экономических структур, работающих в области. И, прежде всего, у Кольской горно-металлургической компании, входящей в ГМК «Норильский никель». События последнего времени показывают, что конфликт в Мурманской области близок к своему завершению. По его итогам можно ожидать установления разумного паритета между ключевыми политико-экономическими игроками области. Что, безусловно, является благом как для региональной «Единой России» и её перспектив на предстоящих выборах в областную думу, так и для всей Мурманской области в целом. По крайней мере, разумный баланс интересов ведущих политических и экономических сил региона лучше, нежели постоянный конфликт или монопольное положение какой-то одной из группировок.

Вообще, на примерах становления региональных организаций «Единой России» заметное желание федерального Центра создать ещё одну, партийную, вертикаль власти. Причём это уже вторая попытка. Первая предпринималась в 2001-2002 годах, когда в регионах шло сложное (и нередко выливавшееся в скандалы) объединение структур «Единства» и «Отечества». Тогда Центр, проводивший так называемую федеративную реформу, пытался не допустить перехода региональных отделений объединённой партии под контроль губернаторов. Как известно, этого достичь не удалось. Главы большинства субъектов федерации насытили местные партячейки своими людьми и взяли партийцев под свой жёсткий контроль.

Ситуация изменилась после отмены губернаторских выборов в конце 2004 года. Зависимость региональных лидеров от Центра резко повысилась. Их назначения (или переназначения) обставлялись массой условий. А если губернатором назначался новый человек (тем более не укоренённый в региональной элите), то о его контроле над местной парторганизацией и говорить не приходилось Одновременно ЦИК «Единой России» резко усилил контроль за региональными отделениями. В ряде регионов партийные лидеры были сменены. Например, в той же Калужской области за последние 3 года работает уже третий глава регионального политсовета. Известны случаи, когда ЦИК не соглашается с губернаторскими кандидатурами и назначает функционеров, во многом независимых от региональных лидеров. Конечно, степень контроля губернаторов над местными партийцами не стоит недооценивать. Но в целом необходимые шаги по централизации, а значит, по усилению управляемости региональной сетью «Единая Россия» всё же провела. Исключением из правил, как всегда, являются лишь отдельные регионы с губернаторами-«тяжеловесами», у которых установился свои, особые отношения с Кремлём – Юрий Лужков, Минтимер Шаймиев, Александр Хлопонин и т.д.

В перспективе можно ожидать, что главы региональных парторганизаций станут своеобразными «партийными губернаторами» своих территорий, когда как «обыкновенные» губернаторы сосредоточатся на хозяйственной работе. То есть будет воскрешена советская система, когда главным региональным политиком был первый секретарь обкома (крайкома, рескома), а бытовой рутиной занимался председатель облисполкома. Формально – выбранный региональными депутатами, а реально назначенный из Центра. Как говорится, какую партию мы бы не строили, всё равно КПСС получается. А что ещё можно ожидать от людей, сформировавшихся ещё в «той» эпохе, когда за всей партийно-хозяйственной атрибутикой чувствовалась реальная сила? Идёт естественная реакция, откат после революционных потрясений 90-х годов.

Но это всё же отдалённая перспектива. Пока же перед партией стоят чисто утилитарные задачи – успешно выступить на выборах депутатов Государственной Думы в следующем году. И, по всей видимости, она с этой задачей справится, независимо от того, как оценивать деятельность «Единой России» и саму эту партию. Ведь нынешняя социально-экономическая ситуация в целом способствует политической стабильности. А «Единая Россия» наравне с Путиным – её главный атрибут.

Сергей Михеев – заместитель генерального директора Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net