Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

01.02.2005 | Георгий Мирский

ВЫБОРЫ НА КРОВИ

Итак, долгожданные выборы в Ираке все-таки состоялись. Многие назовут их нелегитимными, другие скажут, что это вообще фарс, третьи с сожалением констатируют, что эти выборы ничего не изменят, насилие и кровопролитие будут продолжаться. Мало кто признает выборы действительно демократическими.

В самом деле, трудно говорить о демократии и народном волеизъявлении, если примерно 40% населения - речь идет главным образом об арабах-суннитах - вообще не голосовала: часть - потому что люди просто испугались (да и как не испугаться, если сказано, что тех, кто пойдет голосовать, будут отстреливать снайперы), а часть потому, что искренне ненавидит американцев и убеждена, что в условиях оккупации выборы проводить нельзя. Мало того, что суннитские экстремисты призвали иракцев к бойкоту; крупнейшая из суннитских партий, Иракская исламская партия, в недавнем прошлом партнер по правящей коалиции, отказалась участвовать в выборах. Так или иначе, получается, что многие сотни тысяч граждан Ирака не представлены в высшем законодательном органе страны, что не может не ставить под сомнение как легитимность и демократичность выборов, так и подлинно представительный характер только что избранной Национальной ассамблеи.

При этом надо заметить, что дело не в оккупации как таковой. После Второй мировой войны в условиях американской оккупации в Западной Германии и Японии состоялись вполне демократические выборы, были избраны парламенты, отражавшие волю населения. Американцы в выборы не вмешивались, как и сейчас в Ираке. Дело в самой допустимости выборов в стране, значительная часть которой фактически находится в состоянии войны. Но тут сразу же возникает вопрос: хорошо, признаем это недопустимым - но что было делать? Отложить выборы, скажем, на полгода, как предлагали многие иракские политики? А что за эти полгода изменится? Боевики ни в коем случае не прекратят делать то же самое, что они делают сейчас: взрывать казармы с полицейскими, подрывать на придорожных минах американских солдат, убивать шиитов, выходящих из мечетей после молитвы, захватывать заложников - иностранных специалистов.

Другой ответ - именно тот, который дают те, кто боролся за срыв выборов - еще проще: оккупанты должны убраться из Ирака, и тогда народ сам разберется, и выборы пройдут в свободной обстановке, тип устройства государства будет определен, и наступит стабилизация. Этот аргумент может показаться убедительным: в самом деле, большинство населения против пребывания иностранных войск на своей земле, что вполне естественно - кто же любит оккупантов? Но беда вот в чем: нет ни малейших признаков того, что уход иностранных войск приведет к стабилизации и нормализации обстановки, к прекращению кровопролития и объединению иракцев вокруг всенародно признанной власти. Напротив, есть все основания полагать, что в таком случае давно существующие и не раз приводившие к массовому кровопусканию межконфессиональные и межэтнические противоречия выльются в серьезнейшие вооруженные конфликты.

Их может быть два. Во-первых, межарабский суннитско-шиитский конфликт. Сейчас имеются две основных силы суннитского сопротивления: бывшая баасистская номенклатура (государственные и партийные аппаратчики и вся прежняя элита саддамовского режима) вкупе с военнослужащими иракской армии, которую американцы имели глупость распустить, и шейхи племен, имевшие при Саддаме огромную власть вплоть до привилегии собирать налоги в своих районах. Эти две силы мобилизовали под своими знаменами десятки тысяч людей из числа патриотически настроенной суннитской молодежи. Помимо естественной ненависти к оккупантам всех их объединяет понимание того, что при новой системе власти, устанавливаемой при благословении Америки, господствовать будет шиитская община - хотя бы потому, что шиитов в стране насчитывается от 55 до 60%, а суннитов почти втрое меньше, и выборы обеспечат доминирование шиитов. Следовательно, соотношение сил в Ираке радикально переменится, и сунниты, с XVI века господствовавшие в стране, окажутся ровно в таком же положении, в каком раньше были шииты - людей 'второго сорта', неравноправных и дискриминируемых. Смириться с этим сунниты не могут. Но ведь если даже уйдут американцы, все равно придется проводить выборы - пусть и без оккупационных войск, но безусловно под контролем ООН, которая никак не сможет отказаться от принятых на себя обязательств содействовать переходу Ирака к демократии. Значит, выборы при мониторинге международных наблюдателей в любом случае будут проводиться на основе принципа 'один человек - один голос', демографический фактор все равно даст преимущество шиитам, мало что изменится по сравнению с нынешними выборами, разве что сунниты получат больше, чем сейчас, мест в парламенте, но все же будут в меньшинстве. Поэтому лучшим выходом для суннитов было бы вообще обойтись без всеобщих выборов, но при том внимании мировой общественности, которое сейчас приковано к Ираку, это уже невозможно. Следовательно, почти неизбежной представляется попытка суннитских лидеров силой восстановить свое господство в стране, с чем шииты ни за что не примирятся, и неминуема гражданская война.

Во-вторых, 'курдский вопрос'. Он состоит из двух частей: статус Иракского Курдистана и проблема Киркука. Обе они взаимосвязаны. Автор этих строк присутствовал в конце 2002 года на сессии парламента Иракского Курдистана, где был принят проект конституции, в котором четко постулировался статус этой территории как автономного региона в рамках федеративной Иракской республики и с Киркуком в качестве главного города региона. Следовательно, курды требуют федеративного устройства государства, с чем не согласны арабы, как сунниты, так и шииты, опасающиеся, что таким образом будет подорвана целостность Ирака. А о том, чтобы отдать в курдский регион Киркук, арабы вообще не хотят и слышать. В самом Киркуке сейчас, вероятно, курды составляют уже меньшинство, а большинство - это туркмены, а также арабы, переселенные Саддамом из южных районов Ирака. Обе эти этнические группы категорически воспротивятся включению Киркука в Курдистан, что даст основание Национальной ассамблее с ее арабским большинством отказать курдам в их притязаниях на этот город. Но курды называют Киркук 'курдским Иерусалимом', и на встрече - уже в Москве - с одним из двух лидеров Иракского Курдистана Джалялем Талабани он сказал, что курды готовы отказаться от Мосула, исторически тоже считавшегося курдско - арабским городом, но не от Киркука. Следует иметь в виду, что вблизи Киркука расположены вторые по величине в Ираке месторождения нефти. Обладание киркукской нефтью дало бы курдам базу для экономической независимости и для эвентуального выхода из состава Ирака вообще. Понимая это, арабские лидеры намерены ни в коем случае не уступать курдам район Киркука. И уход американцев наверняка привел бы к тому, что курды заняли бы киркукский район (силы для этого у них есть), а это означает вооруженное курдско-арабское противостояние. Иначе говоря, в Ираке разразилась бы вторая война. Сочетание этих двух конфликтов привело бы к невообразимому хаосу в стране, к ее полной дестабилизации и даже дезинтеграции, к воспроизведению на иракской земле 'ливанского варианта' 1970-х годов.

Вот почему вполне понятный и даже заманчивый лозунг 'Американцы, вон из Ирака!' не обеспечивает выхода из нынешнего сложнейшего положения. Наоборот, его реализация в настоящий момент могла бы привести только к усугублению всех проблем. О восстановлении иракской экономики, возрождении Ирака как 'нефтяного гиганта' пришлось бы забыть, богатейшая по своему потенциалу страна была бы отброшена далеко назад.

Констатируя, что явка избирателей оказалась гораздо выше, чем предсказывали буквально все наблюдатели, можно сказать, что иракцы в своем большинстве оказались достаточно зрелыми и умными. Они поняли, что кратчайший путь к прекращению иностранной оккупации лежит не через убийство американских солдат и своих же иракских полицейских, а через выборы, открывающие путь к созданию крепкой национальной власти с собственными силами, способными положить конец террору и кровопролитию, что и приведет к уходу оккупантов. Люди голосовали против оккупации, глубоко надеясь, что укрепившаяся власть наведет в стране порядок и предложит иностранным войскам покинуть Ирак, как это и было предусмотрено в ооновской резолюции. Будет ли такая власть действительно создана, это еще вопрос. Прошедшие выборы сами по себе не открывают Ираку путь к светлому будущему. Сунниты оказались в большом проигрыше. Если их участие в формируемых органах власти окажется пропорциональным тому количеству мест, которые они сейчас получили на выборах, это будет означать, что суннитская арабская община, вторая по величине в стране, выброшена на обочину политической жизни, что не предвещает ничего хорошего. Большинство суннитских лидеров откажется признать результаты выборов и тем самым по существу примкнет к лагерю экстремистов. Возмущение суннитской общины приведет к тому, что многие тысячи людей вольются в ряды боевиков. Для того чтобы не допустить такого зловещего развития событий, иракские власти вместе с американцами должны прежде всего предоставить суннитам более значительную долю в управлении государством, чем та, которая им формально причитается, исходя из итогов голосования. Принципы арифметической демократии должны быть отодвинуты во имя прагматизма, как бы несправедливо это ни казалось. Есть высшая справедливость, диктующая необходимость считаться с реальностью и предотвратить сползание Ирака ко всеобщему кровавому хаосу.

Что касается России, то она тоже голосовала в Совете Безопасности за программу перехода Ирака к суверенной государственности, что неизбежно включает в себя в качестве первого этапа именно парламентские выборы. Поэтому отвергать эти выборы было бы нелогично. Кроме того, нельзя забывать, что Россия заинтересована в стабильности и порядке в Ираке хотя бы потому, что наши нефтяные компании уже вложили немалые деньги в иракское нефтяное хозяйство и рассчитывают получить солидные прибыли от эксплуатации нефтяных месторождений в этой стране, что возможно лишь в условиях нормальной жизни, которую экстремисты и террористы всеми силами стараются не допустить.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net