Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Лица бизнеса

02.10.2006

Мераб Елашвили, президент корпорации "ГМР. ПЛАНЕТА ГОСТЕПРИИМСТВА", владелец сетей ресторанов: "Три кита в океане бизнеса: вера в себя, вера в идею, вера в команду"

…Я родился в Грузии, в поселке Кулаши Самтредского района в 1974 году. Мои родители - простые люди. Мама - домохозяйка, имеет высшее музыкальное образование. Папа был предпринимателем, но умер совсем в молодом возрасте, ему было 23 года. Я тогда совсем маленький был. Мы остались с мамой: мой старший брат Георгий (он всегда был и остается моим лучшим другом и партнером по бизнесу) и младшая сестра Мака. Так и жили. Воспитывать нас маме помогали бабушки и дедушка.

Я окончил экономический факультет Института менеджеров в Грузии. Тогда в республике была мода на медицинский институт. В моей стране слабо верили в то, что будущее - за бизнесом. Профессия врача в общественном сознании имела гораздо большую ценность. Но я выбрал бизнес.

Позже я учился в Юридическом институте при Московской академии бизнеса и права. Предпочитаю по жизни совмещать роли учителя и ученика. Я многое знаю и умею, но еще большему хочу научиться. Поэтому, как только появится время, буду и дальше повышать свою квалификацию. Но и сейчас уделяю много времени самообразованию: читаю, посещаю управленческие семинары, прислушиваюсь к мнению опытных и высокопрофессиональных людей. Мой девиз: «Учись так, как будто будешь жить вечно. Живи так, как будто завтра предстоит умереть».

«Отец бы гордился мной». В нашем роду есть очень известные в Грузии предприниматели. Дедушка был влиятельным, известным в республике человеком, работал в Минторге. Не без его участия из СССР осуществлялся экспорт в Японию цитрусовых, орехов, фруктов и «Боржоми», взамен японцы слали нам одежду и бытовую технику. Думаю, и я по стезе бизнеса пошел не случайно. В жизни вообще мало случайностей. Многое предопределено.

Жаль, что папа умер рано, не успел ни порадоваться моим успехам, ни увидеть славных внуков, ни дать мне жизненно важные советы - как жить и как работать. До многого пришлось доходить самому. И, слава Богу, я не свернул с правильного пути, добился чего-то сам. Сейчас думаю, что все бы папе простил: и жесткость, и нравоучения, лишь бы он был рядом со мной. Когда кого-то теряешь, потом всю жизнь думаешь, что всего себя бы отдал за жизнь и здоровье близких людей.

Попасть в систему. В начале девяностых в Грузии была напряженная обстановка. Многие уезжали - кто в Россию, кто в Европу. Грузинские евреи ехали в Израиль. Я же решил перебираться в Россию. В Москву приехал в 1992 году и уже через год начал свой бизнес.

До момента создания ресторанной компании в 1996 году и открытия первого ресторана «Сбарро» в 1997-м я вел активную дистрибьюторскую деятельность: привозил из-за границы дефицитный тогда шоколад - киндер-сюрпризы, Ferero, Rafaello, продукцию других известных марок. Потом к продовольственным добавились поставки качественных промышленных товаров. Затем занялся сделками в сфере недвижимости. И мы добились в этих областях определенного успеха, у нас появился первый честно заработанный капитал, который было решено вложить в большой бизнес под названием «Сбарро».

Выбор был обусловлен генеральной концепцией этих ресторанов. Мне понравилось, что она предполагает прозрачность процесса приготовления и обслуживания - все блюда на виду, буквально при тебе готовят, все свежее, не надо ждать. Быстро перекусил - и поехал дальше. В это время ничего подобного в Москве не было. Мы заключили контракт и привели сюда эту американскую компанию, имеющую представительства более чем в 30 странах мира. Естественно, и американцы были заинтересованы в выходе не российский рынок.

Меня иногда спрашивают, почему мы не открыли сеть грузинских ресторанов. Но, во-первых, меня очень привлекла концепция, предложенная «Сбарро». А во-вторых, у меня на тот момент не было опыта в ресторанном бизнесе.

Нельзя сказать, что я пришел «на все готовенькое». Бренд «Сбарро» в России не был раскручен, его раскрутка - заслуга моя и моей команды. Однако мне с самого начала было ясно, что «Сбарро» обладает огромным опытом и ресурсами.

Подключившись к развитию всемирного брэнда, я решал задачу вхождения в ресторанную систему. После того, как эта цель была достигнута, мы стали создавать уже свои рестораны с эксклюзивными концепциями. Так появились «Восточный базар», «Баш на баш» и «Виаджио».

На ближайшие годы наши планы определены: мы будем развиваться. Я хочу, чтобы наша компания стала одной из лучших в стране - красиво упакованной, с правильными ценностями и культурой, ориентированной на сотрудников, на бизнес, на наших гостей и т.д.

Дефолт для разгоночки. Открыть «Сбарро» нам помогали американцы итальянского происхождения. Но часть их рецептов у нас не работала. Приходилось серьезно адаптировать американскую модель к российским условиям. Так или иначе, потребители отнеслись к марке «Сбарро» позитивно. Первый ресторан был открыт 31 декабря 1997 года. Второй - в апреле 1998 года. Все шло хорошо до августа 98-го, когда мы со всей страной пережили нелегкие времена кризиса. Но потом снова начали потихоньку подниматься.

Кризис не только не остановил нас в наших начинаниях, но, напротив, стимулировал к дальнейшему развитию. Ведь мы изначально отдавали себе отчет, что находимся в стране с переходной, неустойчивой экономикой. Вторым фактором стало то, что я не привык проигрывать. Словом, рук я не опустил, остался в бизнесе, работаю по сей день и очень доволен этим обстоятельством. Мой бизнес - это моя жизнь. Не только «Сбарро», а в целом моя компания, включающая несколько брендов и охватывающая различные направления бизнеса.

Лучше работается одному. Я не имею ничего против работы с партнерами. Но думаю, что лучше все же делать бизнес одному. Либо одной семьей. Либо, в крайнем случае, тесным кругом нескольких семей. Но даже если вы работаете с родным братом, надо договориться, кто за что отвечает. Нужно думать о долгосрочных планах. Потому что может возникнуть ситуация (у меня, слава Богу, этого не случалось), когда расхождения в подходах к бизнесу приводят к конфликтам и даже разрыву. Известны примеры разрушения крупных компаний из-за того, что между владельцами или акционерами начинался какой-то спор, возникало недопонимание.

Со своими партнерами - а они были не из моего семейного круга - мы разошлись еще в 2001 году. Разошлись как раз из-за разного видения бизнес-реалий. Я хотел не только заработать деньги, но и построить успешную, известную компанию-долгожительницу с устоявшейся корпоративной культурой. А мои партнеры были ориентированы только на прибыль.

Главные по франчайзингу. Мы работаем по франчайзинговым схемам, а потому должны выдерживать некие стандарты, за соблюдением которых следят американцы. Но всегда привносили много своего. Если считаем, что нужно что-то добавить, то нам редко отказывают. Это касается и нашего проекта «итальянизации», рестайлинга, который был осуществлен недавно - речь идет об изменении дизайна, интерьера.

Кроме дизайна были и другие обновления. Например, мы ввели новую униформу, а также меню, в котором сильно приблизились к итальянской кухне и атмосфере. Раньше нас воспринимали больше как американо-итальянский ресторан. Теперь же мы решили стать более «итальянскими», в том числе в визуализации.

Однако мы как молодая и амбициозная компания не можем останавливаться на достигнутом. Нам нужно что-то новое. И в этом с нами в американском офисе соглашаются. Кстати, уже третий год нашу компанию признают лучшим франчайзи Sbarro в мире.

Вера в основе всего. Успех в бизнесе определяют три фактора. Вера в себя, вера в идею и вера в команду. Это три кита, на которых зиждется все. Если вдруг закрались сомнения: а вдруг не смогу, не получится - пиши пропало. Ничего и вправду не получится, даже если будут ум, деньги и свободная ниша. Лично я всегда верю в то, что меня ждет успех. В этом моя сила. Ну и, конечно, работа, работа, работа… Для меня это святое.

Действительно, для того чтобы преуспеть в бизнесе, нужно не бояться работать очень много. Надо отдавать себе отчет, что если ты идешь по этой дороге, то не имеешь права возвращаться назад. Ты должен отдавать делу огромную часть своего времени, уметь окружать себя правильными людьми. Кроме того, бизнесмену просто необходима некая харизма.

Ты должен уметь мотивировать людей. Если ты лидер, то должен заинтересовать своих коллег и своих подчиненных в работе, которая им, может быть, не очень и нравится. Ты должен сам знать, куда идешь, и уметь объяснять свою цель людям.

Моя корпоративная политика. Но если ты веришь своей команде, то не должен диктовать ей способы достижения этой цели. Если ты хороший стратег, то контролируешь лишь ключевые моменты пути и не лезешь в каждую деталь. Я сам ушел из непосредственного управления компанией лишь в начале этого года. До этого рулил всем лично. Сейчас много своих полномочий я делегировал менеджерам во главе с генеральным директором. Естественно, обязанности расписаны предельно четко, механизм премирования и санкций за просчеты работает исправно, но, как в любом деле, нет предела совершенству, к которому мы очень стремимся.

С теми, кто меня подводит, я расстаюсь легко. Могу дать второй шанс – но только в том случае, если человек действовал без злого умысла и просто ошибся. Я способен терпеть даже очень большие потери, если человек принял ошибочное решение в стремлении сделать лучше. Но тех, кто «крысятничает», пусть даже за какую-то небольшую сумму, я не прощаю.

А вот к тому, что уходят хорошие люди - увы, иногда это все же случается - отношусь очень болезненно. Хотя, с другой стороны, если бы люди не уходили, не было бы притока «свежей крови».

Бизнес - это стихия. Бизнесмены - самые рискованные и целеустремленные люди. Одновременно они являются цементом общества, фундаментом экономики любой страны. Бизнесмены - а я говорю сейчас о бизнесменах по призванию, а не о ремесленниках, - способны реализовать самые экстраординарные проекты. У них особый склад мышления, для них нет ничего невозможного. Что касается бизнесменов в России, то это вообще особая история. В условиях нестабильности и наличия массы препон и преград они выживают, развивают свое дело, верят в то, что у российского бизнеса великое будущее.

И я здесь не исключение. Бизнес - это моя стихия. Я люблю строить планы, люблю получать удовольствие от рабочего процесса, люблю наслаждаться результатом, умею работать, концентрироваться, объединять вокруг своих идей интересных людей. Я люблю зарабатывать деньги и инвестировать их в новые перспективные проекты, люблю красиво их тратить в обыденной жизни. Бизнес - это моя жизнь, кровь, текущая по венам. Без нее организм не смог бы функционировать.

Научим Запад работать! Что касается иностранных партнеров, то они акционерами моей компании не являются. Польза от них, несомненно, есть, но иногда там, честно говоря, больше показухи, чем реальности. Мы в России за пятнадцать лет достигли такого уровня развития бизнеса, что дадим фору многим европейцам или американцам.

Я привлекаю людей с Запада пока как исполнителей, а не акционеров. Можно на пальцах перечислить тамошних бизнесменов, которые в молодости стартовали с нуля и за семь-восемь лет создали компанию, подобную моей. Поэтому мне от них нужны лишь знания, как оптимизировать бизнес-процесс таким образом, чтобы опередить российских конкурентов. Многие их советы могут не пригодиться (по той, например, причине, что у нас в стране совсем другая бюрократия). Но правильно структурировать бизнес они, безусловно, могут помочь. Но для рывка, для дальнейшего развития у владельца должен быть остро развит предпринимательский дух.

Многие мои партнеры восхищаются обучаемостью нашего персонала - люди схватывают все буквально на лету. У нас замечательные кадры. Так что я не согласен с расхожими представлениями о том, что, мол, у них хорошо, а у нас плохо. Может так статься, что ситуация как раз обратная. Человеческая натура вообще так устроена: нам всегда кажется, что кто-то лучше нас и все у него складывается лучше, чем у нас. Но на самом деле это заблуждение: идеалов нет и быть не может.

Думаю даже, что российскому бизнесмену легче основать компанию на Западе, чем западному - в России. Мы обыгрываем их по критерию энтузиазма. Я видел немногих западных предпринимателей, которые были здесь очень успешны. Успешны лишь очень большие корпорации, которые считают не на миллионы, а на миллиарды. Наших на Западе, конечно, тоже не очень много. Но мы пока не прошли этот путь до конца, хотя уже сегодня многие российские компании готовы инвестировать на Западе. Не стоит забывать: российский бизнес еще очень молод, и у него все впереди.

Наши плюсы - интуиция и закалка. Многие современные российские руководители прошли стажировку за рубежом, пожили за границей, получили хорошее западное образование. Раньше их смешно было бы даже сравнивать с западными коллегами. Хотя и теперь различий между нами больше, чем сходств. Но это приятные для российских бизнесменов различия. Например, мы рискованнее западных коллег, ведь мы выросли в стране, где законы менялись чуть ли не каждый месяц, и надо было постоянно подстраиваться под вновь меняющиеся обстоятельства. Наши бизнесмены привыкли опираться на собственную интуицию. Западным это не надо, они мыслят чаще шаблонно, у них иной менталитет, и оттого, возможно, порядка больше. Но все-таки интуиция в бизнесе - вещь незаменимая!

Кроме того, российские бизнесмены мыслят масштабней западных. Они видят картину целиком и нацелены на глобальное решение вопроса. Однако при всем при этом российским предпринимателям не хватает профессионализма и западного опыта. Ведь именно с Запада менеджмент как наука к нам и пришел. Многие российские бизнесмены старой формации так и не смогли перестроиться на новый лад. Зато те, кто адаптировался, чувствуют себя вполне комфортно. У людей, выросших в СССР, железная закалка. Она очень помогает добиваться своего в бизнесе. Я считаю, что у российских предпринимателей колоссальные перспективы. У нас есть все необходимые задатки и потенциал, который нужно развивать ради блага российского бизнеса, и в целом - ради государства и общества.

Пусть хотя бы не мешают. Сегодня начать бизнес с нуля можно. Конечно, это не начало 90-х годов, но все же. Было бы желание. Конечно, ныне мы переживаем более стабильные времена, чем десять-пятнадцать лет назад. В том числе и поэтому свободных ниш меньше. На рынке высока конкуренция, много крупных сетевых игроков заняли свои ниши, пробиться не так-то легко, даже с супер-идеей и возможностями. Ситуация с прохождением чиновных инстанций и законодательством за десять лет кардинально не поменялась - все те же бюрократические проволочки, все то же сдерживание свободы предпринимательства государством. Постоянно переписываются «правила игры».

Но зарубежные инвесторы потихоньку начинают доверять российскому бизнесу. Уже наступила оттепель, и есть надежда, что ситуация будет меняться в лучшую сторону. Собственно, она уже меняется. Например, в 90-е годы было намного сложнее организационно обеспечить бизнес. Кредитов не было, банковская система была неразвита. Сегодня же можно привлечь небольшие деньги и начать постепенное движение наверх. Спустя десять лет в государстве стали происходить позитивные перемены в смысле более цивилизованного диалога между бизнесом и властью. Но это должен быть именно диалог, а не навязывание государством своих условий бизнесу. А если уж у государства помогать не получается, то хотя бы пусть не мешает. И этого уже будет очень много.

Мы тоже пытаемся выстраивать отношения с властью. Например, участвуем в деятельности разных общественных организаций. Со временем, уверен, все в стране изменится в лучшую сторону. Думаю, у нас когда-нибудь возникнет самая идеальная система в мире. Я оптимист.

Слово «кидать» выкинули из лексикона. Культура партнерских отношений в России, несомненно, эволюционирует. Сейчас нужно, чтобы обе стороны, заключающие сделку, оставались довольны. Кто уловил эти тенденции, тот быстрее и больших успехов добьется.

Мы в России движемся в правильном направлении, хотя и не без перегибов. Но ошибки на новом пути всегда неизбежны. Мы наконец-то обратили внимание на цивилизованный мир, где культура партнерских отношений достаточно развита. Раньше такого понятия вообще не существовало. Люди договаривались на словах и постоянно нарушали обещания. Сегодня же научились договариваться и юридически грамотно оформлять отношения. И даже устное соглашение приобрело большую прочность, потому что бизнесмены стали дорожить своей репутацией и добрым именем. Сегодня в бизнесе слово «кидать» становится изгоем. На рынке уважающих себя компаний ненадежного предпринимателя, нарушившего обещание перед партнерами, потребителем или государством, просто осудят. Все это свидетельствует о нарождающейся культуре партнерских отношений.

Российский бизнес становится легитимным и открытым. До полной прозрачности, правда, пока далеко. Но кто знает, может, мы доживем до этого времени. Во всяком случае, к этому стоит стремиться. Положительные тенденции налицо.

Сегодня в моде жесткий прагматизм. Сейчас в бизнес идет уже все меньше авантюристов. Нынешние предприниматели, как правило, знают, с чего начать и чего ждать. Бизнес-механизм прописан до мелочей, бизнес-риски давно сформулированы, так что инструкция по применению способностей и таланта готова. Бери - пользуйся. Сегодня все более-менее предсказуемо. Десять лет назад все жили и работали как на вулкане. Это было, с одной стороны, рискованно для бизнеса, а, с другой стороны, был драйв.

Сейчас в бизнес почти не приходят случайные люди. Как и раньше, в том числе, в него идут чиновники. Со страшной силой сюда рванули… представители шоу-бизнеса. Это особенно характерно для ресторанного бизнеса.

Свое дело теперь открывают с четкими целями и желанием заработать или стать известным. Раньше все было чуть провинциальнее, и люди - чуть наивнее. Они хотели доказать себе что-то, рисковали, суетились, часто тыкали пальцем в небо, пытались понять, на правильном ли они пути. Сегодня все продуманнее и систематизированнее. Раньше не умели вести переговоры и оформлять их документально, все спорные вопросы решали при помощи разборок на «стрелках». Сегодня все знают, что есть договорные отношения и арбитражные суды. Бизнес 90-х был непредсказуем, опасен, но более романтичен, чем сегодня. Вчера в моде была романтика, сегодня - жесткий прагматизм. Но если занимаешься любимым делом, то при любых обстоятельствах найдешь для себя пользу и получишь удовольствие, что я и делаю вот уже больше четырнадцати лет - с тех пор как приехал в Москву и занялся бизнесом.

Наши проблемы - дефицит доверия и кадров. Самая большая проблема российского бизнеса сегодня - доверие общества. Оно пока не очень расположено к предпринимателям. Люди продолжают думать, что все бизнесмены - сволочи и воры. Вот эти представления обязательно надо поменять. И здесь многое зависит как от власти, так и от нас, бизнесменов: насколько активно мы будем участвовать в социальной сфере, насколько сумеем объяснить, что без бизнеса страна погибнет.

Думаю, к 2015 году в этом отношении будет достигнут большой прогресс. Это случится постепенно, но неотвратимо. К этому времени вырастет новое поколение людей с совершенно другими взглядами на жизнь и место бизнеса в ней.

Еще одна наша проблема: дефицит квалифицированных кадров - как уровня топ-менеджмента, так и нижних звеньев. Причем проблема эта становится все острее с каждым годом. Система подготовки кадров отстает, а время неумолимо бежит вперед. По этому параметру мы значительно отстаем от Запада. Также развитию бизнеса мешают высокие налоги и неизжитое чрезмерное вмешательство государства. Здесь также стоит помянуть и недостаточную открытость российских компаний, и экологическую проблему, о которой только начинают говорить, хотя, как мне кажется, давно пора бить во все колокола).

Правило Экзюпери. Бизнес-сообщество в России номинально существует, но пока без четко сформулированного устава. Есть некая общность, которую называют бизнес-сообществом, пытающаяся донести до власти свою позицию и мнение по основным вопросам развития экономики страны. Пока деятельность данной «структуры» не очень строго регламентирована и весома, но прогресс за последние пять лет налицо.

Бизнес-сообщество и бизнес-элита сегодня только формируются. Это не синоним олигархической верхушки, хотя лично я ничего против олигархов не имею. Я хотел бы чувствовать себя членом бизнес-сообщества, если бы видел реальный результат его работы. Тем не менее я состою во многих общественно-политических и профессиональных организациях. В некоторых мне даже предлагали возглавить комитет по общепиту и другие подразделения из области индустрии гостеприимства, но я отказался. Пока у меня очень много дел в собственной компании, которые требуют моего внимания. Это как у Экзюпери: сначала убери свою маленькую планету, а потом уж за более глобальные дела принимайся...

«Ужинаю в ресторанах конкурентов». Мой рабочий день длится столько, сколько нужно, чтобы закончить все запланированные дела. Иногда двенадцать часов, а иногда и все пятнадцать. Бывают дни, когда я стараюсь себя чуть разгрузить и уезжаю домой пораньше, после восьми часов офисной работы. Но пока еду по центральным улицам Москвы, пока стою в пробках, рассматриваю объекты: что сдается в аренду, что строится, что продается…

Заезжаю в новые, недавно открывшиеся рестораны - ведь конкурентов лучше знать в лицо. Приезжаю домой, начинаю изучать, анализировать важные документы. Что-то записываю, в голове прокручиваю. В общем, не даю мозгам расслабиться. А ночью опять думаю о том, с чего начнется мой завтрашний день, как пройдет встреча, как лучше сделать то-то и то-то и принять ли предложение от делового партнера по тому или иному вопросу.

Знаю, что постоянная работа мозга утомляет человека, выматывает, но я не могу по-другому. Мне надо думать, надо чувствовать ежеминутно, ежесекундно. Я такой человек. И, может, именно это и придает мне сил. Иначе как бы я смог продержаться в таком режиме почти девять лет? Видимо, это - мой стиль. Хотя в последнее время стараюсь чаще отдыхать на природе, бывать с семьей, больше путешествовать. Но и на отдыхе я всегда в курсе своих бизнес-дел.

Считаю себя состоявшимся предпринимателем. Возможно, это и есть синоним «успешности». Я всего в бизнесе добился сам. Меня поддерживали мои компаньоны - брат Георгий и свояк Роман, и поддерживают до сих пор. Но я сам учился, сам натыкался на ошибки, набивал шишки, лез в гору, обманывался, терял и вновь зарабатывал… И теперь я могу рассказать какому-нибудь молодому энергичному парню, собирающемуся прийти в бизнес, как это было в моей жизни.

СПРАВКА:

На российском рынке брэнд «Сбарро» появился 8 лет назад, в 1997 году благодаря «Бразерс и Компании», обладающей эксклюзивным правом на развитие сети по франчайзингу в России, странах СНГ и Балтии.

Истории «Сбарро» в мире уже почти полвека. За это время открыто свыше 1000 ресторанов в более чем 30 странах по всей планете. «Сбарро» - признанный международный лидер в области ресторанных услуг.

Сеть ресторанов осваивает и покоряет все новые регионы России, развиваясь не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в Самаре, Казани, Краснодаре. Число заведений уже перевалило за 60, и в ближайшие два года планируется увеличить его минимум вдвое.

Помимо прочего «Сбарро» является крупнейшей службой доставки итальянских блюд по всей Москве.

Другие ресторанные концепции компании Мераба Елашвили: Восточный Базар, Viaggio Italiano, Баш-на-Баш.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net