Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

01.03.2005 | Александр Дугин

РОССИЯ НЕ ДОГОНЯЕТ

Россия занимает девятое место по темпам роста экономики среди стран СНГ, хотя во многом именно Россия по прежнему определяет для этих стран благоприятную внешнюю конъюнктуру, которая позволяет достигать таких темпов роста. Вместе с тем становится понятно, что идея Единого экономического пространства, предназначенная для коллективного повышения уровня экономического развития постсоветских стран, с фактическим выходом Украины благополучно умерла.

Россия и остальные страны СНГ, даже самые неудачные из которых движутся в направлении модернизации национальной экономики, находятся в разной исторической ситуации. Россия, наиболее экономически развитая в советский период, на сегодня - единственная из стран СНГ, которая в принципе не занимается модернизацией национальной экономики. Основной курс экономического процесса в России направлен на сырьевой сектор, с одной стороны, и на внедрение на уровне надстройки разрозненных элементов информационного общества, экономического постмодерна - в виде сетевых, финансовых, информационных технологий. В то время как промышленность - средний сектор - в России стремительно деградирует. Основная прибыль от продажи не переработанного сырья кормит узкую социальную прослойку, в этой области экономические показатели высокие, но при этом прибыль никак не инвестируется в реальный сектор.

Также высоки показатели прибыли в экономических сегментах информационного и финансового сектора, но эти показатели сопряжены с интеграцией в глобальные сети, и, по сути, имеют транснациональную природу, опять слабо влияющую на промышленность, - это виртуальная экономика. Российские банки не выполняют главной банковской задачи: предоставление кредитов для предпринимательской деятельности в реальном секторе. С такими банковскими процентами и одновременно такими рисками это просто невозможно. Поэтому сравнивать экономики стран СНГ и экономику России не совсем корректно. Необходимо учитывать качественное различие.

Россия живет, с одной стороны, в архаической прединдустриальной стадии экспорта сырьевых ресурсов, а с другой стороны, за счет информационных и финансовых технологий, коряво и против своих интересов вписана в глобализм. Россия атипична, в то время как большинство других стран СНГ последовательно, хотя и не быстро, поднимаются к индустриальному состоянию, находятся на разных этапах именно промышленной модернизации.

Поставленная Президентом задача об удвоении ВВП фактически снята с повестки дня, отменена, успешно просаботирована. Эта идея могла бы реализоваться либо в условиях неправдоподобного, фантастического роста цен на нефть, либо требовала модернизации экономики и развития высоких технологий. Но российское либеральное правительство и состояние общества ни при каких условиях не могут не только справиться с модернизацией российской экономики, но и поставить этой задачи. С самого начала идея удвоения ВВП выглядела как насмешка, как пустой звук. Если бы о ней говорилось всерьез, то за словами должны были бы последовать дела - в частности, отказ от ультралиберализма и изменение государственной идеологии в сторону мобилизации, национальной идеи, быстрой ротации элит.

На фоне ощущения причастности к глобализации происходит иллюзорная, виртуальная, номинальная глобализация, с одной стороны, и реальная стремительная деградация экономического сектора, с другой стороны. В такой ситуации нет ни базы, ни модели, ни ощутимого основания, ни экономического фундамента для экономического роста. Вся экономика России в такой ситуации представляется предельно хрупкой - в отличие от хотя и слабеньких, но развивающихся достаточно логично и последовательно экономик стран СНГ. Единое экономическое пространство было проектом объединения всех этих укладов в единую картину, где должны были сочетаться ресурсопоставляющий сегмент (экономика доиндустриального общества), информационный сегмент (постиндустриальный уклад) и индустриальный сегмент, который в большей степени, чем в России, развит именно в странах СНГ. Сочетание этих трех укладов в едином евразийском экономическом пространстве должно было позитивно и органично повлиять на всех участников.

На первом уровне это должно было бы консолидировать ресурсодобывающую стратегию стран СНГ с введением единых тарифов, общей ценовой политикой, договоренностью о формах и маршрутах поставки энергоресурсов. Это должно было заставить Россию развивать все модули реальной экономики, которые связаны с производствами в странах СНГ. А это в свою очередь привязало бы к производственному сектору постиндустриальную информационную структуру, которая только в России катастрофически оторвалась от реального экономического и социально-политического базиса. Таким образом, идея Единого экономического пространства была призвана стабилизировать и гармонизировать довольно сложные процессы в экономике всего постсоветского мира.

Наши геополитические противники, прекрасно понимая все это, ставили своей целью не допустить реализации этого проекта. На Украине этот проект был сорван, по перспективе экономической интеграции был нанесен политический удар. Теперь о Едином экономическом пространстве как об организации 4-х государств - России, Казахстана, Украины и Беларуси - можно забыть.

Остаётся структура ЕврАзЭС. Это уже гораздо более узкий формат, и, по сути, процесс экономической гармонизации постсоветского пространства получил политический удар, от которого трудно будет оправиться. Это была подрывная акция против экономического возрождения России и стран СНГ и на это Россия должна, безусловно, ответить выработкой новой политики в отношении США, которые и стоят за вытеснением России с постсоветского пространства, немедленной интеграцией того, что пока еще можно интегрировать, причем отложив в сторону все остальные соображения…

Время, отпущенное нам на интеграцию, стремительно утекает. Россия ведёт себя просто самоубийственно, и это проклятие может распространиться и на остальные страны СНГ. Кремль, видимо, хочет катастрофы, он сам желает быть подорванным "оранжевой революцией", иначе невозможно объяснить действия власти в экономике.

Это мрачная ситуация, и именно с этим связан уже необратимый подрыв Единого экономического пространства, а также прогноз самых кошмарных сценариев и в экономике, и в политической сфере на ближайшие годы. Ситуация для России неуклонно приобретает откровенно апокалиптический характер. Хотя по многим экономическим показателям и по наивным социологическим исследованиям этого еще пока не видно. Очень похожим образом падали советский лагерь и СССР. Чтобы предотвратить роковой исход, надо действовать уже сейчас, радикально и незамедлительно. Россию на самом деле нужно спасать.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net