Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

07.11.2006 | Алексей Макаркин

«Русский марш-2»: перехват праздника

«Русский марш» 4 ноября нынешнего года прошел не только в Москве – как это было в прошлом году, когда День народного единства отмечался впервые и проходил «Русский марш-1», – но и в других российских городах: националисты стремятся «закрепить» этот праздник за собой. При этом власть, также в отличие от прошлого года, была настроена по отношению к националистам несколько жестче.«Русский марш-2» в Москве в полном объеме националистам провести не дали, хотя их квазишествие – от метро «Парк культуры» до Девичьего поля, где прошел митинг, - все же состоялось. Его организаторы не пошли на лобовое столкновение с властями, которое было бы возможным, если бы митинг начался в метро, как первоначально планировали лидеры Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ).

Сама власть, запретив «Русский марш», продемонстрировала, что стала более негативно относиться к националистическому движению, чем это было в прошлом году. Тогда националисты рассматривались в качестве куда меньшего зла, чем «оранжевые» либералы – напомним, что изначально прошлогодний «Русский марш» был организован прокремлевским Евразийским союзом молодежи, а ультраправые первоначально должны были выступать в качестве «массовки». Теперь же, после Кондопоги, стало ясно, что националистически настроенные политики могут небезуспешно использовать антииммигрантские настроения части общества. Кроме того, к националистам пришли их единомышленники, вытесненные из «Родины» в нынешнем году – так, в качестве одного из организаторов «Русского марша» в нынешнем году выступал Дмитрий Рогозин, а его ближайший политический союзник Андрей Савельев официально вступил в ДПНИ. Общественный совет в поддержку проведения марша возглавил еще один депутат Госдумы, Виктор Алкснис, получивший известность еще в конце 1980-х годов как сторонник сохранения СССР любой ценой.Сейчас евразийцы подчеркнуто осудили марш националистов, хотя и участвовали в аналогичной акции в Киеве – которая, однако, полностью находилась в русле «антиоранжевой» стилистики. Часть православных патриотов отказалась от участия в марше и провела собственное мероприятие на Славянской площади – их главной задачей в отношениях с властью является сейчас лоббирование введения «Основ православной культуры» в средней школе. Поэтому на прямой конфликт с Кремлем они идти не хотят – «плюрализм» же протестных акций, как известно, всегда ослабляет публичный эффект от них. Официальным же предлогом для раскола стало участие в акции открыто пронацистского «Славянского союза» (не менее известного в националистических кругах под «знаковой» аббревиатурой СС).

Кроме того, из ЛДПР был исключен депутат Николай Курьянович, который и раньше был известен своими тесными контактами с ДПНИ и другими ультраправыми силами. Но если его участие в прошлогоднем «Русском марше» не рассматривалось партийным руководством (и Кремлем) как провинность, то сейчас дело обстоит совершенно иначе. Также накануне нынешнего «Русского марша» в провластных СМИ была развернута кампания по дискредитации его участников, причем с ярко выраженной антисемитской составляющей. Утверждалось, что за организаторами марша стоят «оранжевые» демократы – такие, как Евгения Альбац, и вместе с ними раввин Шмулевич и политтехнолог Белковский. Концентрировалось внимание на том, что настоящая фамилия лидера ДПНИ Александра Белова – Поткин.

Однако говорить о том, что националисты и власть разошлись раз и навсегда, было бы поспешно. Официально митинг на Девичьем поле организовала партия «Народная воля», которая известна своей лояльностью по отношению к Кремлю – так, в период, когда во главе «Родины» стоял Дмитрий Рогозин, то «народовольцы» выступали по отношению к ней в качестве спойлеров (например, во время прошлогодней избирательной кампании в Москве). Лидер партии Сергей Бабурин в последние годы имеет репутацию крайне осторожного политика, не склонного к резким необдуманным движениям. Похоже, что власть, запрещая «Русский марш», все же заинтересована в том, чтобы иметь рычаги политического влияния на националистическую часть политического спектра. В роли такого прокремлевского игрока на этом поле и может выступить партия Бабурина, которая после того, как «Родина» влилась в «Справедливую Россию», утратила спойлерскую функцию и могла остаться невостребованной. Примечательно, что Бабурин с самого начала подготовки акции счел нужным дистанцироваться от Белова. Говоря о возможности столкновений участников марша с милицией, Бабурин сказал, имея в виду лидера ДПНИ: «Сегодня этот мальчик - клоун, но если в субботу хотя бы пять человек упадут под поезд, он станет серьезной проблемой для страны».Похоже, однако, что Бабурину в минувшую субботу не удалось ввести националистическую публику в умеренные рамки. Так, попытка не дать слово на митинге Белову завершилась неудачей, а сам лидер ДПНИ в своем выступлении подверг личным нападкам Владислава Суркова, который считается одним из главных кремлевских противников марша и с именем которого связывается основное противодействие его проведению. Эта риторика свидетельствует не столько о степени «отвязанности» националистов, сколько о том, что представители «антииммигрантского» движения, похоже, апеллируют к представителям «силовой» группы во власти.

Обращает на себя внимание и тот факт, что московский запрет «Русского марша» не стал безусловным прецедентом для других городов России. Так, марш был запрещен в Петербурге (там он прошел явочным порядком и привел к столкновению националистов с антифашистами – как это уже было в этом городе во время прошлого митинга ДПНИ), Ульяновске (там вначале марш разрешили, а затем запретили), Благовещенске. В Красноярске инициативной группе ДПНИ было отказано в проведении шествия по центральным улицам города, в связи «с невозможностью перекрытия движения». Зато ДПНИ разрешили провести пикет в центре города. В Чите организаторам «Русского марша» было отказано на том основании, что в заявке название праздника значилось как «День избавления русского государства от польского ига», а такого праздника в России не существует.

В то же время в Иркутске «Русский марш» прошел по инициативе местного Союза русского народа. В Волгограде общественная организация «Союз русского народа – русская община» провела свою акцию, которая, однако, была прекращена правоохранителями из-за нарушения маршрута. В Ставрополе организатором марша выступил «Союз славянских общин Ставрополья». Во Владивостоке марш был организован местным отделением ДПНИ (помимо них в марше приняли участие «Русский клуб» и РНЕ).Впрочем, численность националистических митингов и маршей оказалась относительно невелика. В Москве к Бабурину, Белову и Курьяновичу пришли более двух тысяч человек – больше, чем к СПС, «Яблоку» и другим демократическим организациям, устроившим митинг на Болотной площади (он собрал не менее одной тысячи человек), но цифры участников обеих акций выглядят сопоставимыми. В Волгограде и Владивостоке на марш собрались по две сотни националистов, в Ставрополе – несколько сотен. Разумеется, еще хуже обстояло дело в тех городах, где марш был запрещен. В Благовещенске на несанкционированную акцию пришли десяток активистов праворадикальных организаций (двое из которых – члены Союза русского народа – были задержаны). В Нижнем Новгороде на марш явились несколько десятков человек, которые были задержаны. Впрочем, в Новосибирске марш был запрещен, но на него явилось около 250 человек.

Таким образом, общенациональный политический проект националистов удался лишь частично. Однако он стал свидетельством того, что в условиях далеко не самой высокой политической активности российского общества, в ряде городов националисты смогли мобилизовать заметное (для регионов) число участников своих акций. Там, где есть харизматический лидер и (или) реально действующая организация, количество участников акций сразу же увеличивается с нескольких десятков до нескольких сотен человек – так произошло в Новосибирске, где националистами руководит депутат местного уровня Александр Люлько. Там же, где праворадикальные организации действуют в виде «тусовки» нескольких единомышленников, результат оказывался весьма плачевным. Кроме того, можно отметить взаимодействие различных праворадикальных организаций (в первую очередь, «антииммигрантского» ДПНИ и «почвеннического» Союза русского народа) - московский «раскол» националистов был скорее исключением, чем правилом.

Также прошедшие события показали, что у власти на сегодняшний момент нет реальной привлекательной концепции праздника, которую можно было бы противопоставить немногочисленным, но крайне активным националистам. Дело в том, что 4 ноября было выбрано в качестве праздничного дня по сугубо прагматическим основаниям – чтобы новый праздник заместил «коммунистическое» 7 ноября и при этом не был связан с 90-ми годами. Главный праздник страны по определению легитимирует национальную традицию – отсюда и стремление найти «подходящую» дату из отечественной истории. Однако действительно всенародно признанный праздник невозможен без ярко выраженной эмоциональной составляющей, а она в данном случае отсутствует. Это не означает, что праздник «безнадежен» - в отличие от прошлого года нынешнем делались попытки его «концептуализации» - но для того, чтобы он стал закономерным явлением для большинства россиян, нужно время. А пока общество привыкает к празднованию 4 ноября, этот день стараются «присвоить» себе националисты.

Показательна в связи с этим точка зрения председателя комитета по связям с общественностью и национальным отношениям администрации губернатора Иркутской области Сергея Коженкова, который, объясняя мотивы разрешения в городе «Русского марша», заявил: «Государство еще не придумало форму новому празднику, народ сам решил таким образом отметить, ощутить народное единство». Сама природа недавно учрежденного праздника – дня освобождения Москвы от поляков – делает его выгодной площадкой для действий именно националистически настроенной части общества. А раз так, то идеологическая инициатива находится сейчас у праворадикалов, и власти к следующему Дня народного единства предстоит попытаться решить вопрос о том, как ее перехватить.

Алексей Макаркин – заместитель генерального директора Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net