Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

24.11.2006 | Татьяна Становая

Литвиненко как симптом

Вчера бывший полковник ФСБ Александр Литвиненко скончался в лондонской клинике от отравления неизвестным веществом. На Западе он приобретает ореол мученика, борца за правду и против «всесильного» Кремля, образ которого в последнее время сильно демонизирован. Последние слова Литвиненко были прямым обвинением российских спецслужб в его убийстве. Напомним, что об отравлении Литвиненко стало известно 11 ноября – через 10 дней после начала ухудшения его здоровья. Об этом рассказал сам Литвиненко, указывая, что ему стало плохо после встречи с итальянским ученым Марио Скарамеллой. Скарамелла – скандально известная личность, консультант по безопасности, стал известен в марте 2005 года. Тогда он заявил, что неподалеку от Неаполя в море уже 35 лет находятся советские атомные торпеды. Заявление вскоре было опровергнуто. Скарамелла делал его на основе изучения так называемого архива Митрохина. Митрохин, бывший майор КГБ СССР, в начале 90-х годов смог вывести огромное количество секретных документов на Запад.

Именно на Скарамеллу и легли первые подозрения. Поводом для встречи с Литвиненко стали сомнительные, как заявил сам бывший полковник ФСБ, документы, где содержались имена действующих офицеров ФСБ, якобы причастных к убийству Анны Политковской. «Как только я пришел домой и положил бумаги, сразу же свалился», - заявил Литвиненко.

Затем выяснилось, что у него была и другая встреча в тот день. Сначала The Times со ссылкой на свои источники в британских спецслужбах сообщила, что утром 1 ноября Литвиненко встречался в неназванном отеле в центре Лондона с двумя русскими, один из которых был хорошо известен Литвиненко. Это был Андрей Луговой, экс-офицер 9-го управления КГБ, который работал с Березовским в то время, когда олигарх был секретарем Совета безопасности России. На встрече вместе с Луговым был еще один человек, по имени Владимир, с которым Литвиненко знаком не был. С этими двумя россиянами Литвиненко встречался «за чашкой чая». Таинственный Владимир стал фактически главным подозреваемым, пока эти подозрения не попытался развеять бывший офицер КГБ Луговой в интервью The Times. По его словам, чая на встрече они не пили, а никакого Владимира не было. Он назвал третьего человека, который участвовал во встрече в лондонском отеле - им, по его словам был Дмитрий Коврон, бизнесмен и друг детства. Все это противоречит показаниям Литвиненко. «Высокий, молчаливый русский с резкими чертами лица, слегка за сорок» – так описал Литвиненко другого участника встречи по имени Владимир.

Есть несколько версий убийства Литвиненко. Первая и самая обсуждаемая – это сделали российские спецслужбы. Данная версия имеет множество подверсий. На Западе наиболее растрачена политическая – якобы Литвиненко убили за резкую критику Кремля. Однако надо признать, что Литвиненко никогда не был самостоятельным игроком и серьезной политической опасности не представлял. По мнению западных СМИ, причиной мог стать тот факт, что Литвиненко приблизился к информации об убийцах Анны Политковской. Однако пока никаких доказательств, даже косвенных, этому нет. Даже бумаги Скарамеллы самим Литвиненко признавались сомнительными. В то же время факт того, что Литвиненко интересовался обстоятельствами гибели Политковской, позволяет рассматривать эту версию как одну из вероятных.

Вторая версия исходит уже от неофициальных источников в российской власти. Ее смысл заключается в том, что Литвиненко отравили те, кому была выгодна критика и подозрения в адрес Москвы. Иными словами, подозрения ложатся на ближайших партнеров Литвиненко, известных своей оппозиционностью, например, на Березовского. Эта версия в общем аналогична и тем, что звучали после убийства Политковской: якобы ее убийство было выгодно политэмигрантам, провоцирующими дестабилизацию России. При этом данные версии пользуется «спросом» в основном внутри нашей страны.

Третья версия – «корпоративная». Якобы Литвиненко убила ФСБ из «корпоративных» мотивов – как бывшего сотрудника, по определению подлежащего уничтожению. Наконец, есть и четвертая версия – Литвиненко мог стать фактором давления на Бориса Березовского, которому тем самым вынесли предупреждение воздержаться от политической активности в 2007-2008 гг.

Скандал вокруг отравления Литвиненко очень симптоматичен. Он показывает, насколько демонизирован на Западе образ Кремля: западная общественность маргинальную версию о политической опасности Литвиненко сделала главной. Любой критик Кремля автоматически превращается в бесстрашного диссидента, чье влияние часто значительно преувеличивается. «И даже в своих последних словах бывший шпион остался тверд, выступая против президента Путина и российских спецслужб. Он даже пошутил сам над собой, сказав, что его отравление послужило доказательством того, что его кампания против Кремля оказалась направлена на тех, на кого было нужно. «Вот что оказалось необходимо, чтобы доказать, что я говорил правду», - пишет The Times. Скандал показывает, в каком ужасающем состоянии находится репутации России, которая все больше пугает Запад. Хотя, надо признать, поводов бояться действительно становится больше.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net