Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

28.11.2006 | Сергей Маркедонов

Грузия: формула дружбы

В преддверии очередного саммита СНГ, как правило, нет недостатка в оптимистических прогнозах. От новой встречи лидеров бывших «братских советских республик» всякий раз ждут каких-то политических прорывов или принципиально новых решений по существующим конфликтным точкам. Для саммитов глав государств СНГ уже стало правилом хорошего тона планировать две встречи - между президентами Армении и Азербайджана (от которой ждут новых подходов к нагорно-карабахскому урегулированию) и между президентами России и Грузии (здесь ожидается потепление двусторонних отношений). В этом плане не стал исключением и Минский саммит.

«Естественно, будет очень хорошо, если состоится беседа нашего президента с президентом России. Думаю, что эта беседа состоится", - заявил секретарь Совета национальной безопасности (СНБ) Грузии Константин Кемулария во вторник утром журналистам в аэропорту Тбилиси перед отлетом грузинской делегации в Минск на саммит президентов СНГ. А накануне Минской «встречи в верхах» сам Михаил Саакашвили заявил в Тбилиси, что намерен встретиться с Владимиром Путиным. По мнению президента Грузии, достижение хороших отношений с Россией (как минимум) "очень важная задача». Представители же российской президентской администрации такого оптимизма коллег из Грузии не разделяют. По мнению руководителя управления администрации президента России по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Модеста Колерова, «если пути президентов России и Грузии на саммите пересекутся, то пересекутся. Но отдельной встречи не будет». Вместе с тем, Колеров не стал однозначно утверждать, что российская сторона совсем отказалась от такой встречи.

Однако при любом исходе саммита (с отдельной встречей двух президентов или без нее) ожидать каких-нибудь судьбоносных прорывов в российско-грузинских отношениях от одной встречи было бы, по крайней мере, наивно. Главным итогом встречи президентов России и Грузии в Минске (если таковая произойдет) станет (извините за тавтологию) сама встреча лидеров двух государств. И российская, и грузинская политика (и вся политика на постсоветском пространстве) носит во многом персонифицированный, а не институционально-обезличенный характер. В этой связи встреча лидеров России и Грузии с глазу на глаз без «честных маклеров» и не менее «добросовестных» и «патриотичных» интерпретаторов может сыграть роль куда большую, чем десятки раундов экспертных обсуждений. Вместе с тем мне уже не раз приходилось писать, что и в российской, и в грузинской политике есть темы, которые табуированы для любого главы государства. Ни один грузинский лидер не откажется от Абхазии и Южной Осетии. Даже в программе пророссийского политика Игоря Гиоргадзе (шансы которого на власть в Грузии фактически равны нулю) Абхазия и Южная Осетия являются субъектами единой Грузии, обладающими высоким статусом. Для России же «сдача» двух непризнанных республик обозначает дестабилизацию Северного Кавказа. А посему эта тематика не может быть в ближайшее время предметом «прорывов» в двусторонних отношениях.

Вместе с тем (даже без всяких двусторонних встреч) нельзя игнорировать других вещей. Грузия нужна России. Через Грузию лежит путь к стратегическому союзнику России на Кавказе - Армении. Грузия - это путь к Азербайджану, являющемуся геополитической «пробкой» к среднеазиатскому «горлышку» (по образному выражению Бжезинского). Это связующая нить между черноморским и каспийским регионами. Нестабильная этнополитическая ситуация в Грузии способствует дестабилизации российского Северного Кавказа. Исторически сложилось так, что ключевым регионом на Юге Кавказа была именно Грузия. Не зря, наверное, во времена Российской империи резиденция кавказского наместника располагалась именно в Тифлисе. Но и Россия нужна Грузии. И не просто Россия, а сильное и стабильное государство, держащее в крепких руках свои южные границы. Сегодня в Тбилиси многие политики и эксперты с ужасом вспоминают времена "свободной Ичкерии", а в личных встречах многие официальные лица называют "самоопределение Северного Кавказа" кошмаром для Грузии.

У России и Грузии на сегодняшний день разные взгляды на причины и характер межэтнических конфликтов на территории наших государств (абхазская и осетинская проблемы в Грузии, "чеченский вопрос" в России). Тбилиси и Москва по-разному оценивают процесс "вестернизации" Южного Кавказа и всего постсоветского пространства. Перечислять список взаимных противоречий и претензий можно до бесконечности. Куда сложнее "инвентаризировать" общие точки соприкосновения российских и грузинских интересов. Между тем, такие точки есть, но они не объединены в некую систему.Опыт такой работы на евразийском пространстве уже был. В начале 1990-х гг. российско-азербайджанские отношения были не на нулевой, а скорее на отрицательной отметке. Проблема Карабаха и его утраты Азербайджаном в 1994 г. определяла (и отравляла) российско-азербайджанские двусторонние отношения. Исключение же Карабаха из российско-азербайджанского меню как главного "блюда" и сосредоточение на других проблемах, казавшихся второстепенными (трансграничное сотрудничество, проблема разделенных народов, сотрудничество по Каспию, развитие экономических отношений, борьба с исламским радикализмом) существенно сблизили позиции двух стран. Результат – два официальных визита российского президента в Азербайджан, позитивное решение Баку по Габалинской РЛС, активное сотрудничество наших бизнес-элит, признание роли Москвы как медиатора армяно-азербайджанского спора. Кстати, заявление о размещении российских миротворцев в зоне нагорно-карабахского конфликта было дважды озвучено не в Ереване, а в Баку.

Сегодня для конструктивного развития российско-грузинских отношений нужен поиск новых тем. Во-первых, надо исключить осетинский и абхазский вопрос из числа "основных блюд" в политическом меню. На наш взгляд, эти вопросы должны перейти из разряда пропагандистских в разряд рутинных экспертно-дипломатических проблем. То, что сегодня Россия уже могла бы предложить Тбилиси, - подписание документов об отказе от использования силы в зонах грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов. Президент Саакашвили и его министры уже не раз озвучивали тезис о том, что не готовы использовать оружие против своих «мятежных республик». Осталось закрепить эти пропагандистские тезисы на языке официальной дипломатии. Именно в этом ключе (а не с точки зрения ухода России из региона) и можно было бы рассматривать урегулирование двух конфликтов. Во-вторых, следует сделать акцент на разрешении проблем, являющихся общими в достижении национальной безопасности двух стран. Речь идет о совместной охране чеченского, ингушского, дагестанского участков государственной границы. Между прочим, американская администрация на сегодняшний момент не оказывает Грузии должной помощи в налаживании эффективной погранслужбы. Сегодня Россия могла бы это сделать, получив, кстати, и поддержку международного сообщества, и сняв с себя обвинения в антигрузинской направленности.

Безопасность нашего "грузинского направления" является одним из ключевых моментов безопасности российского Северного Кавказа. Важным шагом в налаживании наших отношений должно стать возвращение к обсуждению идеи (и ее реализация) о создании совместных антитеррористических центров на месте выведенных российских баз. Таким образом, Россия смогла бы сохранить хотя бы в ограниченном формате свое военно-политическое присутствие в регионе.

Наконец, экономика. Именно об этой сфере, не соглашаясь с идеей Михаила Саакашвили о выходе из СНГ, говорили в свое время Каха Бендукидзе и Саломе Зурабишвили. Так был бы создан противовес "грантовой игле" западных фондов. Тем паче что в Тбилиси процесс приватизации с участием российского капитала рассматривается (до сих пор!) как позитивный фактор. Однако для этого придется признать недейственной политику «анонимных санкций» (в том смысле, что в качестве санкций жесткие действия России не были объявлены). Освоение грузинского рынка и его «россиизация» невозможны при санкциях (анонимных или же определяемых как таковые). В случае же возможного возобновления санкций (если Тбилиси продолжит свое давление на Южную Осетию и Абхазию) необходимо объявить стратегическую цель России. Она заключается не в присоединении новых территорий, а в сохранении баланса сил, статус-кво. До какого периода необходима такая «заморозка»? До того периода, пока в Тбилиси не поймут, что силового решения абхазской и осетинской проблемы не может быть в принципе, и необходим поиск принципиально новых политических подходов к урегулированию двух застарелых конфликтов.

Успешно решив поставленные задачи, втянувшись в процесс взаимного сотрудничества, можно было бы на новом витке исторической спирали взяться за решение таких сложных проблем как осетинская и абхазская. Взяться с учетом того, что Грузия - это не страна одних этнических грузин, а полиэтничное сообщество, которое сильно своей этнической пестротой. Взяться с осознанием того, что силовых решений эти проблемы не имеют, а война только нарушит те ростки, которые даст наше совместное экономическое и трансграничное сотрудничество.

Сергей Маркедонов – зав.отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net