Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

18 декабря в публичном пространстве появилась информация о прошедших обысках в доме Михаила Гуцериева и связанных с ним компаниях. При этом представитель группы «Сафмар» опроверг информацию об обысках: «Все компании группы «Сафмар» и ее руководитель Гуцериев работают в штатном режиме». Сам Гуцериев в интервью РЕН ТВ назвал сведения об обысках провокацией.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Лица бизнеса

29.11.2006

Валерий Орехов, генеральный директор ЗАО «Эталонхолдинг»: "Собственность накладывает огромные обязательства"

…Я родился в 1957 году в Перми. Закончил среднюю школу в Смоленской области. Мать работала в детском садике, отец - на оборонном заводе (на пороховом), в результате чего получил рак горла и рано умер. После школы я работал на заводе слесарем-автожестянщиком, затем отслужил срочную службу в советской армии. После армии поступил в Московский финансовый институт и закончил его в 1984 году.

После окончания был распределен в ревизионный отдел ГУВД Московской области, в финансово-плановое управление. Там прошел за 7 лет разные должности, был одним из руководителей ревизионной службы, руководил финансово-плановым отделом вневедомственной охраны Московской области. У нас в штате было порядка 28 тысяч человек, и я получил огромный опыт работы с людьми. Ушел в 1991 году с должности подполковника, капитаном внутренней службы.

- Когда почувствовали в себе дух предпринимательства?

- Довольно поздно, поскольку до этого постоянно был на госслужбе. Работа была в эти семь лет очень ответственная, объем работы - колоссальный. Приходилось постоянно оставаться и ночевать на работе (иногда из-за установленных дежурств, иногда - из-за того, что работа заканчивалась в два часа ночи, а вставать надо было в пять часов утра).

Дух предпринимательства зародился случайно - дело в том, что меня постоянно атаковали» друзья, которые видели мои определенные познания в области финансов и все время предлагали то создать малое предприятие, то совместное предприятие, то какой-нибудь кооператив. От всего отказывался - считал, что предпринимательство в нашей стране невозможно в принципе. Из серии, что снова придут «наши», и будет все по старому. Что это просто временное потепление, блажь какого-то отдельного человека, в данном случае Горбачева. В стране «с диктаторскими наклонностями» этот вопрос все будет как обычно. Соответственно, не поверил в кооперативное движение и просто работал на той службе, которая была, не собираясь никуда уходить. Должность у меня была высокая, до 42-43 лет - полная ясность, как я буду работать, какая зарплата, какие условия и т.д. Но однажды мой друг сделал мне предложение создать банк, и я согласился.

В это время я работал в управлении вневедомственной охраны Московскойобласти, и мной решались две важные проблемы. Одна была связана сработой электромонтеров пультов централизованного наблюдения. Я вел семинар,целью этого семинара была подготовка приказа МВД РФ, который бы позволилввести хозяйственный расчет в данных подразделениях, увеличить заработнуюплату и одновременно снизить объем «срабатываний» по вине персонала. Фактически нужно было снизить количество людей, которые некачественно работали, повысить грамотным людям заработную плату и одновременно увеличить надежность обслуживания техники при обеспечении сохранности материальных ценностей в магазинах, складах и т.д. - любых объектах. Семинар был проведен, документы были подготовлены, а потом мне сказали, что «ты знаешь, Валерий Иванович, пусть в Советском Союзе кто-нибудь до нас сделает это, а потом и мы издадим приказ».

Второй проблемой была достаточно высокая текучка кадров среди милиционеров групп задержания ПЦО, выезжающих по тревоге при срабатывании сигнализации. И этих ребят молодых можно было удержать на службе только квартирами. Мы эти квартиры покупали у предприятий и организаций. К концу 80-х - началу 90-х годов в стране началась инфляция, и предприятия стали просить кирпич и другие строительные материалы. Добился разрешения построить свой цех кирпичного завода, пришел документ из МВД, а внизу была маленькая приписка: «Распределение кирпича с разрешения вышестоящей организации».

Пришло понимание, что нужно уходить в бизнес (хотя я ушел, не получив пенсии). И тут как раз мне позвонил друг и сказал: «А мы делаем банк».

А делали мы тогда банк для небезызвестного Константина Натановича Борового, это был Российский национальный коммерческий банк. Я начал работу с должности управляющего делами, закончил вице-президентом. Увольнять с прежней работы опытного специалиста не хотели, все уговаривали остаться. Но один генерал сказал мне: «Валерий Иванович, уходи, правильно делаешь, потому что остаются дураки, ненужные люди и пенсионеры». Дураки - потому что их нигде не берут, пенсионеры - потому что нужно доработать до пенсии. В то время в органах не платили, ясности, что будет с государством, не было. Уволили через 8 месяцев после подачи рапорта. Службе в органах внутренних день до сих пор благодарен, поскольку со мной работали серьезные грамотные люди, научившие системному мышлению в работе.

- А когда появилось ваше собственное предприятие?

- Проработав более полутора лет в Российском национальном коммерческом банке, я почувствовал, что могу сам создать банк. И с небольшой группой единомышленников (5 человек нас было) мы его создали - акционерное общество ЗАО «Эталонбанк», в 1992 году.

В 2005 году, когда увидели, что наш финансовый рынок слишком открыт для иностранного капитала, и Россия вступает в ВТО, мы поняли, что перспективы у средних банков нет никаких, продали пакеты своих акций. После я этого стал развивать несколько новых направлений бизнеса. Одно - создание кредитных потребительских кооперативов граждан среди работников органов внутренних дел, прокуратуры и других силовых ведомств…

- То есть вы вернулись в ту сферу, в которой начинали.

- Почему я вернулся? Во время работы в банке к нам часто милиционеры обращались за кредитами. Мне хорошо известна эта категория служащих - не все там взяточники, многие зарабатывают немного, и кроме зарплаты у них ничего нет. Выдать кредит было трудно, очень все формализовано. По инструкции надо было собрать множество справок: Когда законодательно была утверждена новая форма организации – потребительские кооперативы, я понял, что это просто бывшая касса взаимной помощи, которая всем понятно как работает.

Милиционеры законопослушны: по нашей статистике, невозвраты кредитов происходят значительно реже, чем среди других групп населения, в основном в случае смерти сотрудников. Для возмещения потерь у нас есть резервный фонд, и мы из семьи погибшего никогда эти деньги не берем, это помощь кооператива семье.

- Идея кому принадлежала?

- Идея принадлежала мне. Всегда мечтал создать банк, в котором бы не было финансовой отчетности перед Центральным банком и не было бы трудностей при выдаче небольшого кредита простому человеку. Потому что в банке это все практически невозможно - человека надо задергать, направить в кучу инстанций, чтобы он собрал множество справок и т.д. Потом, банк – очень дорогой бизнес, а кредитный кооператив - очень простая работа: два человека в городе занимаются выдачей займов. Это люди, которых знают. Члены кооператива - это общность людей по профессиональному признаку. Эта деятельность очень востребована. А поскольку каждый кооператив по закону не может быть больше 2 тысяч человек, мы их делаем несколько и объединяем через кредитный союз. В настоящее время создан целевой Фонд поддержки и развития кредитных кооперативов, который у нас успешно работает - принимает депозиты от предприятий, организаций, от населения, и эти деньги распределяет только среди кредитных кооперативов.

Нас поддерживают в МВД потому, что мы им существенно снижаем текучку кадров. То есть милиционер, который хотел уволиться из-за низкой зарплаты - не мог купить автомобиль, отремонтировать дачу, квартиру, отправить детей на обучение, самому съездить на отдых, - теперь в состоянии сделать это: Самые бытовые вопросы - потребительское кредитование. Ипотеку мы только развиваем, ждали принятия нового Жилищного Кодекса.

Союз кредитных кооперативов существует за счет взносов, которые платят кооперативы. В кредитных кооператива мало затрат, поэтому у нас есть возможность привлекать деньги во вклады до 16%, а выдаем займы в районе 18%. Сам кооператив живет на 2-3%. Поскольку в нем работает 2-3 человека, на зарплату хватает. Получается такая идеальная общественная организация, которая выполняет свою функцию.

Другие виды бизнеса, которыми я занимаюсь - новые технологии. Есть фирма ООО «Социальные системы», которая занимается производством систем доступа на транспорт или куда-либо. В автобусы с турникетами через первую дверь неудобно и долго входить. Мы закрыли турникетами вторую дверь, и в наш автобус люди заходят за три минуты. Сейчас идет эксперимент в городе Долгопрудный, если он будет удачный, то все в Московской области будут ездить в автобусах, в которых не будет теряться выручка. Есть наработки по учету расхода топлива. Есть у нас бизнес, связанный с электронно-цифровой подписью.

- То есть у вас диверсифицированный бизнес.

- Да, связанный с новыми технологиями. Электронно-цифровая подпись является интересным и новым направлением. Чтобы заключить договор, не надо ездить друг к другу, достаточно отправить по электронной почте сообщение, и договор заключен. И не нужно ездить в налоговую инспекцию - отправьте отчет в электронном виде. Начинали тяжело, но благодаря поддержке правительства Московской области удалось внедрить ЭЦП, и сейчас ею пользуется Министерство экономики, казначейство, Министерство транспорта, управление соцзащиты Московской области и т.д. Технология электронной подписи используется в 72 муниципальных образованиях, электронная подпись имеется у губернатора Московской области...

Внедрение новой технологии позволило снизить количество командировок в Московской области, повысить ответственность человека, работающего за компьютером.

У электронной подписи есть понятие «неотрекаемости» (если ты отправил сообщение, то это сделал только ты) и «неизменяемости» (документ, который ты получил или отправил в первоначальном виде, изменить нельзя).

Еще есть у нас бизнес, связанный с информационно-расчетными центрами. Фирма «Мегаполис» создает современные информационно-расчетные центры, которые занимаются начислением квартплаты и расщеплением полученной абонентской платы между поставщиками услуг. Всего имеется три информационно-расчетных центра. Почему главы администраций идут на их создание? Дело в том, что мы гарантируем 100-процентный сбор квартплаты, чего никто не гарантирует. В начале работы мы повышаем сбор до 115%, а потом в ходе снижения долговых обязательств выходим на 100%. В Московской области 35% предприятий ЖКХ обслуживаются нашими программами.

Помимо этого занимаюсь строительством. В Серпухове мы достраиваем жилое здание площадью 18 тысяч квадратных метров, очень красивое. Наверное, первое в Московской области с подземными гаражами. На 80 квартир 77 гаражей, три торговых этажа. Еще что-нибудь будем строить.

В работе постоянно много направлений приложения сил - ищу наиболее перспективное. Потом под это направление набираю людей, учу работать. И только после этого руководить сверху.

Одним из крупнейших направлений в нашей работе является сельское хозяйство. В Московской области мы имеем в собственности землю в Луховицком районе. Производим молоко и мясо, выращиваем овощи. Занимаемся производством зерновых - пока не знаю, кто кроме нас в Подмосковье выращивает пивоваренный ячмень. В этом году одни из первых будем заниматься такой перспективной культурой, как рапс.

- Валерий Иванович, вы постоянно говорите «мы». «Мы» - это кто?

- Мы - это я. Мне просто неудобно «якать». У меня есть партнеры, но решения мои...

Есть еще направление развития бизнеса - техническое обеспечение безопасности. Думаем наши турникеты на транспорте и в нежилых помещениях снабдить анализаторами воздуха, чтобы человека со взрывчаткой или оружием не пропускали. Затея сложная, в настоящее время есть комнаты – анализаторы воздуха, а нам нужно сделать чемоданчик. Сейчас над этой идеей с рядом институтов начинаем сотрудничать, чтобы обезопасить людей. Это очень важно.

- Как я понимаю, даже на мировом уровне это уникальные разработки.

- Таких нет просто. У меня есть мечта этот вопрос решить, найти умных людей,которые нетрадиционно мыслят.

- По каким критериям вы подбираете людей, которые управляют отдельнымивидами бизнеса?

- Много лет работаю с людьми, поэтому достаточно немножко поговорить, помимо первого взгляда. И мне сразу понятно, что кандидат из себя представляет как руководитель, как человек, есть в нем какая-нибудь гниль или нет.

В моем компьютере визитки на 8,5 тысяч человек - это тот объем людей, с которыми я практически постоянно работаю, поэтому есть из кого выбрать. Для удобства в свое время освоил скорочтение, очень быстро читаю. Владею стенографией, очень быстро печатаю слепым методом. Могу с вами разговаривать и что-то записывать, думать о третьем, у меня получается все это делать одновременно: В детстве была мечта научиться все быстро делать.

- В чем для вас различие между менеджером и собственником?

- Различие в уровне ответственности. Менеджер - человек, который работает вусловиях рынка в зависимости от размера заработной платы и свойств своей совести.

Если же ты собственник, ты себе самый неудобный в мире руководитель. Что касается меня, то меня бы ни один начальник не мог бы заставить работать с 8 часов утра до 12 ночи каждый день. Например, работать в машине с ноутбуком и мобильным телефоном одновременно.

И ты - самый строгий себе судья. Работать без обеда, без отпуска и т.д. - норма. Мне знакомы собственники, которые отказываются от собственности - уходят работать или в госструктуру, где гарантирована зарплата, или становятся наемными работниками. Продают бизнес, становятся рантье.

Это иллюзия, что ты просто владелец чего-то. Собственность накладывает огромные обязательства. Это ответственность перед государством в части уплаты налогов или выполнения государственного заказа, это ответственность перед теми людьми, которых ты нанял на работу. У меня в банке работало 850 человек, и я был ответственен за то, чтобы не разорить банк и не пустить людей по миру.

Не каждый может быть собственником. Это малоподвижный образ жизни, следовательно, будут болезни, если не смог себя переломить. У нас в стране в переходный этап нет собственников, которые могли бы не работать - у нас все пашут, и Абрамович вместе с Потаниным тоже - в этом уверен. Работа на износ еще и потому, что кроме формального груза есть еще и неформальный, которым его обкладывают. В общем, стезя не сахарная.

- А к партнерам и к партнерству в бизнесе как вы относитесь?

- Положительно. Единственное, что я для себя понял, на базе разговоров с другими собственниками в том числе, что партнер может быть, но если ты ведешь бизнес, ты должен быть владельцем контрольного пакета. Командир в бизнесе может быть только один, а партнеры - это люди, которые ему доверяют, люди, на которых он опирается. Не может быть такого, чтобы все партнеры были равными. И дело даже не в их личностных качествах, хотя деньги людей очень ссорят. Это связано с другим - мы все ходим под Богом, и если один из партнеров заболел и ушел из бизнеса, приходит его семья, которая совершенно по-другому смотрит на бизнес, которым вы занимаетесь. И это обычно кончается продажей бизнеса, скандалом, непониманием. Поэтому в бизнесе должен бытьруководитель, владелец, который его развивает, и кто с ним согласен – идет за ним, а кто не согласен - уходит. А если он не прав - его бизнес лопается.

Время все расставляет на свои места.

- Как вы относитесь к конкурентам?

- Конкуренты будут всегда. Когда я работал в органах внутренних дел, то понял, что преступность - это часть общества, она будет всегда, и искоренить ее невозможно, потому что эти вещи заложены в природе человека. Конкуренция тоже заложена в ней.

Как к ней относиться? Думаю, по принципу «на то и щука, чтоб карась не дремал». Если мы работаем в условиях рынках, конкуренция должна быть обязательно. К конкурентам нужно относиться как к испытаниям, которые послал тебе Бог. Бог не по силам испытание не дает. Поэтому нужно к конкурентам относиться с уважением, но чтоб тебя они не обогнали. В тех вопросах, по которым вы идете вместе, создавать союзы и ассоциации, чтобы выступать перед правительством по защите внутреннего рынка от конкурентов из-за рубежа. И стараться работать более технологично, более интересно, чем конкуренты, сновинками в подходах к рынку сбыта. Искать и находить не те отрасли, где все занимаются одним и тем же, а что-то новое, интересное, что дает тебе конкурентные преимущества хотя бы на какой-то момент. Работать, развиваться, а потом, если увидел, что тебе это уже не интересно лично, продавать этот бизнес и заниматься новым, интересным, другим.

- Кто сейчас идет в бизнес? Какими качествами должен обладать человек, чтобысейчас его начать? Нужен ли стартовый капитал?

- На первый вопрос исчерпывающе я ответить не могу, поскольку сам я вошел в бизнес в начале 90-х. Кто из молодежи сейчас идет в бизнес, мне не ясно. По всей видимости, молодые ребята, которым кажется, что они что-то могут сделать в жизни. Но без стартового капитала это очень сложно сделать. Нужно искать в области технологий, которые еще не использовал никто. И то только в том случае, если ты нашел инвестора и договорился с ним об условиях твоего бизнеса. По-другому бизнес сегодня не сделаешь - слишком дорого стоят помещения, рабочая сила, слишком высок жизненный уровень в Москве, который требует определенную потребительскую корзину держать, слишком дороги комплектующие. Обязательно должен быть стартовый капитал или идея, под которую дают стартовый капитал. Если в России будет развито венчурное финансирование это даст пользу потому, что позволит развернуться многим людям, не имея денег, но имея голову и интересные идеи.

Что касается того, кто идет в бизнес. Люди моего возраста, которые уже заработали деньги и уже успели устать от бизнеса, думают, как им выходить из него. А идут в бизнес, наверное, те, кто видят какие-то свободные ниши. Здесь уже вопрос не в возрасте. И еще: в бизнес идут те, кто сформировался как человек и кто понимает окружающий мир. А возраст не имеет значения. Вы знаете, создатель компании "Би-Лайн" пришел в бизнес в очень зрелом возрасте.

Потом, это вопрос умения держать удар, не бояться трудностей, потому что в бизнес идти и бояться трудностей - совершенно невозможно. И вообще, считаю, что должны быть несколько обязательных качеств у человека бизнеса - профессиональная грамотность, умение быстро схватывать какие-то новые для себя вопросы. Я, например, сегодня занимаюсь такими видами бизнеса, про которые даже и не думал, что когда-либо буду ими заниматься. Плюс хорошее профессиональное образование.

Нужно идти в ту отрасль, в которой ты понимаешь, где можно делать деньги, где у тебя есть понятие, что происходит. Ты должен сформироваться как личность, ты должен держать удар, понимать рынки сбыта, наконец, ты должен уметь разговаривать с людьми. Ты должен уметь прийти к людям, своим коллегам и сказать: «Мужики, нам нужно бесплатно поработать, но впереди будет вот такой результат», - и ты должен их убедить, ты должен как руководитель обладать даром убеждения.

Дар убеждения - это главное. Если мы открываем Библию, то видим на первой странице «В начале было слово», и для меня эта строчка из Библии - в жизни главное определение. Я умею убеждать людей, но, чтобы убедить человека, нужно его убеждать правильными мыслями, правильными подходами, правильной перспективой в бизнесе. Тогда к тебе будут приходить люди, они будут тебе верить, они будут давать тебе деньги, за тобой пойдут другие.

- А вам приходилось принимать какие-то непопулярные для коллектива решения, но полезные с точки развития бизнеса? Или вы всегда могли убедить людей в том, что это сложно, трудно, но необходимо?

- Второе - я могу убедить людей, это никогда для меня не было проблемой. В разговоре с людьми сначала поднимаю те вопросы, которые их интересуют, которые их тревожат, снимаю тревогу.

- Вы очень тонко чувствуете психологию людей и понимаете, как себя следует вести с ними?

- Просто я их понимаю. Я сам из этих людей.

- Насколько вы комфортно себя чувствуете в бизнесе. Повлиял ли он на ваш характер?

- В бизнесе я себя чувствую достаточно комфортно. Может быть, причиной этому является то, что он у меня удается, и те идеи, которые планируюся, претворяются в жизнь. Себя считаю строителем систем, то есть я стараюсь работать в тех направлениях, которые носят не характер производства и сбыта какой-то отдельной вещи (или услуги). Работаю в сфере социально-экономических отношений. Для меня рынком сбыта услуги или вещи должна быть вся страна, все население Российской Федерации. Поэтому если яговорю, что мы занимаемся вопросами, связанными с системами доступа на транспорт, это означает, что эта система рассчитана на все население нашей страны. Если мы занимаемся информационно-расчетными центрами, значит, мы работаем со всеми квартиросъемщиками. Бизнес должен быть только системным. Только в этом случае он может быть прибыльным и реальным.

У нас страна большая. Если бы был Советский Союз, было бы интересней работать. У меня на карте России обозначено флажками, что сделано, что в работе, планы, и эта система идет по разным направлениям бизнеса.

Что касается того, как повлиял бизнес на мой характер. Первое - я стал менее радушным на дружбу. Если раньше был готов предложить свою дружбу любому человеку, то теперь присматриваюсь. Когда работал в банке, многим хотелось подружиться с банкиром, и через какое-то время я видел, что дружба небескорыстна, тебя начинают использовать.

Не могу сказать, что характер сильно поменялся. Стал ли я добрее? Вряд ли. Стал ли злее? Наверное, тоже нет. Просто стал объективнее. Стараюсь ни на кого не обижаться, а делать выводы. Появилась вот такая черта. Наверное, стал более быстрым в принятии решений с более широким кругозором, любые события оцениваю с точки зрения макроанализа, сначала - что в нашей стране, затем - что в регионе. И только потом ты начинаешь понимать, нужно ли это кому-то. Разговаривая с людьми или размышляя над некой проблемой, поднимаюсь над вопросами горизонтальными, смотрю сверху. И эта черта характера позволяет мне не тратить много времени на что-то лишнее, по-другому оценивать события.

- Как вы воспринимаете роль риска и роль удачи в бизнесе?

- Это основной спор с моим первым заместителем - тот считает, что главное в жизни - удача. Мое мнение: удача - это на самом деле на 90% труд, и только 10% - это собственно стечение обстоятельств. Она всегда идет к тем, кто много-много работает и у кого огромное терпение. Если ты поставил перед собой задачу и сделал абсолютно все, чтобы ее решить, тогда ты ее обязательно решаешь. Потому что если ты разрешил себе мысль «Я, наверное, это не смогу сделать, и поэтому дальнейшие шаги делать не буду», значит, ты должен уходить из бизнеса, ты себя в нем хоронишь. Удача во многом зависитот вашей информированности, она - это пришедшая к вам информация, пришедшийк вам человек, появившийся вдруг сбыт.

- То есть процент случайности сводится чуть ли не к нулю.

- Да, это так. Что касается риска, он есть и должен быть. Риск есть всегда - подвел поставщик продукции, "сгорел" ее потребитель, машина на таможне задержалась. Везде риск. Но сознательный риск - бизнес не казино. Я для себя решил - если было выбрано данное направление, надо идти, сжигая за собой мосты, чтобы никогда не вернуться назад. У меня в бизнесе всегда есть только одна дорога - вперед. Риск - это не благородное дело, это правильное дело, ты никогда не заработаешь денег, не рискуя. А риск - это всегда новое направление, новый продукт, новая услуга. Ты не знаешь, как это сработает - ты можешь как угодно просчитать, но до конца все равно не знаешь.

- Как вы оцениваете отношения государства и бизнеса в 90-е годы и сейчас?

- В начале 90-х годов никто не знал, что такое бизнес и что такое государство в рыночных условиях. Поэтому отношения государства и бизнеса носили хаотичный характер. Если мы берем с вами нынешний период времени - отношения государства с бизнесом выстроились. Эти отношения носят характер государственного капитализма. Государство во многом «подбирает» под себя бизнес. Мы - страна большая, и рассудить, правильно это или нет, можно будет только со временем. Лет через 10-15.

В старой администрации, при Ельцине, было повольней. И это «повольней» мы знаем, чем обернулось - государство практически развалилось. Сейчас построже.

Мне, например, приятны шаги во внешнеэкономической политике, когда наше государство защищает интересы отечественного предпринимательства на международной арене, устанавливает какие-то правила.

Но мы - страна такая, нам колебаться - лет 30 после того, как мы в рынок вступили. Сознание наше, советское, вступает в противоречие с сознанием капиталистическим. Механизмы, которые были отлажены за 80 лет советской власти, противоречат тем, которые недавно созданы.

Сейчас государство «устаканивается», начинает себя вести более-менее адекватно, хотя стремление любого руководителя - все держать под собой. И этот грех не только у высшего руководства государства, но и у любого самого мелкого главы муниципального образования. Все хотят, чтобы все им подчинялись, и это понятно.

Очень трудно быть просто демократом, понимая, что демократический путь развития - основной, что именно при демократии можно получить реальный рынок.

- А вашему бизнесу государство помогало или мешало?

- Мне государство никогда не помогало, но и не мешало какими-то своими нормативными актами, действиями. Я не чувствовал, что давление именно против меня. Если снижали учетную ставку в ЦБ РФ, значит, снижали и мне доходы. Как и другим банкам! Снижали, потому что инфляция уменьшалась, потому что золотовалютные резервы росли. А мне было бы интересней работать в условиях инфляции. Но так устроено государство, так устроена экономика. Это надо понимать.

- Какую позицию должно занимать государство по отношению к бизнесу, какаяпозиция оптимальна?

- Я до конца с этим вопросом не определился. В идеале по отношению к моему бизнесу, которым я занимаюсь, хотелось бы, чтобы у нас было очень четко сформулировано налоговое законодательство с налогами, ставки которых были бы определены на достаточно большой срок. С понятной таможней, с понятными функциями госорганов, с доступностью получения разного рода информации от государства, с понятными аукционами по работе с госзаказом. С понятными тарифами на транспорт, с понятной политикой государства в области энергетики (те же тарифы на электричество), с понятным видением того, как доходы, которые государство зарабатывает от экспорта природных ресурсов, дойдут конкретно до моего бизнеса. Мне нужно понимать, сколько государство зарабатывает, сколько тратит и какую пользу оно нам всем приносит. И если мы этого добьемся, каждый будет уважать наше государство, каждый его будет поддерживать, каждый будет считать, что флаг российского государства – это наш флаг, настоящий.

- То есть если резюмировать, это четкая и прозрачная политика государства поотношению к бизнесу?

- В ряде случаев это не льготная политика, потому что государство – это регулятор, и не всегда должно гладить по голове - иллюзий здесь не должно быть. Главное - чтобы было понятно, чтобы тебе вдруг не начислили налог, который задним числом нужно платить. Такие случаи были.

- Каково, на ваш взгляд, отношение общества к бизнесу и бизнесменам?

- Оно стало уже другим, чем в начале 90-х годов, более уважительным. Многие стали собственниками, пусть чего-то маленького, но своего. У каждого в семье кто-то занимается бизнесом, кто-то зарабатывает на этом деньги. Быть бизнесменом теперь стало не стыдно. Стало стыдно быть человеком без денег - бедность уже не в почете. Все начинают понимать, что бедный, если он не инвалид, просто лодырь, который не хочет работать и сидит на шее у кого-то, а бизнесмен - человек, который всегда работает. Поэтому чем больше бизнесменов, тем лучше. И уже субъекты федерации, главы администраций зовут к себе бизнес, зовут инвесторов. Это не остановить. В будущем отношение общества будет только улучшаться. У молодежи, я вижу, отношение к бизнесустало положительным, а это - наше будущее.

- Какими вы видите перспективы бизнеса в России? Что является в данныймомент самой серьезной проблемой российского бизнеса?

- Самой серьезной проблемой российского бизнеса является остаточный несколько «совковый» менталитет. Заниматься бизнесом, «сидя» на двух менталитетах – на рыночном и на советском - очень сложно. Надо для себя определить, что ты работаешь по рыночным правилам. И никакие нюансы, связанные с кумовством, с подношениями, с неформальным решением вопросов, не должны влиять на твой выбор.

Что касается перспектив бизнеса. Они зависят в первую очередь от государства, а не от нас с вами. Если государство будет гуманным регулятором, демократическим регулятором, который идет через тарифы, налоги и прочие условия для бизнеса, значит, бизнес будет развиваться хорошо. Если мы сделаем государственный капитализм, где государство будет владеть 99% бизнеса в стране, а сами станем наемным персоналом, менеджерами по отношению к капиталистическому государству, это ничем от социалистического государства не будет отличаться, кроме того, что руководители государства на других машинах ездят и имеют другую собственность. Если же будет демократический регулятор, понятный регулятор, прозрачный, то в этом случае можно говорить, что бизнес в России станет работать. При этом он должен быть разным - имелким, и средним. Без детей и людей среднего возраста не получается патриархов. Все ведь с чего-то начинается. В России должен быть бизнес разного уровня. И в тех пропорциях, в которых он развит в настоящее время в мировом сообществе.

- Российские и западные предприниматели чем-нибудь отличаются?

- Конечно. Первое: западный предприниматель - человек, являющийся собственником в нескольких поколениях. У него правила бизнеса уже в крови. Он понимает: я здесь хозяин. И наемный рабочий признает его в этом качестве. У нас это еще не так, и твой сотрудник будет считать тебя не настоящим хозяином, а себя не будет до конца считать наемным рабочим.

Сейчас много говорят о социальной ответственности бизнеса. Я же согласен с теми, кто говорит, что социальная ответственность - в создании рабочих мест и в уплате налогов, которые государство использует для помощи гражданам. А не в кормлении местных чиновников, которые приходят и просят поделиться с ними «в рамках социальной ответственности бизнеса». Любой бизнес лопнет от такой социальной ответственности!

Будет новая подать, величину которой законодательно к тому же не определишь – уж больно размыто это понятие "социальной ответственности". Я смотрю по интернет-сайтам - в Москве процентов 30% мелкого и среднего бизнеса выставлено на продажу. Это означает, что не очень-то люди хотят заниматься бизнесом. Тяжело и налоги платить, и всем угождать.

- Есть мнение, что сейчас мелкий бизнес становится труднее развивать, чем в90-е годы.

- Средний тоже. Среднего становится все меньше, потому что его крупный бизнес под себя забирает. Если есть монополия на недра, то соответственно монополист естественным образом тяготеет к тому, чтобы захватить все. Например, если я нефтяник, все бензозаправки должны быть мои. А это означает, что огромное количество людей, которые имели свои маленькие бензозаправочки, теперь остались без них. Они уже наемные и становятся на государственный капитал. Если кто-то делает концерн парикмахерских услуг, значит, множество мелких парикмахерских разоряется и т.д.

- В этом свете какими вы видите перспективы вашего бизнеса?

- Что касается некоммерческой организации Союза кредитных кооперативов, перспективы самые радужные. У нас есть ниша, в которой мы работаем, есть востребованность наших услуг. Это будет всегда. Они и до революции работали. И работают во всем мире. В Ирландии каждый четвертый житель - член кредитных кооперативов. До сотни миллиардов долларов выдано кредитными кооперативами в Канаде, то есть эта сфера развивается. Что касается других видов бизнеса - электронно-цифровая подпись, это новые технологии, это будет идти. Системы доступа - это новые технологии. Мне кажется, та ниша, которую мы выбрали - новые технологии - очень перспективна и будет существовать в течение длительного времени, по крайней мере, в течение ближайших 25 лет.

- Вы считаете, что достигли максимума, или все же могли бы достичь ещебольшего?

- Нужно понять, что такое максимум и что дальше. У меня всегда есть ощущение, что мало работаю, хотя так, как я работаю, не трудится у нас в организации никто. Но мне все время кажется, что если бы спланировал рабочее время получше - организацию сделал бы покрупнее, быстрее ее развил. А в целом считаю, что работаю в пределах возможностей.

Что касается максимума, берем экономические и политические составляющие. Политическая карьера меня никогда не прельщала - считал, что нужно делать дело, а не говорить слова. Хотя слова говорить умею - мог бы убеждать людей. Но больше нравится работа, при которой я вижу, что происходит, что сделано и что это нужно людям.

Если брать научную составляющую, то степень кандидата наук меня вполне устраивает. При этом сейчас собираюсь писать докторскую диссертацию. Тема связана с влиянием новых технологий на социальную составляющую жизни людей. Думаю в этом году поступить в докторантуру, уже наметки сделаны. Буду считать, что это максимум. Дальше, наверное, не нужно.

Что касается бизнеса - сделал банк с нуля, без блата и без денег. «Эталонбанк» успешно проработал 13 лет, получил генеральную лицензию, входил в число 200 крупнейших российских банков, было много клиентов. Считаю, что по банковской линии я достиг максимума - исходя из той клиентуры, которая у меня была.

В начале 90-х годов можно было бизнес еще без денег сделать. Арендовал помещение, научил людей работать, создал филиальную сеть и сделал банк. Учился работать сам. Кажется, что в этой работе у меня все получилось, хотя, с другой стороны, можно было бы сказать, что максимум - это директор Центрального банка. Но это меня вообще не интересовало.

- Когда вам удается отдыхать? Времени на семью хватает?

- Времени на семью нет вообще. Я дома только для того, чтобы выспаться – это 5-6 часов максимум. Работаю и в выходные. У меня два сына, и очень редко я могу позволить себе с ними встретиться. Толком не отдыхаю в течение последних, наверное, 15 лет. В отпуске бываю максимум неделю.

Отдых для меня означает, что я просто не нахожусь на рабочем месте. Однако со мной два телефона, и это значит, постоянно работаю. Отдых – это наплаваться в маске с ластами, рыбок посмотреть. Просто полежать на пляже - тоже отдых, но при этом у меня в ушах наушники от телефона, и я читаю какую-нибудь специальную литературу. Это бизнес.

Справка:

Валерий Орехов, создатель и председатель правления ЗАО «Эталонбанк» (сдекабря 1992 по август 2005 г.), генеральный директор ЗАО «Эталонхолдинг»,президент некоммерческой организации «Союз кредитных кооперативов», кандидатэкономических наук, заслуженный экономист России ЗАО «Эталонбанк» работает с 1992 года по настоящее время, входил в число 200 банков РФ.

Некоммерческая организация «Союз кредитных кооперативов» включает 18 кредитных кооперативов, которые в свою очередь объединяют 12 тысяч пайщиков. Уже выдано кредитов на 750 млн. рублей, в среднем по 50 тысяч на человека, возвратность кредитов составляет почти 100%. В ГУВД Московской области 30% личного состава - члены кредитных кооперативов.

В Союз входят кредитные кооперативы Калининграда, Смоленска, Щекино Тульской области, Владимира, Коврова, Костромы, Твери, Ярославля, Московской области (где их порядка 9), Москвы. Через 5 лет в России в каждом городе с населением свыше 100 тысяч планируется создание кредитного кооператива среди работников силовых ведомств. Общая численность членов кооперативов составит до полумиллиона человек. (Численность милиционеров в России – полтора миллиона человек, и 30% из них - люди, нуждающиеся в деньгах, то есть целевая группа для кредитных кооперативов).

Также Валерий Орехов развивает ряд направлений бизнеса, связанных с разработкой и внедрением новых технологий - информационно-расчетные центры, электронно-цифровая подпись, системы доступа на транспорт, занимается сельским хозяйством и строительством.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net