Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

06.12.2006 | Виталий Портников

Сумма технологий

Возможно, сравнение сегодняшних событий в Бейруте с «кедровой революцией», приведшей к выводу сирийских войск из Ливана и приходу к власти правительства Фуада Синьоры, и хромает. Но оно позволяет задуматься о «хороших» и «плохих» революциях, которые стали важной частью политического пейзажа полудемократического мира. Полудемократического – потому что они, как правило, происходят в странах, где граждане имеют право голосовать, но итоги этого голосования заранее предопределены и не вызывают доверия.

Ни один настоящий диктатор не допустит ни голосования, ни появления на улицах недовольных. И ни в одной классической демократической стране мира гражданам и в голову не придет собираться на Майдане, потому что они верят собственной избирательной комиссии и судебным инстанциям. Проигравший сегодня выиграет завтра. В полудемократическом мире проигравший сегодня не выиграет никогда – если не выведет народ на улицы и потребует пересчитать все по-честному.

По-честному – между прочим, подразумевает: так, чтобы выиграл проигравший. Иначе народ с улиц не уйдет. И еще одно важное условие «технологических» революций – наличие внешнего врага. Его присутствие должно объяснять согражданам, почему так нахраписто действует их собственная власть и чьи интересы она выражает. В «оранжевой революции» таким внешним раздражителем была Россия, открыто поддерживавшая провластного кандидата в президенты. В «кедровой революции» - Сирия, отказывавшаяся выводить свои войска из Ливана и обвинявшаяся в организации убийства Рафика Харири. В результате революций народ, соответственно, добивается, во-первых, честных выборов, а во-вторых, устранения внешнего фактора.

Но тут начинаются проблемы – оказывается, что после «хорошей» революции – во всяком случае, в ситуации, когда общество расколото, а политики беспринципны – может быть «плохая». (Сразу же оговорюсь, что неразрешенная территориальная проблема сохраняет возможность более долговременной общественной консолидации, поэтому вряд ли мы скоро станем свидетелями «контрреволюции роз».) Потому что после победы «хороших» неудовлетворенной остается часть общества, поддерживающая «плохих». Дело за малым – дождаться, когда сторонники «хороших» разочаруются в своих вождях, и выводить на улицы собственный электорат. А то, что ожидание увенчается успехом, можно не объяснять. Ведь для того, чтобы вывести толпу на улицы и удерживать ее там до победы, необходимо давать обещания, несравнимые с обещаниями, которые даются перед выборами. А выполнить эти обещания не сможет ни одно, даже самое идеальное правительство. К тому же за время правления революционеров оказывается, что внешний фактор никак не устраняется из политики. После недавней израильской операции в Ливане Сирия может выставлять себя чуть ли не гарантом мира и безопасности ливанцев. Россия тоже никуда не ушла из украинской жизни – самые противоречивые энергетические соглашения с ней были подписаны как раз в период нахождения у власти «президентского» кабинета Юрия Еханурова.

И вот лидеры «цветных революций» оказываются в одной и той же ловушке. Виктору Ющенко еще повезло: его оппоненты пришли к власти мирным путем, и у украинского президента остался и патент на демократию, и патент на революцию. А лидерам ливанского парламентского большинства остается только с ужасом наблюдать, как их оппоненты методично воспроизводят на центральной площади Бейрута «кедровую революцию». Но как же они могут победить? Ведь их-то меньшинство!

Накануне «кедровой революции» нынешние руководители Ливана тоже казались аутсайдерами на фоне пользовавшихся сирийской поддержкой политиков. Ничего – прорвались. Ливанским шиитам достаточно просто добиться права вето на все решения кабинета, чтобы все результаты «кедровой революции» оказались горькой гримасой истории. Ведь и украинские регионалы не собираются отправлять в отставку Виктора Ющенко. Они просто стараются не обращать на президента особого внимания – пущай себе…

Так что же делать недовольным? Не выходить на улицы вовсе? Почему же не выходить? Выходить – но с пониманием, что на улицу – не сразу с твоими колоннами, но немного погодя – могут выйти другие, под другими флагами, с другими лозунгами и с другими вождями. Результат революции – это не эмоции, пьянящие кровь и затуманивающие мозги, а вся сумма революционных технологий. Есть две возможности избежать поражения после победы – установить кровавую диктатуру с методичной расправой над противниками, сторонниками и колеблющимися или сразу же поделиться властью с проигравшей стороной, разделив с ней ответственность за будущее государства. Но в полудемократическом мире ни то, ни другое невозможно.

Виталий Портников - публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net