Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

13.12.2006 | Георгий Мирский

Ирак: дальше только хуже

Главным – и наиболее широко обсуждаемым сейчас во всем мире - результатом доклада комиссии Бэйкера стало катастрофическое поражение Джорджа Буша, самое большое за все время его президентства. В центре внимания – вопрос о возможной, хотя бы приблизительной дате вывода американских войск из Ирака. Меньше внимания уделяется тому, что будет с самим Ираком, каковы будут последствия последних событий в Вашингтоне, начиная с поражения республиканцев на выборах и включая отставку Рамсфелда и доклад комиссии Бэйкера, для несчастной, залитой кровью страны.

То, что дела там идут все хуже и хуже, давно известно. Происходят одновременно две войны – одна против американских и британских войск, которую особенно активно ведут суннитские боевики; в октябре, например, погибло более ста американских солдат. Другая, несравненно более ожесточенная – между арабскими суннитами и арабскими шиитами, особенно кровавая после взрыва шиитской мечети в Самарре 22 февраля текущего года; с тех пор ежедневно происходит в среднем 10 актов насилия (до этого было один – два в день). Не так давно, например, шиитские боевики ворвались в суннитский пригород Багдада Аль–Джихад и убили, по меньшей мере, 50 человек, включая женщин и детей, а неделю спустя суннитские боевики напали на рынок в Махмудийя к югу от столицы и расстреляли более 50 шиитов. Тяжелые потери несут и силы госбезопасности; за последний год число убитых иракских военных и полицейских втрое превышает число убитых военнослужащих сил коалиции. И все же больше всего гибнет мирных жителей. Растет и число похищений; достаточно привести поистине потрясающую цифру: е ж е д н е в н о в Ираке похищают от 30 до 40 человек. Большинство освобождают после получения выкупа, но многих находят мертвыми со следами пыток. Особенно силен разгул насилия в четырех провинциях центральной части страны, включая Багдад. В столице и прилегающих к ней местах происходит до 90% всех актов насилия в стране. Неудивительно, что, по данным иракских властей, более 300 тысяч человек, как суннитов, так и шиитов, были вынуждены бежать из своих домов и переехать в другие части страны.

Примечательно, что лидеры обеих общин не признают, что акты насилия совершают их люди. Так, суннитские руководители после взрыва шиитской мечети в Самарре заявили, что это дело рук шиитских провокаторов, действующих совместно с иранской агентурой. После взрыва на рынке в багдадском шиитском районе Садр–сити вице–президент Ирака Тарик Аль–Хашими, самый высокопоставленный суннит в руководстве страны, сказал в интервью с корреспондентом американского журнала «Тайм», что этот взрыв устроили шиитские боевики, решившие специально убить множество своих единоверцев– шиитов, чтобы оправдать последующие убийства суннитов. Точно такие же обвинения в адрес суннитских боевиков выдвигают шиитские лидеры. Уже хотя бы это позволяет понять, насколько трудно действовать премьер–министру Нури Аль–Малики, руководящему коалиционным правительством, члены которого постоянно обвиняют друг друга в пособничестве террористам.

На самом деле суннитские и шиитские милиции все больше выходят из–под контроля государственных и партийных руководителей обеих общин. Надо иметь в виду, что органы госбезопасности, включая полицию, подчиняются шииту. Это министр внутренних дел Бийяе Бакир Джабр, представитель партии «Высший совет борьбы за исламскую республику в Ираке», лидирующей в шиитском блоке, который победил на выборах и совместно с курдами – своими объективными союзниками – имеет 218 из 275 мест в парламенте. Полиция и силовые структуры укомплектованы в основном шиитами. Имеются также две вооруженные шиитские милиции: «корпус Бадра», связанный с уже упомянутым Высшим советом, созданный и прошедший обучение в Иране в период диктатуры Саддама Хусейна, и «Армия Махди», которой командует Муктада Ас–Садр, молодой честолюбивый духовный лидер, считающийся наиболее популярной политической фигурой в Ираке (даже часть суннитов уважает его за то, что он два года тому назад вел битву с американской морской пехотой в Наджафе). Естественно, что сунниты уверены (и, возможно, не без оснований), что как «бадровцы», имеющие репутацию верных ставленников иранских аятолл, так и более независимые, непредсказуемые, часто меняющие курс, чем–то напоминающие махновцев бойцы Муктады Ас–Садра замешаны в антисуннитском терроре. Сунниты полагают, что банды, организующие взрывы, убийства и похищения в суннитских кварталах Багдада, связаны как с «корпусом Бадра» и «Армией Махди». так и с правительственным спецназом (бригада «Волки» и бригада «Вулкан», подчиненным министру–шииту. В свою очередь шииты не сомневаются, что суннитские боевики–убийцы пользуются покровительством тех подразделений полиции и армии, которые укомплектованы бывшими офицерами и солдатами саддамовской армии; и те, и другие служили прежнему режиму и хорошо знакомы друг с другом.

Между тем американцы продолжают в спешном порядке обучать иракскую армию, и высший американский офицер в Ираке, генерал Джордж Кэйси заявил на пресс-конференции 24 октября, что задача выполнена уже на 75% и что через 12–18 месяцев иракские войска смогут взять на себя полную ответственность за безопасность в стране. Это заявление было воспринято скептически и в США, и в Ираке, поскольку если даже действительно удастся выполнить эту задачу ( а именно она, в свете рекомендаций комиссии Бэйкера, становится сейчас чуть ли не главной для американских войск, боевые функции которых должны постепенно сокращаться), нет никаких гарантий, что неминуемая вспышка еще более ожесточенных боевых действий между противоборствующими общинами после ухода американцев не приведет к расколу внутри самой заново создаваемой иракской армии. А то, что такая вспышка действительно неминуема, мало кто сомневается.

Ведь пока что все–таки американские войска могут пресекать наиболее крупные столкновения между враждующими сторонами, обеспечивать деятельность избранных органов власти, иногда даже усмирять или разоружать отряды силовиков. А когда они уйдут, ничего этого уже не будет. Суннитские экстремисты, которые сейчас, пожалуй, ненавидят американцев не столько даже за оккупацию Ирака, сколько за то, что с помощью Вашингтона в руководстве страны доминируют шииты, ждут не дождутся вывода американских войск с тем, чтобы остаться лицом к лицу с презираемыми ими шиитами, разгромить их и восстановить прежнее статус-кво. Совсем недавно, в середине октября, через город Рамади среди бела дня проследовали грузовики с боевиками в масках; это были бойцы, которыми командует «Шура (совет) Муджахидинов», группа, созданная иракским филиалом «Аль–Каиды». Они заявили о предстоящем образовании в четырех суннитских провинциях страны Исламского государства Ирак. Если бы не связь с «Аль–Каидой», злейшим врагом саудовской династии, можно было бы даже предположить, что Саудовская Аравия (а за ней и другие суннитские государства Арабского Востока – Египет, Иордания) окажут помощь суннитским иракским радикалам в их борьбе против установления шиитской гегемонии в Ираке. Но следует полагать, что и без людей бен Ладена среди иракских суннитов найдутся силы, способные создать единый антишиитский и антииранский фронт, и тогда поддержка египтян и саудовцев им обеспечена – ведь угроза возрождения столь страшной для арабских суннитов шиитской экспансии, казалось, ушедшая в прошлое после смерти аятоллы Хомейни, вновь замаячила на горизонте в условиях резкого усиления Ирана и всех проиранских сил в регионе (в первую очередь «Хизбаллы») после летней войны в Ливане.

Не надо забывать и о севере, о Курдистане. Пока что там по сравнению с арабскими провинциями тишь да гладь, регион живет своей самостоятельной жизнью. Однако в декабре 2007 г. курдские власти намерены провести референдум в Киркуке, жители которого должны будут решить, остаются ли они в арабской части страны или присоединяются к автономному региону Иракский Курдистан. Поскольку с момента падения прежнего режима курдские власти делают все, чтобы вновь заселить район Киркука курдами, вытесняя оттуда привезенных Саддамом арабов, исход референдума вряд ли вызывает сомнения. Но ведь арабы, главным образом соседи курдов – сунниты, категорически против того, чтобы отдавать курдам второй по своим нефтяным богатствам район страны. Возникает угроза еще одной, третьей, войны в Ираке. А Турция? Можно себе представить реакцию Анкары на включение Киркука в состав Иракского Курдистана – ведь это будет означать, что на базе киркукской нефти создается прочная основа для образования в будущем независимого курдского государства, которое станет примером и магнитом для турецких курдов. Интервенция турецкой армии приведет к быстрому поражению курдских вооруженных сил («пешмерга»), и курды вновь, как и всегда, уйдут в горы партизанить. Пока в Ираке находятся американские войска, они смогут предотвратить турецкое вторжение, а если они уйдут, дела у курдов будут плохи.

Но не лучше, а еще хуже будет обстоять дело в арабских провинциях страны. Давно муссируется вопрос: а может быть, стоит разделить Ирак на три части? Но это нереально хотя бы потому, что, например, в Багдаде живет не менее полутора миллионов шиитов, и для переселения их на юг, прочь из «суннитской» центральной части страны, понадобилась бы настоящая военная операция, «этническая чистка» огромных масштабов, которую не допустят ни арабские страны, ни ООН.

Таким образом, хорошего варианта, к сожалению, не просматривается. В 2003 г. Буш, освободив иракцев от кровавой фашистской диктатуры, выпустил джинна из бутылки. Обратно его уже не загонишь.

Георгий Мирский - доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net