Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

14.12.2006 | Андрей Бунич

Российское правительство должно вернуться в российскую экономику

Одним из актуальнейших вопросов в общественных дискуссиях последних лет является вопрос о месте и роли государства в экономике. Какова должна быть степень государственного присутствия в этой сфере? Насколько способно государство служить локомотивом экономического развития? Может ли оно эффективно осуществлять стратегическое планирование, сообщать экономике новые инновационные импульсы и т.п.? Вопросы задаются – эксперты ожесточенно спорят. Представляется, однако, что на самом деле здесь вообще нет повода для диспута. Решение проблемы просто и доступно для понимания даже студенту второго курса экономического факультета высшего учебного заведения.

Нам нужно понять, что заведомая экономическая неэффективность государства – это миф, придуманный и поддерживаемый нашей «либеральной тусовкой» и идеологически родственными ей некоторыми идеологами в правительстве. По мнению этих господ, государства в экономике не должно быть вообще. Оно просто не имеет право на какую-либо активную деятельность. Согласитесь, очень похоже на второе издание марксистской теории об отмирании государства на пути продвижения к коммунизму. Только вместо коммунизма «светлое будущее» олицетворяет капитализм.

Как известно, все 90-е годы страна развивалась в рамках ультралиберальной парадигмы. Агентом экономической модернизации были объявлены частный бизнес и частное предпринимательство. Можно сказать, что низкое качество российского бизнеса периода первоначального накопления не позволило выполнить задачи модернизации. Однако гораздо более важным являлось совсем другое – абсурдность исходных либеральных посылок насчет роли государства в экономике. Мировой опыт показывает, что ни в одной из стран, которые реформировали экономику по рецептам «чикагской школы», успех так и не был достигнут.

Но это были так называемые «развивающиеся» страны. Давайте посмотрим на опыт стран развитых. Мы увидим, что госрегулирование экономики - их неизбежный атрибут. Это может осуществляться в разных формах. В скандинавских странах - через социальные программы; процесс регулирования носит здесь распределительный характер. Иногда, как в Италии или Франции, через владение государством крупными экономическими активами (чего уж там – даже в либеральнейшей Англии осуществлялась национализация некоторых отраслей). В США – через финансово-кредитную сферу; это наиболее мягкий вариант регулирования, подразумевающий установление государством неких правил, по которым действуют участники рынка. В любом случае госрегулирование в развитых странах применяется, причем зачастую очень активно.

Возьмем теперь азиатские страны, бурно развивавшиеся на протяжении последних десятилетий, - например, Китай и Японию. Мы заметим, что присутствие государства в экономике там достигает даже больших масштабов, чем на Западе. Кроме того, регулирование – американский опыт – осуществляется в этих странах и через финансово-кредитную систему.

Иными словами, в странах с успешными экономиками государство никогда полностью не выходило из экономических процессов. Что касается степени его участия, она зависит от страновых особенностей и текущего состояния народного хозяйства. Если наступает экономический кризис, государство вынуждено действовать более активно, чем в периоды стабильности и роста. Оно микширует последствия кризиса, обеспечивает занятость населения, национализирует убыточные предприятия и т.д. Собственно, делает все то, что входит в прямые обязанности государства. Устранение от этих обязанностей говорит скорее о его недееспособности, чем о наличии у правящей элиты некой мудрой экономической стратегии.

И еще раз. У государства есть функции в экономике, которые оно просто обязано выполнять. Перечислим эти функции, чтобы стало ясно видно, в какой их части недорабатывает российское правительство.

Первая функция - дирижистская. Здесь можно провести прямую аналогию с оркестром, где музыканты играют, а дирижёр задает темп и синхронизирует их действия. На первый взгляд, роль дирижера сводится к малопонятному размахиванию палочкой. Однако уберите его – и музыка тотчас превратится в какофонию.

Вторая функция связана со способностью государства служить локомотивом для инвестиций. Таковую способность обосновал самый выдающийся экономист XX века Дж.Кейнс. Похожие идеи легли в основу «Нового курса» американского президента Ф.Рузвельта. Вообще говоря, кейнсианство уже лет семьдесят - базовый тренд экономической теории. Однако в России были востребованы теории гораздо менее значительного Милтона Фридмана, отца-основателя монетаризма. На кейнсианство наши экономические власти просто не обращали внимания. Как теперь понятно, ни к чему хорошему это не привело.

А тем временем Кейнс со своей идеей мультипликатора может оказаться весьма полезным для российской экономики. Что такое мультипликатор? Опишем общую схему. Государство изыскивает некую большую сумму и вкладывает ее в экономику. На эти деньги строятся некие объекты, предприятия, нанимаются работники, которым платят зарплату. У работников появляются деньги, следовательно, увеличивается спрос на товары народного потребления. В результате получают импульс к развитию соответствующие отрасли. Но в этих отраслях тоже есть работники, которые в свою очередь получают зарплату и также увеличивают спрос. Таким образом закручивается огромная бизнес-цепочка, которая «разгоняет» экономику. Причем первичный импульс задается именно государством, являющимся в этом случае локомотивом инвестиций.

Подвид второй функции - государство как гарант инвестиций. У нас часто жалуются, что западные бизнесмены не стремятся инвестировать в Россию. Однако ничего удивительного в этом нет. На их месте так поступил бы каждый здравомыслящий человек. Действительно, размышляя над тем, вкладываться ли в Россию, инвестор сталкивается с двумя вопросами, на которые не находит позитивного ответа. Почему само государство не инвестирует в российскую экономику? Почему российские бизнесмены, у которых на самом деле денег куры не клюют, предпочитают переводить капиталы на Запад, вместо того, чтобы найти им применение в России?

Чтобы к нам пошел иностранный капитал, государство сначала должно вложиться само, дабы убедить остальных, что вложения в российскую экономику являются надежным предприятием. Потом свои капиталы решится вносить и российский бизнес. И только вслед за ним потянутся иностранцы.

Вторая функция также включает в себя создание базы для крупных проектов. Например, строительство делового центра «Москва-Сити» было бы неосуществимо лишь силами частного бизнеса. В режиме самоорганизации оно бы затянулось лет на сто. В таких случаях, как реализация мега-проектов, рассчитанных на много лет, требуются определённые усилия со стороны государства по созданию инвестиционной привлекательности. Но эти усилия чаще всего оказываются оправданы, ибо прибыль в конечном счете окупает затраты.

Третья функция – государство как катализатор экономических процессов. По мнению нынешнего главы Минэкономразвития Германа Грефа, его ведомство призвано лишь спокойно созерцать происходящее в экономике. Что-то в ней случается, эволюционирует, налицо некие тренды в данной отрасли, и в принципе ясно, что они приведут к таким-то результатам. И нужно просто сидеть и смотреть, верны ли окажутся прогнозы МЭРТ.

Но здесь возникает вопрос: если налицо объективный процесс, можно ли его ускорить? По мысли Грефа, в этом нет необходимости. Тогда как логика «умного» развития подсказывает, что в определенных случаях государство может – и обязано! – вмешаться, чтобы выиграть время. Если необратимо стагнирует какое-то предприятие, почему бы не завершить его деятельность досрочно, пустив освободившиеся денежные и человеческие ресурсы на другое, перспективное с экономической точки зрения дело? Если понятно, что этот промышленный район не имеет перспективы, надо продумать меры, чтобы расчистить там площадку, на которую придут инвесторы и построят жилой квартал.

Современная экономика – это в первую очередь экономика времени. Успех в глобальной конкуренции зависит от того, как быстро вы реагируете на изменившуюся ситуацию. Надо понимать, что частный бизнес никогда не возьмет на себя функцию экономии времени, потому что он в принципе мыслит в других категориях.

Четвертая функция государства - социальная. Никто кроме государства не в состоянии осуществлять социальные проекты, обеспечивать перераспределение средств в экономике страны в интересах социально незащищенных. Очевидно, что частный бизнес заниматься этим не будет никогда, какую бы социальную ответственность мы ему ни вменяли.

Пятая функция – антимонопольная. У нас она выражена очень слабо. А вот в той же Америке соответствующие ведомства обладают огромными возможностями. Они способны, если нужно, даже расчленить «Майкрософт». Ясно, что в нашей стране с ее монополистической структурой рынков антимонопольные ведомства должны обладать такими полномочиями, которые и ФСБ не снились. В реальности же строго наоборот - ФАС являет собой чахленькую службу, которая боится сказать что-то поперек «акулам бизнеса».

Шестая функция – планирование и прогнозирование. Опять же, никто, кроме государства, ее выполнить не может. У частного бизнеса, даже у огромной финансовой группы, совсем другие приоритеты. Только государство способно содержать соответствующие службы, заказывать научные исследования, принимать стратегические решения на 5-10 лет вперед.

Всегда останется за государством и реализация национальных проектов на основе программно-целевого метода управления, когда существует четкая задача, под которую вырабатывается соответствующая программа. У государства всегда будут возникать текущие и стратегические задачи. Они могут заключаться в решении проблемы занятости или, как у Рузвельта, в проведении общественных работ, в развитии конкретного региона или территории (программа развития долины реки Теннеси) - в любом случае их решение силами только частного бизнеса невозможно.

Седьмая функция – стимулирование научно-технического прогресса, создание инновационной системы, которая позволила бы нам быть конкурентоспособными в наукоемких, высокоприбыльных отраслях.

Наконец, восьмая функция заключается в создании устойчивой кредитно-финансовой системы. Сколько бы частный бизнес ни развивался, он не может обеспечить всех необходимых капиталовложений. Поддержание национальной валюты тоже не входит в его задачи. Понятно, что этим способно заниматься только государство…

На самом деле мировой опыт свидетельствует, что по мере развития капитализма присутствие государства в экономике не только не снижается, а, напротив, увеличивается, принимая все более изощренные формы. Мы сегодня имеем дело со сложными системами, управление которыми требует все больших усилий и компетентности со стороны правительств. При этом, судя по всему, прямое участие государства в виде непосредственного владения собственностью будет сокращаться.Однако не везде и не всегда. Там, где речь идет о бюджетообразующих предприятиях, государство не имеет право оставаться в стороне, поскольку от них зависят судьбы его граждан. Такие предприятия есть не только в Китае или в Арабских Эмиратах. Они существуют, например, в Норвегии - я имею в виду нефтяную компанию «Статойл». Разумеется, госвладение является не самым лучшим способом управления собственностью. Но оно необходимо в стратегически важных отраслях, каковых в России немало. Что же касается негосударственного сектора, правительство способно стимулировать его развитие посредством выполнения тех восьми функций, которые я перечислил выше.

Спрашивается, что из всего вышеперечисленного входит в инструментарий нынешних экономических властей России? Ответ прост: ничего или почти ничего. Наши либералы счастливо упустили все возможности по выводу страны из кризиса, которые у них были. И это звучит как приговор российской экономической политике.

Андрей Бунич - президент Союза предпринимателей и арендаторов России, автор и идеолог проекта www.bunich.ru

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net