Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

20.12.2006

Касьянова крестили на улице

Прошедший в субботу «Марш несогласных» - «уличное продолжение» объединившихся левых и правых - вызвал противоречивые оценки наблюдателей. По мнению одних, акция была провальной, поскольку в ней не приняли участия обещанные оппозицией 5 тысяч человек. По мнению других, акцию следует признать успешной, несмотря на это обстоятельство, потому что она в первую очередь была призвана продемонстрировать совместимость сторонников радикалов типа НБП и Касьянова-Каспарова. Комментарий руководителя политологического департамента Центра политических технологий Алексея Зудина:

- Это был успех или неудача оппозиции?

- Если давать обобщенную оценку, то для участников и организаторов это успех хотя бы потому, что акция состоялась, несмотря на то, что ее организаторы столкнулись с многочисленными административными препятствиями. Свидетельства самих участников тоже говорят о том, что они воспринимают акцию как свой успех.

Есть и еще одно обстоятельство – к числу удач этого мероприятия нужно отнести то, что и власть, и лидеры оппозиции, руководствуясь разными мотивами, предприняли усилия для того, чтобы избежать столкновений. И с этой точки зрения, прошедшую акцию можно считать успешной.

- Адекватны ли были действия властей?

- Общая оценка зависит от критериев, среди которых на поверхности (и на первом месте) критерии чисто формальные. Стремление властей во что бы то ни стало предотвратить акцию воспринимается как избыточное: либо как свидетельство нерациональной нервозности власти, либо как неспособность оценивать реальные угрозы. В такой оценке есть рациональное зерно. Но можно оценить и по-другому, в рамках сложившейся политической ситуации. Понятно, что избирательная кампания уже началась и что она играет исключительно важную роль. Любые выборы делают уязвимыми игроков, которые уже занимают позиции в системе власти. А нынешние вообще «подвешивают» всю властную конструкцию, отчего уязвимость резко увеличивается. Со сменой игроков будет меняться и политическая конструкция. Кроме того, продолжает действовать инерционный фактор «оранжевой угрозы». США недавно публично подтвердили свое намерение и впредь оказывать поддержку демократическим силам (читай - оппозиции) в России, то есть влиять извне на развитие политических процессов внутри нашей страны.

Как можно воспринимать недавнее заявление Касьянова о том, что он непременно выиграет выборы? С учетом его электоральных позиций это означает, что он откажется признавать итоги выборов и постарается поставить их под сомнение. Как это будет происходить, в виде ли палаток на улицах или в виде выступлений на европейских форумах, неизвестно. Но что попытки делегитимизировать выборы будут, уже понятно.

Совокупность этих обстоятельстве переводит опасения власти из разряда фобий в разряд реальных.

- Как вы оцениваете тот факт, что под общим флагом «несогласия» на улицу вышли идеологически далекие друг от друга политические силы? Каковы перспективы такого объединения?

- Объединение в рамках одной акции разных по происхождению и идеологиям политических сил и лидеров – это действительно необычно. Но «необычность» это на самом деле не новая. Феномен право-левой оппозиции - прямое следствие выборов президента 2004 года и сокрушительной победы «Единой России» на последних парламентских выборах. Демократические силы впервые лишились политического представительства и объективно оказались в одной политической нише с наиболее радикальной частью левой оппозиции. Вместе этих людей собрали не убеждения или амбиции (по крайней мере, не только амбиции), но экспансия моноцентрического режима после 2004 года. Об этом обстоятельстве нужно помнить. Правда, немалое значение имеет и тот факт, что среди участников субботнего марша не было ни «Яблока», ни СПС – то есть демократических партий, которые ориентируются на участие в выборах. Участники марша представляли силы, которые либо по определению не электоральные (НБП), либо им было в жесткой форме отказано в возможности участия в выборах (Касьянов).

Длительное пребывание в одной политической нише разных сил и игроков породило коалиционный эффект. Представители демократической оппозиции увидели в НБП силу, достойную уважения. В том, кого они раньше считали безответственными экстремистами, вдруг увидели «молодых романтиков».

Кроме того, эта акция стала первым крещением Касьянова уличной политикой. Из позиции отвергнутой, но все-таки статусной фигуры, он сделал первый шаг к переходу в новое качество – человека, совместимого с протестующей улицей. Сочетание совершенно противоестественное с учетом полностью аппаратной карьеры Касьянова. Насколько успешным будет его движение в этом направлении, покажет время. Но оно началось.

Есть еще одна важная черта прошедшей акции, которая становится рельефной, если сопоставить ее с уличными акциями традиционных демократических сил. По свидетельству участников–демократов, тех, кто не раз принимал участие в однородных демократических акциях, в последнее время демократические митинги отличались двумя особенностями – малочисленностью и отсутствием так называемого «нерва», живой эмоциональной силы, которую трудно посчитать или измерить, но про которую всегда понятно, есть она или нет, и которая, возможно, является самым главным в уличных акциях. На последнем марше «нерв» ощущался в полной мере.

Эмоции участников можно выразить в двух лозунгах – «Свободу!» и «Верните выборы!». Да, тех, кто вышел на улицу под знаменами «Другой России», незначительное меньшинство. Да, их ведут лидеры, между собой практически несовместимые. Да, эти люди ориентируются на крайне радикальные лозунги, и значительная часть этой внесистемной оппозиции, хоть и требует возврата выборов, серьезно к выборам никогда не относилась, для них выборы только повод для протеста.

Но все эти обстоятельства – не повод недооценивать это событие.

Это тревожный звонок для власти. Если политическая система и дальше будет демонстрировать повышенную жесткость, может произойти беда. На мой взгляд, можно довольно долго держать в изоляции неприемлемые и неспособные к диалогу политические силы, ожидая, пока они деморализуются и ослабнут. Но что невозможно держать в изоляции, так это настроения людей. Если люди и дальше будут видеть, что их права (даже те из них, которые они прежде всерьез не ценили) будут ограничиваться шаг за шагом, то тогда кажущийся сейчас совершенно утопическим клич «Свободу!» начнет распространяться в общественном мнении и приводить в движение самые различные политические силы. Если власть хочет сохранить стабильность, система должна измениться, стать более проходимой для интересов и настроений самых разных групп людей. Только тогда действительные экстремисты окажутся на действительной обочине. Только так можно предотвратить превращение этой обочины в плацдарм для распространения настроений, разрушительных не только для сложившейся политической системы, но и для страны.

Подготовила Любовь Шарий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net